Александрийский столп

Александрийский столп

Удивительная по простоте, но тем и поражающая, колонна на Дворцовой площади – самое высокое триумфальное строение в мире. Среди подобных ему равных нет.

Архитектор Монферран создал её по заказу Николая Первого, желавшего увековечить память о победе его брата, Александра Первого, в сражении с Наполеоном.

В 1834 году по проекту Монферрана в самом центре площади установили колонну из розового гранита высотой 47,5 метров. Это высота колонны со статуей, установленной на её вершине.

Розовый гранит, из которого изготовлена колонна, был добыт под Выборгом в Пютерлакской каменоломне, но первоначально из него предполагали сделать одну из колонн Исаакиевского собора.

Обнаружив, что длина монолита значительно превышает необходимую, решили не портить его и пустить на что-нибудь более внушительное.

Для доставки в Петербург в 1832 году сконструировали специальную баржу. Александрийский столп, кроме своих размеров, уникален еще и тем, что стоит ничем не закрепленный и не поддерживаемый. В вертикальном положении более полутора веков его удерживает собственный вес и расчеты талантливого архитектора. А вес его – ни много ни мало 600 тонн.

Невероятно в этом не столько то, что колонна не падает (ее основание достаточно широко), а то, что фундамент за полтора столетия не дал усадку, и не произошло отклонения от вертикали.

Работы по монтажу прошли быстро. В вертикальное положение её подняли чуть больше, чем за полтора часа. Задействованы в операции были без малого 2,5 тысячи солдат и рабочих.

В качестве рычагов (по совету Архимеда) использовали 1250 сосновых бревен.

Годы постройки памятника — 1830-1834.

Зная о том, что столб ничем не закреплен, горожане, особенно дамы, первое время побаивались приближаться. А вдруг гениальные расчеты оказались где-то неверны и обелиск все-таки упадет?

Огюст Ришар Монферран, чтобы развеять все сомнения жителей, каждое утро, вплоть до самой смерти, начинал день с утренней прогулки по Дворцовой площади вокруг колонны. Но столп не упал до сих пор, а ведь прошло уже более 170 лет. Он пережил даже вражеские бомбежки, хотя снаряды падали в непосредственной близости от него.

Александровскую колонну венчает фигура ангела работы бывшего крепостного скульптора Бориса Орловского.

Левая рука ангела держит классический латинский крест, а правая вознесена к небу. Голова наклонена вниз, и взгляд устремлён на землю.

Пьедестал украшен военным орнаментом. Бронзовые барельефы на пьедестале изображают воинские доспехи и русское оружие.

При строительстве фигура была закреплена металлическим прутом, который впоследствии по недосмотру удалили.

Только в 2002 году реставраторы обнаружили, что ангел, как и колонна, держится за счёт своего веса.

Вокруг поставлен декоративный чугунный забор, оконечности которого венчают небольшие фигурки двуглавых имперских орлов.

Периодически этих орлов ломают и воруют, что свидетельствует об определенном мозговом уровне части горожан.

На этот случай в запасниках лежат несколько готовых копий, которые быстро заменяют выбывших из строя.

Александровская колонна размеры и вес:

Общая высота — 47,5 метров.

Высота монолитной части — 25,6 метров

Высота пьедестала — 2,85 метра

Высота фигуры ангела — 4,26 метра

Высота креста — 6,4 метра

Нижний диаметр колонны -3,5 метра

Верхний диаметр колонны — 3,15 метра

Размер пьедестала — 6,3 х 6,3 метра

Размеры ограды — 16,5 х 16,5 метров

Общий вес сооружения — 704 тонны

Вес монолита около 600 тонн

Общий вес ангела с основанием наверху колонны — около 37 тонн

Александровская колонна (1829-1834) — крупнейший в мире гранитный монолит, стоящий под тяжестью собственного веса. Подъем Александровской колонны. Литография 1836 года. Наука и жизнь // Иллюстрации Навершие Александровской колонны обследует верхолаз. Спина ангела — поражает тщательность чеканки. Александровская колонна окружена металлическими лесами. Идет реставрация. Фото 2002 года. ‹

На Дворцовой площади Санкт-Петербурга появились строительные леса. Идет реставрация Александровской колонны. Она создана в 1834 году по проекту французского скульптора Огюста Рикара Монферрана как памятник императору Александру I (на одной из граней постамента надпись: «Александру I — Благодарная Россия»). В силу своей художественной выразительности колонна сразу стала восприниматься как одно из самых торжественных триумфальных сооружений во славу побед русской армии, во славу побед «вечной памяти 1812 года».

Французский архитектор Огюст Рикар Монферран (1786- 1858) сумел обратить на себя внимание Александра I, преподнеся ему собственноручно выполненный «Альбом разных архитектурных проектов, посвященных Его Величеству Императору Всероссийскому Александру I». Произошло это сразу после вступления русских войск в Париж в апреле 1814 года. Среди рисунков были проекты конной статуи, колоссального обелиска, Триумфальной арки «Храброму Российскому воинству» и «Колонны в честь всеобщего мира», имеющей определенное сходство с будущим проектом Александровской колонны. Кроме самих рисунков давался краткий перечень необходимых строительных материалов и указывалась стоимость затрат. Таким образом, Монферран сумел показать себя не только как прекрасного рисовальщика, знатока и поклонника классического искусства, но и как технически грамотного специалиста. Архитектор получил любезное, хотя и официальное приглашение приехать в Петербург и не побоялся им воспользоваться. В 1816 году он приехал в северную столицу, где и проработал более 40 лет, до самой смерти.

Монферран получил должность придворного архитектора и начал работу по перестройке Исаакиевского собора. Он уже был достаточно известен к тому времени, когда решил принять участие в конкурсе на проект памятника Александру I. Конкурс объявил в 1829 году император Николай I в память о «незабвенном брате». Монферран представил проект колоссального обелиска, совершенно справедливо полагая, что на просторах Дворцовой площади потеряется любой скульптурный памятник. Император приказал заменить обелиск колонной. И архитектор предлагает, взяв за основу прекрасный античный образец — колонну Траяна в Риме, создать произведение, превосходящее этот шедевр.

Проект утвержден, и начинается не имеющая аналогий по кропотливости и изнуряющей тяжести работа. Для колонны Монферран решил использовать монолит, обнаруженный им в гранитных ломках под Выборгом, в Пютерлаксе, где добывался камень для колонн Исаакиевского собора. Вручную в течение двух лет отделяли гранитную глыбу от скалы. Для доставки камня в Петербург построили специальный бот «Св. Николай», и на нем обтесанную вчерне колонну доставили сначала в Кронштадт, а затем в Петербург, на Дворцовую пристань. Предстоял самый сложный этап — установка колонны на постамент, сооруженный ранее. Изготовили леса, а также множество блоков, лебедок и канатов, с помощью которых собирались поднять монолит.

30 августа 1832 года на Дворцовой площади при огромном скоплении народа колонну установили на постамент. Вся операция продолжалась 100 минут. Император, поздравляя архитектора, сказал: «Монферран, вы себя обессмертили». Но предстояло еще окончательно обработать гранит, отлить из бронзы многочисленные декоративно-символические детали, барельефы и скульптурное завершение.

По поводу последнего были различные предложения. Утвердили проект скульптора Б. И. Орловского: «Фигура Ангела с крестом, которым попирается у подножия вражда и злоба (змея), изображает разительную мысль — сим победиши». (Модель учитывала также настоятельное желание императорского дома «придать ангелу портретное сходство с лицом Александра I».) Скульптурное навершие, барельефы с изображением воинских доспехов, оружия и аллегорических фигур, другие декоративные детали отлиты из бронзы на заводе Ч. Берда.

И вновь 30 августа, но уже 1834 года, состоялось торжественное открытие монумента. Со времен Петра I 30 августа (12 сентября по новому стилю) отмечали как день святого благоверного князя Александра Невского — небесного защитника Санкт-Петербурга. В этот день Петр I заключил «вечный мир со Швецией», в этот день были перенесены мощи Александра Невского из Владимира в Петербург. Вот почему ангел, венчающий Александровскую колонну, всегда воспринимался, прежде всего, как защитник и как страж.

Ангел охранял и благословлял. Вместе с ним город переживал все исторические коллизии: революции, войны, экологические невзгоды. В послереволюционное время его закрывали брезентовым колпаком, окрашенным в красный цвет, маскировали шарами, спускаемыми с зависающего дирижабля. Готовился проект установки вместо ангела огромной статуи В. И. Ленина. Но провидению было угодно, чтобы ангел сохранился. В годы Великой Отечественной войны монумент укрыли лишь на 2/3 высоты и ангел получил ранение: на одном из крыльев — осколочный след.

Сохранность скульптуры во многом обеспечивалась надежностью авторского конструктивного решения. Фигура ангела с крестом и змеей отлита вместе с площадкой, по форме являющейся завершением купола. Купол в свою очередь венчает цилиндр, установленный на прямоугольной площадке — абаке. Внутри бронзового цилиндра заключен основной опорный массив, состоящий из многослойной кладки: гранита, кирпича и двух слоев гранита в основании. Через весь массив проходит металлический стержень, который, как предполагали, является опорным для скульптуры. Важнейшее условие надежности крепления скульптуры — герметичность отливки и отсутствие влаги внутри опорного цилиндра.

За монументом постоянно наблюдали, производились дополнительные осмотры и расчеты запаса устойчивости. К сожалению, с годами увеличиваются вредные вибрационные нагрузки. В последний раз полная реставрация памятника с использованием лесов проводилась в 1963 году. С конца 1980-х годов у хранителей Государственного музея городской скульптуры появились причины для беспокойства: из-под бронзовой капители колонны вытекали белесые струйки и языки влаги не высыхали даже в самые жаркие дни лета. Причина могла быть только одна: попадание воды внутрь скульптурного навершия и далее — в его основание. Вода, просачиваясь сквозь кирпичную кладку, вымывает связующий раствор, и, кроме того, во влажной среде активно идет процесс коррозии опорного стержня.

В 1991 году впервые в истории петербургской реставрационной школы было проведено визуальное обследование скульптуры, венчающей Александровскую колонну. Верхолазов поднял к ангелу лифт специального пожарного крана «Магирус Дойч». Закрепившись веревками, верхолазы выполнили фото- и видеофиксацию скульптуры. Обнаружено значительное количество трещин, протечек, перерождение материалов герметизации. Но потребовалось еще 10 лет тревог и неустанных поисков финансирования, чтобы, установив надежные стационарные леса, начать профессиональное и разностороннее обследование монумента.

Летом 2001 года хранители и реставраторы, преодолев немногим более 150 ступенек металлической лестницы, отправились на первое свидание с ангелом. Увидев его вблизи, испытываешь потрясение: он огромен и одновременно изящен. Предельно выразителен и лаконичен. Поражает виртуозная тщательность чеканки, пластической проработки каждой детали: вьющиеся власы, разделенные пробором и ниспадающие на плечи, обрамляют прекрасный лик, глаза полуприкрыты веками, взор устремлен вниз. Он настолько сосредоточен, что невозможно не почувствовать — ангел смотрит внутрь себя. Бесполезно и незачем искать какого-либо портретного сходства. Ангел похож только на себя! Чрезвычайно выразителен жест правой руки, поднятой в благословляющем жесте к небу. Легок и стремителен бег босых ног, виднеющихся из-под развевающихся одежд. Огромные крылья воздушны, прочеканено каждое перышко. В раскрытой пасти поверженного змея видны зубы и ядовитое жало.

При осмотре мы увидели кроме трещин расхождения соединительных швов, скрепленных некогда свинцом. Свинец полностью деструктурирован. На голове и плече ангела сохранились люки, предназначавшиеся для удаления формовочной земли и арматуры. В подоле одежды размещается фланец (плоское кольцо) на болтах, частично утраченных. Фланец сняли и с помощью специального прибора — волоконно-оптического эндоскопа — осмотрели скульптуру изнутри. Оказалось, что и скульптура и крест не имеют опорного стержня. Стержень, проходящий через внутреннюю кладку цилиндра, верхним своим концом упирается в «подошву» ангела, то есть в сферическое завершение цилиндра. Крылья скульптуры, отлитые из трех частей, соединены с помощью болтов и прикреплены к спине. На голове ангела выявлено сквозное отверстие размером 70 х 22 мм.

Заключение было неутешительным: внутрь скульптуры попадает влага, которая просачивается в цилиндр и в абаку. Цилиндр деформирован, «выпирают» стенки, утрачены соединительные болты. Вывернув 54 медных винта, реставраторы частично вскрыли бронзовую облицовку абаки. Внутренняя кирпичная кладка оказалась разрушенной. Между кирпичами отсутствует связующий раствор, и все это чрезвычайно перенасыщено влагой. В ходе обследования взяты пробы и выполнены соответствующие исследования загрязнений бронзы, качества патины. В целом состояние бронзовой поверхности удовлетворительное, поражение «бронзовой болезнью» фрагментарно.

Важную роль в стабильном состоянии навершия играет конструкция абаки. Система креплений предусматривала «ребра», выполненные из кирпича. Вскрытие листов бронзовой обшивки абаки выявило совершенно удручающее, аварийное состояние внутренних опор: полное отсутствие связующего состава, кирпич разрушен (собран реставраторами на совок с помощью щетки). Новые опоры выполнены из гранита, и теперь опасения, что 16-тонная абака может упасть или перекоситься, полностью устранены.

Внимание хранителей и реставраторов сосредоточено не только на ликвидации трещин, защите бронзовой поверхности, но, в первую очередь, на осушке внутренней кладки. Следует укрепить ее с помощью новейших растворов, а также установить дополнительные болты и винты.

На рельефах постамента памятника обнаружено более 110 следов от осколков снарядов. Пробита осколками и «броня» Александра Невского.

Из-за взаимодействия различных металлов — бронзы и чугуна идет активный процесс коррозии, разрушения бронзы. Реставраторам предстоит кропотливая работа по «залечиванию ран войны».

Сейчас проводятся ультразвуковые обследования колонны, позволяющие обнаружить видимые и невидимые трещины на поверхности и в толще гранита. Одновременно решается серьезная проблема восстановления гранита в основании. Под воздействием тяжести колонны гранит здесь покрыт трещинами. Именно этого опасался Монферран, предлагая заключить низ колонны в бронзовый обод, но предложение тогда не было реализовано.

Методика проведения столь масштабных и не имеющих аналогий реставрационно-консервационных операций разработана проводящими работы специалистами ООО «Интарсия». Финансирует реставрацию московское объединение «Хазер Интернейшнл Рус».

К весне 2003 года Александровская колонна будет укреплена. Первоначальный облик приобретут и расположенные рядом четыре фонаря-торшера. Реставраторы намерены воссоздать ограду, выполненную по проекту Монферрана в 1836 году. И тогда монумент, задуманный и воплощенный как единый художественно-архитектурный ансамбль, вернет себе торжественное великолепие триумфального памятника — подлинного петербургского чуда. Александрийский столп Официальное, историческое название памятника Александру I на Дворцовой площади в Петербурге — Александровская колонна. Однако нередко, ссылаясь на известное стихотворение А. С. Пушкина, Александровскую колонну называют «Александрийским столпом»:

Я памятник себе воздвиг
нерукотворный,
К нему не зарастет
народная тропа,
Вознесся выше он главою
непокорной
Александрийского
столпа.

По теме это стихотворение А. С. Пушкина перекликается с одой древнеримского поэта Горация (65-8 гг. до н. э.) «К Мельпомене». Эпиграф к пушкинскому стихотворению: Exegi monumentum (лат.) — Я воздвиг памятник — взят из оды Горация.

Среди семи чудес света известна колоссальная башня маяка, воздвигнутая в Александрии в конце III в. до н. э. и имевшая высоту 180 метров. (В архитектуре столп — башня, башнеобразное сооружение.) Пушкин — прекрасный знаток мифологии — безусловно знал о памятниках древности. Следует учесть, что стихотворение написано в 1836 году, когда Александровская колонна уже два года возвышалась над Дворцовой площадью. И этот памятник не мог оставить поэта равнодушным. Пушкинская метафора многозначна, она вмещает в себя памятники древности и одновременно является откликом на памятник Александру I.

Александровская колонна, Санкт-Петербург, Россия: описание, фото, где находится на карте, как добраться

Александровская колонна — центральный монумент Дворцовой площади; памятник в Санкт-Петербурге, Россия, воздвигнутый в честь победы над Наполеоном. Общая высота этой колонны составляет 47,5 метра. Стиль ампир придает монументу особый шарм. Он входит в 1000 знаменитых достопримечательностей мира по версии нашего сайта.

Дворцовую площадь круглый год посещают туристы из разных стран и посетители из других городов России. Первое, что бросается в глаза, это, конечно же, Александровская колонна. Она органично дополняет архитектурный ансамбль Эрмитажа. Примечательно то, что этот монумент является самой высокой в мире свободностоящей триумфальной колонной.

По своему внешнему виду Александрийский столп, (так его ещё называют по стихотворению А. С. Пушкина «Памятник») напоминает триумфальные сооружения античности, в частности колонну Траяна в Риме. Автором проекта был избран Огюст Монферран — архитектор французского происхождения, спроектировавший Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге. Строительство колонны длилось 5 лет, начиная с 1829 года.

Изначально планировалось, что колонну будет венчать всадник, окруженный аллегорическими фигурами. Затем была избрана статуя ангела с крестом, вознесенным в небо. Одним из главных отличий Александровской колонны от Траянской стал цельный гранитный монолит колонны. Поверхность природного камня оставили гладкой, чтобы подчеркнуть его мощь и красоту.

Торжественное поднятие колонны состоялось в конце лета 1834 года. В нем были задействованы более 2000 солдат и 400 рабочих. На открытии триумфального монумента присутствовала царская семья.

Александровская колонна находится в нескольких минутах пешком от метро «Адмиралтейская».

Александровская колонна

Александровская колонна в Санкт-Петербурге. Один из известнейших памятников, входящий в архитектурный ансамбль Дворцовой площади. Колонна была построена по проекту Огюста Монферрана в 1834 году в память о победе императора Александра I над Наполеоном.

Колонна посвящена императору Александру I и его победе в Отечественной войне 1812 года над Наполеоном, текст на табличке памятника содержит надпись: «Александру I благодарная Россия».

Памятник выполнен из цельного куска красного гранита, который был добыт в Пютерлакской каменоломне в Финляндии. Для его транспортировки в Петербург, а также для перевозки камней фундамента был построен специальный корабль, грузоподъёмностью 1100 тонн.

Под фундаментом колонны забито 1250 шестиметровых сосновых свай, а сверху уложено несколько гранитных блоков. В основании лежит гранитный монолит весом 400 тонн.

Подъем колонны на место установки состоялся 30 августа 1832 года, на этом событии присутствовало огромное число зрителей, в том числе император Николай I с семьей.

В подъеме было задействовано 47 м строительных лесов, 60 лебедок, 2000 солдат и 400 рабочих.

На вершине колонны установлена фигура ангела с крестом, выполненная скульптором Б. И. Орловским. Примечательно, что фигура ничем не закреплена и удерживается собственным весом в 37 тонн.

30 августа 1834 года состоялось торжественное открытие Александровской колонны, что означало окончание работ по оформлению Дворцовой площади. После этого был проведён военный парад из 100000 участников.

В Санкт-Петербурге существует свадебный обычай, когда жених на руках обносит невесту вокруг Александровской колонны, сколько раз он это сделает, столько детей у них и родится.

Высота колонны — 47,5 м, общий вес — более 700 тонн, она выше Вандомской колонны в Париже, посвященной Наполеону, и занимает третье месте в мире по высоте среди монументов.

Александровская колонна включена в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) России.

Согласно ортодоксальному и, как мне кажется, неоспоримому толкованию, под Александрийским столпом в «Памятнике» Пушкина подразумевается Александровская колонна, поставленная в 1834 г. на Дворцовой площади в память об Александре I и увенчанная бронзовой фигурой ангела, схожего лицом с покойным императором. Считается, однако, что поэт употребил прилагательное Александрийский вместо Александровский с тем, чтоб оставить себе возможность утверждать, будто имелась в виду Помпеева колонна в Александрии. Эта колонна, «наряду со многими другими аналогичными памятниками древности, неоднократно упоминалась <…> в русской печати середины 30-х годов в связи с Александровской колонной <…> естественно поэтому, что она была известна и Пушкину и что «столп Александрийский» мог вспомниться ему по ассоциативному сходству тогда, когда он говорил о петербургском «столпе»: прилагательное «Александрийский» получило как бы двойную смысловую нагрузку и тем самым маскировало его истинные намерения» (Алексеев, 62).

Во времена Пушкина широко бытовало мнение, будто колонна в Александрии является, как писал убежденный в этом приятель поэта А. С. Норов, «памятником основателю Александрии, герою Македонскому» и «стоит на том месте, где стояла гробница Александрова». «Этот ход мыслей, – добавляет М. П. Алексеев, – решительно подтверждает возможность понимания «Александрийского столпа» в стихотворении Пушкина современниками как двусмысленной и многозначительной поэтической формулы, на что Пушкин мог и сознательно рассчитывать» (63). Фоном для восприятия этой возможной двусмысленности служила избитая параллель между Александром I и Александром Македонским. Например, в посвященной Александровской колонне оде на польском языке, которая была издана в Петербурге в 1834 г. и приобретена Пушкиным, «анонимный польский поэт все время играет на тождестве имен русского императора и македонского властителя и на противопоставлении их воинских целей: античному завоевателю противопоставлен русский «освободитель Европы» и «миротворец»» (85).

Этот контекст представляется мне значимым для старинного спора о смысле выражения нерукотворный памятник. Опираясь на выводы латинистов, М. П. Алексеев пришел к заключению, что этим памятником у Пушкина, вслед за Горацием, является то высокое качество продуктов собственного творчества, которое делает их бессмертными (141-42). Позднее В. С. Листов попытался провести разграничение между абстрактной референцией памятника (выявлением которой, собственно, и ограничивается толкование М. П. Алексеева) и конкретным образом, который должен предстать воображению читателя как метафорическая антитеза Александрийскому столпу: «…если вчитаться в пушкинские строки, то станет ясно, что поэт ставит тут смысловой акцент не на Александрийском столпе, чем бы он ни был, а на некоем образе, который выше этого монумента. Что же выше? Другими словами, каков образный эквивалент памятника, сложившийся в сознании Пушкина?» (Листов, 213). Таким эквивалентом, по мнению исследователя, является образ праведника, уподобленного столпу в Апокалипсисе (3:11-12).

Рискну предложить альтернативный вариант ответа: это стихотворный размер, канонизированный классицизмом и, следовательно, превышающий собой Александрийский столп, размер, которым написаны три четверти каждого четверостишия «Памятника», – александрийский стих, обязанный своим названием поэме XII в. об Александре Македонском. Эта версия проливает дополнительный свет на выбор Пушкиным нехарактерной для него и вообще довольно экзотичной строфы с перебоем и усечением в последнем стихе*. Думается, этот усеченный стих был отмерен по метрической длине Александрийского столпа, определившего стандарт для всех последующих строф: Пушкину было нужно, чтобы упоминание Александрийского столпа, намекая на название александрийского стиха, в то же время метрически контрастировало с александрийским стихом как основным размером «Памятника», тем самым обеспечивая противопоставление нерукотворного «Памятника» памятнику рукотворному.

* «…строфа «Памятника» впервые, но единственный раз была применена Пушкиным в его лицейском стихотворении 1815 г. («Наполеон на Эльбе», последнее четверостишие)» (Алексеев, 226). М. П. Алексеев также отмечает, что строфа «Памятника» совпадает со строфой 1-й оды III книги Горация в переводе Капниста (122), но оставляет без внимания то обстоятельство, что эта строфа находит полный аналог также в финальной части стихотворения, входящего в корпус русских переложений «Exegi monumentum». Речь идет о «Подражании Горацию» душевнобольного Батюшкова: «Царицы, царствуйте, и ты, императрица! / Не царствуйте, цари: я сам на Пинде царь! / Венера мне сестра, и ты моя сестрица, / А Кесарь мой – святой косарь». Впервые зафиксированное в письме Батюшкова к А. Г. Гревенс от 8 июля 1826 г., стихотворение было воспроизведено Батюшковым по памяти как новое сочинение спустя четверть века, в 1852 г. Пушкин посетил Батюшкова 3 апр. 1830 г., и тот его не узнал. Вопрос о возможности знакомства Пушкина с «Подражанием Горацию» до сих пор, кажется, не ставился. Любопытно, что к строкам из батюшковского «Выздоровления», где тоже фигурирует своего рода «святой косарь»: «Как ландыш под серпом убийственным жнеца / Склоняет голову и вянет, / Так я в болезни ждал безвременно конца / И думал: парки час настанет», – Пушкин дал на полях примечание: «не под серпом, а под косою».

Leave a Comment