Башня понте сити

Финансовая столица Африки, крупнейший город ее самой экономически развитой страны и вместе с тем рассадник преступности, белые жители которого обитают сейчас в резервациях, напоминающих скорее крепости. Йоханнесбург, или, как его называют местные, Йобург, африканский Нью-Йорк, в 1950—1970-е годы пережил на добыче алмазов и золота беспрецедентный для континента расцвет, чтобы в 1990-е с отменой режима апартеида погрузиться в пучину криминального хаоса. Onliner.by исследовал бурную историю и туманное настоящее «Города золота» и выяснил, повторит ли он печальную судьбу Детройта.

В феврале 1886 года австралиец Джон Харрисон, добывавший камень для строительства здания на т. н. «Ферме Ланглахте» в южноафриканских горах Витватерсранд, случайно обнаружил породу, которую он опознал как золотоносную. Так была открыта образовавшаяся около 2,7 миллиарда лет назад богатейшая «Золотая дуга», цепь месторождений, к настоящему моменту принесшая человечеству более 48 000 тонн драгоценного металла, около 40% всего добытого людьми золота. Новость о сенсационной находке быстро распространилась по окрестностям, и уже в следующем году на месте открытия Харрисона в наспех построенном городке жило около 3000 человек. Будущий Йоханнесбург на заре своего существования.

Населенный пункт, благодаря немедленно разбушевавшейся вокруг него «золотой лихорадке», пережил взрывной рост населения. К концу XIX века здесь жило уже более 100 000 искателей счастья со всего мира, Йоханнесбург быстро застраивался капитальными зданиями, и уже всего через четверть века после основания о палаточном городке старателей в пустыне мало что напоминало.

В 1936 году, когда «Городу золота» (такое прозвище быстро получил Йобург) исполнилось 50 лет, он насчитывал уже 620 000 жителей, больше чем, например, в Кейптауне и Претории вместе взятых. Его называли «крупнейшим и самым населенным европейским городом Африки» и «великим золотым центром Британской империи». По соседству с прекрасной колониальной архитектурой начала века, напоминавшей современникам Париж, постепенно появлялись высотные здания в стиле ар-деко, и тут уже было не обойтись без сравнений с Нью-Йорком. Правильная планировка города с прямоугольной сеткой улиц и кварталов это впечатление усиливала.

Начиная с 1930-х годов в город бурной рекой потекли иностранные инвестиции. «Маленький Нью-Йорк Африки» быстро превратился в деловой центр всего континента, а источником его благосостояния кроме золотых шахт стали другие отрасли горнодобывающей промышленности, прежде всего добыча алмазов и позже урана. В конце 1940-х для размещения штаб-квартир многочисленных корпораций и банков началось активное строительство множества современных конторских зданий, в основном высотных. Central Business District («Центральный деловой район») Йоханнесбурга стал настоящим африканским Манхэттеном, фоном которому служили отвалы породы тех самых шахт, принесших городу процветание.

В 1960-е годы промышленность, а вместе с ней экономика ЮАР были на подъеме. В Йоханнесбурге размещались штаб-квартиры 65 из 100 крупнейших южноафриканских компаний, включая 6 из 8 горнодобывающих конгломератов, 13 из 30 страховщиков и 11 из 16 ведущих банков страны. «Город золота» стал космополитичным мегаполисом с 2,5-миллионным населением (к 1985 году), высотками из стекла и бетона, роскошными отелями и ресторанами. Так Йобург выглядел в 1959 году.

Параллельно в те же 1960-е в Йоханнесбурге развернулись и иные процессы, свойственные многим крупным городам западного типа. C развитием сети автострад и удешевлением личных автомобилей началась эксурбанизация — массовый переезд среднего класса из высотного центра в малоэтажные пригороды. В то же время, в отличие от Детройта, Йобург не пустел. Если благосостояние «Города моторов» зависело лишь от одной отрасли промышленности (автомобильной) и с ее упадком быстро закончилось, то «Город золота» в экономическом смысле был куда более полицентричным. Его благополучные жители действительно переезжали в собственные загородные дома, но при этом продолжали возвращаться на работу в конторы Central Business District.

Еще одним важным отличием Йоханнесбурга от Детройта было то, что своим процветанием первый был обязан не только объективным экономическим процессам, например высокой стоимости природных ресурсов. Важную роль играла официальная идеология ЮАР, получившая название «апартеид» (в переводе «раздельность»), подразумевавшая фактически раздельное проживание на территории страны белого и «цветного» (в первую очередь чернокожего) населения.

Негритянское население ЮАР обязано было проживать в специально выделенных зонах, т. н. «бантустанах». Выезд из этих резерваций и посещение городов черными южноафриканцами могли производиться лишь в двух случаях: или по специальному (естественно, получаемому с огромным трудом) разрешению, или при наличии в «белых» зонах рабочего места. При этом работа в большинстве случаев была связана с тяжелым низкоквалифицированным трудом за минимально возможную оплату. Дешевая рабочая сила в 1940—80-е годы на фоне ресурсоэксплуатирующей экономики сыграла немалую роль в превращении ЮАР в самую развитую страну Африки.

Сегрегация в ЮАР подразумевала не только раздельное проживание «белых» и «черных», у разных рас были свои системы здравоохранения, образования, транспорта, развлечений и т. д. В крупных городах неграм позволяли появляться только для работы или в том случае, если они проживали там до Второй мировой войны. Благополучный Йоханнесбург, город небоскребов из стекла и бетона, широких автострад, утопающих в цветущих сиреневых жакарандах живописных частных особняков под черепичными крышами, был городом белых и для белых.

Без негритянского населения в больших городах, конечно, все равно было не обойтись. Для их проживания в 1950—60-е годы за городской чертой создавалась система изолированных тауншипов, специальных поселков для чернокожих южноафриканцев. Такой тауншип, получивший название Соуэто (Soweto), был построен и рядом с Йоханнесбургом, причем сюда насильственно выселили жителей ранее стихийно сложившихся вокруг «Города золота» черных поселений. Справедливости ради надо отметить, что государство изначально пыталось придать Соуэто более-менее цивилизованные черты, пусть и с расовой дискриминацией. Поселок на деньги алмазного короля Эрнеста Оппенгеймера был застроен аккуратными типовыми четырехкомнатными домиками, прозванными местными жителями «спичечными коробками» (matchbox).

До сих пор «спичечные коробки» образуют относительно благополучные кварталы Соуэто.

В одном из таких домов жил и Нельсон Мандела, главный борец с апартеидом в ЮАР.

Но стремительный рост населения тауншипа привел к тому, что эти районы обросли хаотичной застройкой трущобного вида. К 1983 году в Соуэто проживало уже 1,8 миллиона человек.

Система апартеида прекратила существование после первых демократических выборов в ЮАР в 1994 году. Получившее право голоса чернокожее большинство выбрало президентом Нельсона Манделу, и в это же время Йоханнесбург начал стремительно и порой до неузнаваемости меняться.

Еще в 1980-е годы эксурбанизация в ЮАР активизировалась. Вслед за обычными людьми «за город» потянулась и торгово-развлекательная инфраструктура. В центральной деловой части Йобурга и его многоэтажных жилых кварталах стали массово закрываться магазины и рестораны, им на смену приходили крупные многофункциональные торговые центры в пригородах. Однако в начале 1990-х процесс принял лавинообразный характер. После ликвидации апартеида чернокожее население страны получило доступ в ранее закрытые для него районы и, естественно, тут же предоставленной возможностью воспользовалось. Белые, конечно, не стали дожидаться новых хозяев государства. Те из них, кто еще продолжал жить в центральной части Йоханнесбурга, т. н. «внутреннем городе», стремительно оставили свои квартиры. На их место тут же вселились новые жильцы с другим цветом кожи.

Это был классический пример «бегства белых», но при этом отличающийся от аналогичной ситуации в Детройте. Если в «Городе моторов» ведущую роль играло депрессивное состояние главной отрасли городской экономики — автомобильной, то в «Городе золота» в основе лежали в первую очередь политические процессы. Впрочем, независимо от первопричин результат получился одним и тем же. Оба мегаполиса из «белых» стали «черными».

Крупнейшие жилые районы, например застроенный многоэтажками Хиллброу, оказались фактически захвачены пришельцами из Соуэто, причем захвачены в прямом смысле. Владельцы жилых домов, не сориентировавшись вовремя в ситуации, а может и не желая этого делать, зачастую отказывались снижать арендную плату за квартиры. Неплатежеспособные же выходцы из негритянских трущоб были не в состоянии ее платить. Из этой патовой ситуации последние нашли два выхода: или селиться в городе в складчину, что превращало когда-то роскошные кондоминиумы в человеческие муравейники, или просто-напросто занимались сквоттингом, самовольно занимая оставленное белыми жилье и вовсе отказываясь за него платить. Немедленным итогом этого была стремительная деградация жилого фонда города. Арендодатели прекращали обслуживать свою собственность, отключали там воду, канализацию, электричество. «Маленький Нью-Йорк» превращался в «Маленький Гарлем».

Самым ярким примером этого стал жилой комплекс Ponte City. Построенная в 1975 году 54-этажная башня после сдачи в эксплуатацию задала новые стандарты престижного жилья в Йоханнесбурге.

Высочайшее (173 метра) жилое здание Африки с внутренним атриумом славилось среди горожан беспрецедентными видами на город.

В 1990-е после ликвидации апартеида опустевшую высотку захватили негритянские банды, превратив элитный кондоминиум в рассадник преступности, наркомании и СПИДа. Дно атриума выступило в роли свалки высотой в пять этажей.

В конце концов власти уже в 2000-е освободили небоскреб от сквоттеров, после чего даже рассматривали возможность превращения Ponte City в многоэтажную тюрьму.

Захватом одного здания банды, разумеется, не обошлись. Уровень преступности на когда-то благополучных и безопасных улицах города зашкаливал. В 1994 году в провинции Гаутенг, столицей которой был Йоханнесбург, было зафиксировано 83 убийства на 100 000 жителей. Для сравнения в оккупированном криминалом Детройте в том же году убили 54 человека из 100 000. Логичным итогом разгула преступности в обретшей демократию стране был исход не только зажиточных жителей, но и бизнеса из городов. Роскошная гостиница Johannesburg Sun Hotel из пятизвездочной превратилась в однозвездочную, в похожей ситуации оказался Carlton Hotel — символ процветания 1970-х. В конце концов в 1990-е эти отели и вовсе закрылись.

Внешне здания по-прежнему выглядят достойно, их владельцы не теряют надежду когда-нибудь вновь ввести гостиницы в эксплуатацию, но желающих пока не находится.

Центральный деловой район Йобурга также опустел. Квалифицированные служащие, в 1990-е массово бежавшие из «внутреннего города», отказывались туда возвращаться даже на работу. С высоты птичьего полета «маленький африканский Манхэттен» выглядит вроде бы неплохо.

При спуске на землю неприглядная действительность становится куда более очевидной.

Большой бизнес, штаб-квартиры крупнейших южноафриканских компаний, конечно, из Йоханнесбурга никуда не делись, город по-прежнему остается деловой столицей страны. Они лишь переехали поближе к сотрудникам. В северных пригородах Йобурга, в районе Сэндтон, появился новый даунтаун, конечно не такой внушительный, как созданный в 1950—70-е годы «Центральный деловой район», но зато куда более безопасный.

На снимках Сэндтона Йоханнесбург вновь выглядит современным, даже модным городом XXI века, будто бы и не африканским вовсе.

Ликвидация апартеида вывела чернокожее население страны из резерваций, фактически отправив в них белых африканеров. Покинув центр Йобурга, они перебрались в собственные пригороды-крепости. Окруженные двухметровыми заборами с колючей проволокой и круглосуточной охраной, эти компактные поселки вблизи нового административного центра города позволили оставшимся на родине белым южноафриканцам (в Йоханнесбурге их около 16%) сохранить привычный быт и относительно комфортное существование. Город фактически по-прежнему остался разделен, только белое и черное здесь поменялись местами.

Район Хиллброу, где ранее жили белые служащие крупнейших южноафриканских компаний.

В последние годы правительство ЮАР делает попытки переломить ситуацию. Государство выделяет достаточно серьезные деньги на регенерацию крупнейшего города страны и восстановление его положительной репутации. Деградировавшие за последние 20 лет здания реконструируются, сюда заселяется все-таки появившийся в эти годы пока еще относительно малочисленный черный средний класс.

В городе строятся культурные и спортивные объекты, даже в трущобном Соуэто. Весьма кстати оказался и чемпионат мира по футболу 2010 года, одним из центров которого стал Йоханнесбург. По крайней мере, его транспортная система приобрела более-менее цивилизованный вид.

Удалось реконструировать даже несостоявшийся небоскреб-тюрьму Ponte City. Прежние жильцы, конечно, туда не вернулись, но и бандитским притоном башня быть перестала. Теперь тут живут более-менее зажиточные черные африканцы.

Оживилась жизнь и в «Центральном деловом районе». Большая часть его высоток по-прежнему пустует, но отдельные компании и банки сюда вернулись, привлеченные значительно снизившейся здесь преступностью и небольшими арендными ставками. В 2001 году Йоханнесбург (без «белых» северных пригородов) давал около 2,5% ВВП, в 2011-м — уже 16%.

Правительство ЮАР потратило около сотни миллионов долларов на ребрендинг Йобурга. Официальным городским слоганом стало смелое утверждение «Африканский город мирового класса». Власти не теряют надежду вернуть ему имидж космополитичной деловой столицы континента, только уже с мультикультурным оттенком без всяческой дискриминации.

Но в городе «мирового класса» остается слишком много типично африканских проблем. Его все еще окружают брутальные трущобы, где порой нет ни канализации, ни воды. Преступность, хотя и снизилась, все равно остается на уровне, несравнимом с цивилизованными странами «золотого миллиарда». В центральной части Йоханнесбурга туристам, в особенности белым, по-прежнему не рекомендуется выходить из автомобилей. ЮАР, а вместе с ней и ее крупнейший город, захлестывает эпидемия СПИДа. Но главное — расовое разделение, вроде бы ликвидированное 20 лет назад, де-факто продолжает существовать.

Йоханнесбург все еще город противостояния, и пусть стороны в нем поменялись местами, это по-прежнему противостояние двух гетто: черного, по-прежнему бедного, но с удовольствием рефлексирующего об упущенных в XX веке возможностях и обвиняющего другую сторону во всех своих бедах, и белого, зажиточного, но существующего ныне за колючей проволокой, увлекающегося психологией осажденной крепости.

Светлое будущее «Города золота» напрямую зависит от того, удастся ли это противостояние ликвидировать.

Башня Понте-Сити в Йоханнесбурге

Башня Понте-Сити — самое высокое жилое здание в Йоханнесбурге, которое является одной из самых поразительных достопримечательностей города. 54-этажный цилиндрический небоскреб — первое в своем роде строение в Африке, имеет необычное полое внутреннее ядро. Понте-Сити украшена самой большой рекламой во всем южном полушарии. Завершенное в 1975, в течение эры Апартеида, это было самое роскошное жилое здание Йоханнесбурга, созданное для белых. Единственное темнокожее население, которому по закону разрешили жить в Понт-Сити — это слуги, которые жили на самых верхних этажах с крошечными окнами, лишенными всякого обзора. Было шесть пентхаусов, снабженных винными погребами, саунами, патио и смотровыми платформами на крыше. Первый этаж размещал магазины, парикмахеров, кегельбан и место проведения концертов. Некоторое время это было очень популярное место для жизни.

Запись относится к месту:
Африка

Но в начале 1980-х поток инвестиций в пригород иссяк, и здание пришло в упадок. Жители Понте-Сити съехали и к 1990-м весь район превратился в трущобу. После конца апартеидных законов пригород стал домом для отчаянных беженцев, преступников, торговцев наркотиками и проституток. Понте-Сити стал настоящим нерестилищем для преступлений. Его внутренний двор стал местом сброса мусора и самоубийств. После четырех десятилетий запустения двор был заполнен обломками на пять этажей.

С 2001 здание подверглось капитальной реконструкции. 1,500 жителей были выселены, а большинство этажей было отремонтировано с новой электропроводкой и канализацией. В эти дни здание занято не преступными бригадами и борделями, а простыми людьми, южноафриканцами и иммигрантами, благодаря доступным расценкам. Здание, которое было когда-то создано исключительно для белых, теперь населяется более чем 3 000 человек темнокожего населения и примерно 12 белыми.

masterok

В свое время все началось как обычно, увидел интересную фотку — решил покопать поглубже и не пожалел. Посмотрите какое интересное и необычное сооружение я накопал. Может вы о нем слышали, я признаюсь первый раз о таком слышу !

Это интересное здание – небоскреб в Йоханнесбурге, Южная Африка. Жилищный комплекс Ponte City – самый высокий небоскрёб в Африке (173 метра). 54-этажное здание цилиндрической формы, с открытым центром для дополнительного освещения квартир было построено в 1975 году. Жилищный комплекс Понте – излюбленное место туристов, желающих полюбоваться окрестностями с крыши здания.

По некоторым версиям первоначально в Понте Сити планировали сделать тюрьму, так как уровень преступности в регионе зашкаливал, а воров и убийц нужно было где-то содержать. Власти решили, что бандитам комфорт не нужен, и было решено сделать так, чтобы максимальное количество людей разместилось на минимуме пространства. Отсюда и пошла идея выстроить данный комплекс.

Про планы точно не известно, но в 1990-х, после окончания апартеида, многие бандиты переехали в здание и оно стало крайне небезопасно. Комплекс Понте стал символом преступлений и упадка города. Здание было заполнено мусором в пять этажей после того как как владельцы оставили здание на произвол судьбы. Были даже предложения в середине 1990-х годов превратить здание в высотную тюрьму. Хотя на практике не совсем реальна, но видимо мысль была. А заодно и заключенные уже все по местам 🙂

Кликабельно 2700 рх

В феврале 2007 режиссёр Дэнни Бойл ( «На игле», «Миллионер из трущоб») объявил о своем намерении снять триллер в небоскрёбе Ponte.

Башня Ponte – один из последних кадров фильма 2009 года «Район 9 «, режиссера Нейла Блокампа, уроженца Йоханнесбурга.

Вот так должен был выглядеть этот проект.

А вот эта фотка похожа на гостиницу «Космос» в Москве 🙂

В 1999 году новый менеджмент здания выселил всех преступников и сделали ремонт. Рекламный щит на на верхней части здания – самый крупный в Африке. В настоящее время он выкуплен южноафриканской компанией мобильной связи Vodacom.

Кликабельно 2100 рх

А в Москве тоже есть круглый дом 🙂

А вот во Франции дом-змея

Кликбельно 1200 рх

Франция, квартал Куртиль. Дом-змея, построенный в 1954 году Эмилем Айо и признанный памятником архитектуры.

А теперь видео:

Давайте я вам напомню еще несколько интересных небоскребов: В Испании СЛУЧАЙНО построили небоскреб без лифта или вот Египтяне достроили пирамиду. А вот где ? ну и вспомните, где Строится самый высокий в мире небоскреб Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=35124Tags: Небоскребы, ЮАР Subscribe to masterok

Биг Бен: история великой башни&nbsp

Где находится Бин Бен и как к нему попасть

Ближе всего к башне Бин-Бен станция метро Westminster, а также одноимённая автобусная остановка. Кстати, есть и другая остановка рядом: Parliament Square. Доехать можно на автобусах № 3, 11, 12, 34, 53, 87, 88, 148, 159, 453, 748, 750, 751, 758, 786, 788, 789, 790, N2, N109, N155, N381.

Неподалёку находится Вестминстерское аббатство, парк St. James’s, королевская сокровищница (Jewel Tower).

Места для парковки в этой части города найти довольно сложно, поэтому легче всего заказать такси, если вы не хотите пользоваться общественным транспортом. Достаточно попросить водителя довезти вас до Биг Бена — все знают, где он находится, и на всех картах легко распознаётся. Но я всегда предпочитаю метро или пешие прогулки из центра.

История великой башни

Башня Елизаветы II (Elizabeth Tower)

Часовая Башня или Clock Tower носит имя Башни Елизаветы II с 2012 года, когда проходило празднование бриллиантового юбилея коронации королевы.

Первую башню построили ещё в 1288 году во времена правления Эдварда I. Она находилась на New Pace Yard в северной части, и также располагала колоколом и часами. Я прочитала, что сначала башню назвали Great Edward, а потом переименовали в Great Tom.

Башню заменили в 1367 году и установили на ней первые в Англии часы с боем для общественного пользования. Но уже в начале XVIII века новая конструкция оказалась в плачевном состоянии и её снесли. На этом месте выставили солнечные часы. Мне кажется, сейчас трудно представить Лондон без Бин Бена, не правда ли?

Во время пожара в 1834 году большая часть Вестминстерского дворца была разрушена. Это сподвигло государство на реконструкцию и установку уже новой колокольни. Окончательный проект сира Чарльза Барри был утверждён двумя годами позже.

Elizabeth Tower строилась изнутри, поэтому работы снаружи не были заметны для окружающих. По реке привозили медь, йоркширский и нормандский камень и корнуэльский гранит, а из Бирмингема везли железные плиты для крыши.

Теперь посетителей города встречает башня в 11 этажей, и к колоколу Big Ben ведут 334 ступеньки.

Колокол Биг Бен

Именно колокол называют Big Ben. Для меня было любопытно узнать, что ранее он назывался Great Bell, но имя изменили в честь министра общественных работ сира Бенджамина Холла — известного уэльского инженера и политика. Он был уважаемым человеком и имел рост выше среднего, отчего его порой называли Big Ben.

Я скажу вам по секрету, что колокол получился не с первой попытки. Сначала отлитием занималась компания Warners of Norton, и в 1856 году 16 белых лошадей торжественно провезли его по городу из порта.

Колокол вывесили в New Pace Yard, и до 17 октября следующего года его ежедневно тестировали, пока не появилась 1,2-метровая трещина. Обвиняли конструктора Денисона, который настаивал на увеличение объёма до 660 кг.

Во второй раз отлитием колокола занимался уже Джордж Миарс, а дизайном Чарльз Барри. Он уже весил меньше, чем прежде, на 2,5 тонны, и 1858 году его доставили в Elizabeth Tower. В июле следующего года он впервые зазвонил, однако уже в сентябре снова треснул и молчал более четырёх лет.

Сир Джордж Айри, королевский астроном, смог найти выход из ситуации. Колокол перевернули так, чтобы удары приходились на другое место. Молот был заменён на облегченный вариант, и маленький квадрат вырезали в колоколе для предотвращения дальнейшего расширения трещины.

В итоге все работы с колоколом обошлась в £22000, что на сегодняшний день бы составило около 100 миллионов рублей!

Часы

Конструкцией башенных часов занялись Бенджамин Льюис Виллами и сир Джордж Айри. Они стремились настроить время наиболее точным образом, чтобы каждый час жители города слышали бой колокола.

Два раза в день должны были приходить телеграммы из обсерватории Гринвич. Такие высокие стандарты привели к отсрочке выполнения работ, и это длилось семь лет. По этой причине в 1852 году дизайн сменили на вариант, предложенный Денисоном. Именно его дизайн стал неким эталоном выполнения башенных часов.

Установка состоялась в 1859 году. Внешние орнаменты были предложены Августом Вэлли Пугиным и сиром Барри. Под часами можно заметить надпись Domine Salvam fac Reginam nostrum Victoriam primam, что означает «Боже, храни нашу королеву Викторию I».

Летом 2007 года команда техников занялась чисткой часов. Такие работы повторяются раз в пять лет. То есть последние раз это происходило в 2012 году, и уже совсем скоро, в 2017 году, появиться возможность наблюдать это снова.

Посещение башни Биг Бен

Мне жаль вас расстраивать, однако посетить башню могут только жители Великобритании. При этом им нужно написать члену Парламента или члену палаты Лордов с просьбой спонсировать свой визит Биг Бена. Наверное, письмо должно быть вдохновляющим!

Для тех же, кому посчастливилось иметь британское гражданство: туры снова начнутся только в 2020 году, потому что в башне сейчас проводятся реставрационные работы.

Однако, вы можете посетить палату Парламента и заказать аудиогид на английском языке Так же вы можете рассмотреть башню изнутри в виртуальном туре. Это не заменит настоящий визит на башню, но всё же такой вариант, как мне кажется, лучше, чем ничего.

Заключение

Фотография на фоне Биг Бена — это обязательный пункт для каждого туриста. В этой башне есть что-то поистине лондонское, часть великой истории туманного Альбиона.

Мне не удалось проскользнуть внутрь, как и многим другим туристам, но, если честно, мне достаточно того, что в любой день я могу прийти и поздороваться с дружище Беном. Тогда я словно становлюсь частью Лондона!Приходите сюда, чтобы напомнить себе, в каком удивительном месте вы находитесь.

Школа Лизы Чёрной

XVI Башня

Владыка Воинств Могучих
Планетарный аркан ♂ Марса
Первоначальная композиция: башня, разрушающаяся от удара молнии в форме трезубца. С башни падают человеческие фигуры; позы их напоминают по форме букву Айин (ע)
Еврейская буква: Пе (рот).
Путь Древа Жизни: 27-й, соединяющий Нецах (Победу) с Ход (Великолепием)
Цвета: алый; красный; венецианский красный; ярко-красный с лазурными или изумрудными прожилками.

«Сокруши крепость своего Индивидуального Я, дабы Истина твоя свободно воспрянула из руин».

«Дом Божий видится мне водоворотом, а не ртом, или разве что только вашим, который не насытить никакими человеческими силами, как ни старайся». — Из письма Фриды Харрис Алистеру Кроули, дата неизвестна.

Доводилось ли вам когда-нибудь наблюдать за этапами большого строительного проекта? На первом этапе площадку расчищают бульдозеры, грохочущие и извергающие дым. Деревья безжалостно выкорчевывают, траву выжигают, землю перепахивают. Остается бесплодный пустырь. Если сфотографировать площадку в конце первого этапа, получится картина полного запустения. Но через год-другой сцена преображается. Строительство завершено, и теперь на месте пустыря высится величественное здание, а вокруг раскинулись лужайки и цветники, поднялись новые деревья, а быть может, даже появилось озерцо с водопадом и парой лебедей.

В Таро Тота символом первого этапа строительства служит Ату XVI, Башня, а второго — Ату XX, Эон. Башня — это не конец света; она просто очень на него похожа. В действительности же Башня — это то, что Кроули называет «проявлением космической энергии в наиболее грубой ее форме».

Башня — это планетарный аркан Марса. В нем присутствуют основные образы традиционных версий данной карты: рушащаяся башня и падающие с ее вершины человеческие фигуры. Однако на традиционных изображениях башню уничтожает молния, бьющая сверху, — как некое проявление небесного гнева. А в версии Фриды Харрис башня разрушается снизу — пламенем, вырывающимся из пасти подземного мира (еврейская буква Пе означает «рот»). В этой трансформации символов заключен важнейший смысл. Еще одна уникальная особенность версии Харрис — расположенное в верхней части карты огромное око, из которого исходит зигзаг молнии или пламени; быть может, это и есть та искра, от которой возгорелся разрушительный подземный огонь.

Сам Кроули это око именует в «Книге Тота» то Оком Гора, то Оком Шивы.

«Шива изображается танцующим на телах своих почитателей. Людям Запада в большинстве своем трудно это понять. Коротко говоря, учение это сводится к тому, что абсолютная реальность (она же Совершенство) есть Небытие. Поэтому все проявления, даже сколь угодно величественные и восхитительные, — это всего лишь изъяны. Чтобы достичь совершенства, следует уничтожить все сущее. Следовательно, уничтожение защитников башни можно рассматривать как освобождение из темницы упорядоченной жизни, в которой они были до сих пор заключены. Цепляться за свою несвободу было с их стороны неразумно».

Традиционное название Башни — «Дом Божий» или «Разрушение Дома Божьего». В 57-м стихе I главы «Книги Закона» богиня Нут непосредственно упоминает эту карту:

«Взывайте ко мне под звездами моими! Любовь есть закон, любовь по велению воли. Глупцы да не поймут любовь превратно, ибо есть любовь — и любовь. Есть голубь — и есть змей. Выбирай, как следует. Он, пророк мой, сделал выбор, ведая закон крепости и великую тайну Дома Божьего».

Голубь и змей располагаются в верхней части карты, рядом с великим оком. Голубь несет в клюве оливковую ветвь. Змея же Кроули описывает следующим образом:

«В сиянии этого Ока (приобретающего теперь уже третье значение — то же, что и в Ату XV) купаются Голубь с оливковой ветвью в клюве и Змей — как в приведенной выше цитате. Голубь и Змей символизируют две формы воли — то, что Шопенгауэр назвал бы Волей к Жизни и Волей к Смерти. Они олицетворяют женское и мужское влечение соответственно; благородство последнего, возможно, основывается на признании тщетности первого. Должно быть, именно поэтому отречение от любви во всех обычных смыслах этого слова столь упорно провозглашалось первым шагом на пути к посвящению. Такой подход излишне суров. Данный аркан — не единственная карта в колоде, да и “воля к жизни” не столь уж несовместима с “волей к смерти”».

По здравом размышлении, эта карта вовсе не так уж и страшна. Людям Эона Гора более нет нужды бояться тех естественных процессов, которые символизирует Башня. Когда Венценосному и Победоносному Ребенку Дюкетта (нашему сыну Жану-Полю) было четыре года, он спросил меня, что, в конце концов, станется с миром. Я сказал ему, что наверняка этого не знает никто, но что индуисты поклоняются богу Шиве, который рано или поздно должен будет разрушить вселенную. «Шиве достаточно будет просто открыть глаз, — сказал я, — и Вселенной как не бывало. Что ты об этом думаешь?» В ответ на это Жан-Поль без малейшего колебания заявил: «Значит, второй глаз он закроет».
Я до сих пор об этом думаю.

Переводчик Анна Блейз Переводчик Андрей Костенко
Пе Прозрей, о Сокол! Пой, Беллона, песнь свою!
Твой клич — как гром миров, сошедшихся в бою!
Реви, Беллона! Гор, свой Глаз раскрой!
На старый — новый мир идёт войной.

Особо любознательные могут получить информацию о связи аркана с буквой иврита

Ату XVI Башня стоит между XV Дьяволом и XVII Звездой, как пик разрушения, который является условием второго рождения. Ключ к XVI Башня – взгляд Гора, сжигающий всё и вся и тем самым готовящий почву для второго рождения последней XVII Звезды (путь Хе). Пока стены надёжны, Звезды не увидеть.

Башня – очень жесткий аркан. Самоубийство («Змей» — воля к смерти), сумасшествие, потеря работы, имущества и т.д. Единственное, что может сделать тот, кто проходит Башню – это позволить разрушению произойти и постараться расслабиться. Путь Башни – это освобождение реальности от устаревшего продукта, а вот кем быть в этом процессе: продуктом или избавляющимся – это каждый решает сам!

Было бы ошибкой считать Башню злом и воспринимать её проявления, как несправедливый приговор судьбы. А если разрушаются стены вашей собственной, вами же созданной тюрьмы?! Человек испытывает ужас перед открывшимся пространством. Не каждый сможет научиться жить в новых условиях. Наглядный тому пример – революция 1917 года или недавняя перестройка, когда рухнул социалистический строй. Только тот, кто достойно прочувствует Башню во всей её полноте, не сойдёт с ума.

Могу поделиться ощущениями, когда я сама в период с 1994 по 1996 годы прошла и Смерть, и Башню. Тяжелый момент в жизни. Словами не передать. Был момент, когда «Змей» из Ату Башня уже почти взял своё – возникла «воля к смерти». И только то, что на мне была тогда ответственность за судьбу 12-летнего ребёнка – это меня и удержало. Но, приведу сейчас снова цитату из аркана Смерть:

«Правда в том, что жизнь, какой мы её знали, завершилась. А тучи всё ещё черны, чтобы разглядеть в них свет. Требуется время. Мы сможем оглянуться и сказать, что тот самый ужасный период был самым лучшим, что с нами случилось»

— Это время прошло. Только года три назад я в полной мере осознала, что стала абсолютно иным человеком. И что «…тот самый ужасный период был самым лучшим, что со мною случилось».

Напоследок приведу сюда рассуждения Телемского, которые мне особенно близки и узнаваемы:

«В судьбе одного человека картина полного разрушения была ужасающей. В ней было всё, вплоть до намерения самоубийства. Но, разрушив всю свою реальность, человек смог заново «отстроить» себя. Он стал совершенно иной личностью. При чём, изменились не только убеждения и ценности Эго, а всё: стиль, интонации, личный темперамент, то, что, по мнению психологов, практически не меняется после подросткового периода до самой смерти…»

Подписываюсь под каждым словом, сказанным Телемским.

Марс — 2 года

Мужчины и всё мужское. Война, солдаты, бой и всё военное. Напористось, энергия, действия, мотивация, бесцеремонность. Инициатива, воля, желание, вожделение, смелость. Гнев, несчастные случаи, насилие, опасность, тревога. Хирургия, ножи и иглы. Боль, порезы, раны, шрамы, лихорадка, инфекция, воспаление. Управляет лицом и черепом.
Обитель: ♈ Овен, ♏ Скорпион
Изгнание: ♎ Весы, ♉ Телец
Экзальтация: ♑ Козерог
Падение: ♋ Рак

В главных ролях

Извините, а с чего это кто-то постоянно убирает из «Главных ролей» Семчева, Олешко и Тумайкину? Я уже задолбался править, и я фильм смотрел и могу с уверенностью сказать, что если у Шаца и Галыгина главные — у этих трёх товарищей и подавно 78.106.249.167 12:32, 17 апреля 2009 (UTC)

78.106.249.167, я смотрел фильм и могу с уверенностью сказать, что эти четыре человека играют главные роли и больше никто. Вот доказательство. Когда этот фильм был в кинотеатрах, на афишах писали Юрий Стоянов, Вадим Галыгин, Михаил Шац, а также Брет Пидд (Максим Коновалов). Вадим Соколов 15:23, 9 мая 2009 (UTC)

Ну и что что на афишах. Все, кто смотрел фильм, поймут, что те трое тоже в главных ролях. 78.106.249.144 14:18, 10 июня 2009 (UTC)

И на дисках тоже самое! Как вы это объясните? Значит, вы не правы. Что значит: «Все, кто смотрел фильм, поймут, что те трое тоже в главных ролях»? Их персонажи появляются как второстепенные. А герои Стоянова, Коновалова, Галыгина и Шаца. Вот они главные. Вадим Соколов 13:02, 12 июня 2009 (UTC)

Да пофиг, что на дисках. Значит, оформители дисков не правы. Тем более, в таком случае, у Шаца и Галыгина персонажи тоже второстепенные — от силы минут семь на экране 78.106.69.88 12:27, 14 июня 2009 (UTC)

А диски лицензионные. Вадим Соколов 20:22, 17 июня 2009 (UTC)

Без разницы. Чтобы понять, насколько важна роль, надо смотреть сам фильм. Так вот, у Стоянова и Коновалова роли самые главные; у Шаца, Галыгина, Тумайкиной, Олешко и Семчева — менее важные, по важности одинаковые (у Тумайкиной и Олешко роли, если точно помню, по хронометражу длиннее). Все остальные — второплановики и эпизодники. 93.80.19.102 12:36, 18 июня 2009 (UTC)

Извините, Тумайкина, Олешко и Семчев появляются всего в двух местах и то буквально на одну-две минутки. Как их персонажи тогда могут быть главными? Вадим Соколов 14:33, 19 июня 2009 (UTC)

В общем-то, Шац и Галыгин на экране также совсем недолго 93.80.16.9 20:20, 19 июня 2009 (UTC)

Авторство

Совершенна непонятна ситуация с авторством этого проекта. Я даже не о том, что в качестве постановщика указано не имя Папакуль Кирилл, а псевдоним Карлл Панака (это описано, например, ). Дело в том, что в официальном государственном регистре фильмов РФ постановщиком записан некто А. Исаакян. На официальном сайте кинофестиваля Балтийские дебюты режиссёром также указан А. Исаакян (вероятно — на основании заявки авторов). Более того, принято несколько судебных решений (а для судов шуток автор-не автор, псевдоним-не псевдоним не существует), в которых на основании официальной карточки госрегистра режиссёром зафиксирован всё тот же А. Исаакян (см., например, ). На мой взгляд, парни заигрались с мистификациями, и теперь большое сомнение вызывает подлинное авторство Папакуля. Проставил запрос на источник (вероятно, должен быть авторитетнее судебного решения). При отсутствии — придётся удалять информацию. —Max Guinness 05:16, 20 января 2013 (UTC)

> Саундтрек

«ABC-detective», также некая перепевка всемирного хита (в середине — «..короче все умерли». какого? навроде Брайан Ино) —Tpyvvikky 21:02, 1 января 2016 (UTC)

Leave a Comment