Национальный театр в пекине

Оперный театр Пекина: чудо современной архитектуры

Большой национальный театр в Пекине — столице Китая — является одним из современных чудес света. Это сооружение имеет самую длинную историю строительства — от момента задумки проекта до решения «начать строить» прошло 50 лет. К его возведению приступили только в 2001 году, а открыли спустя шесть лет, накануне летней Олимпиады 2007 года.

Здание построено по проекту французского архитектора Поля Андре. Его футуристический дизайн вызывал в свое время много споров. Здание в форме яйца представляет резкий контраст с его окрестностями.

Национальный центр находится в непосредственной близости от Дома народных собраний и площади Тяньаньмэнь — главной площади Пекина, самой большой в мире. Это создало немало проблем при его сооружении, ведь ничто не должно затмевать символ столицы. На этой площади нельзя строить сооружения выше Дома народных собраний, высота которого 46 метров. Для этого было принято решение углубить здание театра на 32,5 метра. Для сравнения: это высота 10-этажного дома. То есть более трети здания должно было находиться под землей.

Однако под стройплощадкой на глубине всего 18 метров протекала подземная река. Она могла послужить причиной неустойчивости здания. В результате было принято решение выкачать воду при помощи 28 насосов, что позволило понизить ее уровень. Ежедневно на протяжении семи месяцев откачивалось 2,250 млн литров воды — это равно объему трех олимпийских бассейнов!

Главный купол вытянут в длину на 212 метров, в ширину на 144 метра и на 46 метров в высоту. Он сделан из более чем 18 тысяч титановых пластин и свыше 1200 листов прозрачного стекла.

Площадь большого национального театра составляет 219,4 тыс. кв. метров. В нем три основных зала: оперный на 2,4 тыс. мест, концертный на 2 тыс. мест и театр на 1014 мест. Кроме того, здесь находится много выставочных залов, интегрированных в единое пространство, библиотека, конференц-залы и другие помещения.

Поделиться:

Вконтакте Facebook Telegram

Предлагаем вам вместе с нами отправиться в одно удивительное место. Ведь каждое наше путешествие таинственно и сказочно. Согласитесь, будь то водопад Иматранкоски, будь то бухта Навагио или лавандовые поля. В каждом из них есть что-то таинственное и необычное, загадочное и прекрасное.

Давайте посетим с вами театр. Необычный, не похожий на сотни других театров в мире. Мы с вами посетим Большой национальный театр в Пекине, который запомнится вам не только своей архитектурой, что немало важно, но и историей.

Строительство Пекинского национального театра

Наверное, это сооружение несет за собой самую длинную и необычную историю строительства. Ведь от момента задумки проекта и до решения «начать строительство» прошло целых 50 лет. Полвека. И это лишь разработка проекта.

Большую часть времени все были в поисках «той золотой и бесценной идеи» сооружения здания, которое бы удовлетворяло всех и каждого. В результате после долгих 50 лет раздумий мечту начали воплощать в жизнь. И мечта, похожая на яйцо, потихоньку начала привлекать все больше и больше людей со всех уголков земного шара. Таким образом, только к 1959 году проект закончили и принялись за реализацию.

Рекомендуем почитать: о красивейшей Пятничной мечети в Мале на Мальдивах.

Хотя начать строительство планировали в 1961 году. Однако злосчастные 60-ые годы были для Китая «годами испытаний», засухи, голода, наводнения и, просто-напросто, отодвинули национальный театр на второй план. Что вполне очевидно.

И только в 1974 году «вспомнили» об идее 15-летней давности. Но и тут не стоит «радоваться». Об идее только вспомнили, но не начали реализацию проекта. Еще потянули немалых 12 лет, и уже в 1986 году процесс проектировки восстановился. Да-да, именно проектировки. Так как старый проект 50-летней давности уже никуда не годился. В новом проекте поменяли очень многое, но идею оставили ту же: большой национальный театр должен быть овальной формы и похожий на каплю воды.

А уже после 1999 года, когда в конкурсе проектных работ победило бюро ADP, началось реальное строительство театра.

Также большой вклад был сделан Андре Полем, который был выбран руководителем «всего действа». Благодаря которому в Пекине появилась громадная «летающая тарелка». Но нужно сказать, что первое время эта идея действительно вызвала море негодования. Ведь нововведения пугают.

Таким образом, ближе к середине 2000 года решили начать строительство.

Согласитесь, ведь на фоне всем привычной китайской архитектуры, здание похожее на каплю воды или яйцо, действительно выглядит несколько странно и необычно.

Залы Большого национального театра в Пекине

Конечно же, слово «театр» навеяло сразу ощущение чего-то прекрасного, чего-то высокого. И поверьте, в Пекине это ощущение лишь подтвердится и даже улучшится.

А что вас еще удивит в пекинском театре, так это огромные залы. Внутри громадного яйца располагаются три зрительных зала, размеры которых не менее удивляют. Вместимость Оперного зала составляет 2416 мест, Музыкального – 2017, а Театрального – 1040 мест.

Но вы не думайте, что в Национальном театре, кроме того, как посмотреть спектакли и концерты, больше некуда сходить. Именно здесь вы сможете и поужинать в шикарном ресторане, и прогуляться по «пекинским магазинам в яйце», и просто насладиться необычным отдыхом находясь в гигантской капле воды. Но все-таки лучшим туристическим городом является Далянь в Китае.

Вот такой удивительный и интересный театр есть в Пекине.

Так что, если хотите оказаться в громадном яйце или в капле воды, то незамедлительно приезжайте в Пекин и наслаждайтесь отдыхом по-китайски.

Понравилась ли вам это путешествие? Вот оставайтесь вместе с нами и путешествуйте по удивительным уголкам земного шара.

Где находится Большой национальный театр в Пекине на карте

А это подробнейшее видео об архитектуре этого прекрасного театра:

От задумки до реализации этого проекта прошло полвека. Целых 50 лет правительство Китайской Народной Республики и весь китайский народ отчаянно нуждались в здании, которое сполна удовлетворило бы их все, даже самые изощренные, культурные запросы, и целых 50 лет правительство и народ не могли это здание построить. Миллиардной нации, за половину столетия железной рукой загнанной единственной руководящей и направляющей партией из темного полуколониального феодального вчера в светлое колонизаторское капиталистическое завтра, понадобилось событие действительно планетарного масштаба с циклопического размера бюджетом, чтобы осуществить свою давнюю архитектурную мечту.

Мечта оказалась похожа на яйцо.

В 1959 году КНР готовилась отпраздновать десятую годовщину своего создания. Одной из важнейших составляющих отмечания столь круглого юбилея должно было стать строительство в Пекине десяти крупных общественных зданий, по одному на каждый год истории коммунистического Китая. Дом народных собраний (где размещается местный парламент) и Музей китайской революции на площади Тяньаньмэнь, железнодорожный вокзал и стадион «Пролетарий», гостиница Minzu («Народ») и Дворец культуры национальностей — вся десятка была построена в кратчайшие сроки и стала образцом своеобразной архитектурной эклектики, сочетавшей черты модернизма, социалистического неоклассицизма и национального стиля. Первоначально в число «Десяти великих зданий», как назвали эту юбилейную серию, должен был войти и Большой Национальный театр, однако он получался уж слишком «большим» и к 1 октября 1959 года, десятому дню рождения КНР, так и остался на бумаге.

Проект крупнейшего в стране театрального здания был готов к 1959 году. Разрабатывал его Архитектурно-проектный институт Университета Цинхуа в Пекине. К западу от центральной площади Тяньаньмэнь предполагалось построить монументальное здание площадью 40 000 кв. м с двумя залами: театральным на 3000 мест и концертным на 960. Это был типичный образец новой послевоенной китайской архитектуры, создаваемой под влиянием, с одной стороны, советского сталинского неоклассицизма, а с другой — местных традиций зодчества в полном соответствии с сакраментальной формулой «национальное по форме, социалистическое по содержанию». Строительство здания планировали начать в 1961 году.

Однако в 1960-е Китаю стало не до театров. Провал Большого скачка, разрушительные наводнения, засухи, голод, обрушившиеся на страну в конце 1950-х — начале 1960-х, и вызванное ими чудовищное количество жертв среди мирного населения, развернувшаяся с середины 1960-х «культурная революция» с ее ордами хунвэйбинов, конфликт с СССР надежно похоронили проекты новых крупных общественных зданий (кроме Большого театра, планировалось строительство и Национальной библиотеки). Вновь про них вспомнили уже на излете культурной революции, в 1974 году, когда китайский премьер Чжоу Эньлай реанимировал идею почти 15-летней давности. Впрочем, вскоре Чжоу Эньлай умер, потом его примеру последовал Мао, в китайском руководстве началась смена поколений, а сама страна принялась строить «социализм с китайской спецификой» — еще на 12 лет, пока кардинальные экономические реформы не начали приносить первые сочные плоды, возведение Большого театра было отложено.

Только в 1986 году процесс проектирования возобновился. Разумеется, от старого проекта театра конца 1950-х решено было отказаться — новое здание должно было стать символом новой эпохи для страны. К сожалению, западных архитекторов в Китай пускали еще со скрипом, местные же десятилетиями варились в собственном соку, и итогом их семилетних трудов стал маловразумительный постмодернистский колосс площадью 105 000 кв. м. Что-то похожее любят придумывать и наши современные архитекторы.

Общая унылость выданного на гора проекта и его полнейшее несоответствие темпам развития Китая, светлому будущему страны и мировым архитектурным трендам были очевидны даже для престарелых товарищей из Политбюро ЦК КПК. Для начала, прежде чем экспериментировать в Пекине, они разрешили отдать европейскому архитектору проектирование нового Большого театра в Шанхае и посмотреть, что из этого получится. В итоге в 1998 году крупнейший в Китае город получил авангардное здание (архитектор — Жан-Мари Шарпантье), в достаточной степени соответствующее образу Шанхая как экономической столицы страны.

Опыт был признан удачным, и его было решено распространить на Пекин. В течение 1998 и 1999 годов состоялся международный конкурс на право проектировать Большой Национальный театр. За 15 месяцев 36 архитектурных бюро и проектных институтов подготовили 69 разных проектов. Вот пара проектов из числа финалистов (слева вариант британского архитектора Терри Фаррелла, справа — японца Араты Исодзаки:

Победило же французское бюро ADP во главе с Полем Андрё.

Для строительства был предложен очень ответственный участок в самом центре Пекина, к западу от площади Тяньаньмэнь, рядом с Домом народных собраний. На макете в центре знаменитая площадь с мавзолеем Мао вверху, слева — Запретный город. Для строительства Большого Национального театра от трущоб, вплотную примыкающих к главной китайской площади, освободили несколько кварталов. Предложение Андрё сразу вызвало бурю негодования со стороны любителей старины и приверженцев традиций: как, мол, в центре нашего старого доброго Пекина вдруг построят нечто, выглядящее так не по-китайски. Оно, конечно, лучше было бы оставить трущобы. Впрочем, их, судя по макету, там еще предостаточно.

На фоне традиционной пекинской архитектуры овальное здание из стекла и металла, напоминающее по форме не то летающую тарелку, не то каплю воды, но всеми прозванное «яйцом», выглядит действительно необычно.

Десятки академиков АН КНР, сотня архитекторов и прочая неравнодушная общественность завалили партию, правительство и лично Поля Андрё гневными петициями, в которых они утверждали, что архитектор своим «футуристическим яйцом» все портит, разрушает атмосферу города, плюет на национальные традиции за сотни миллионов народных денег и как им всем вообще не стыдно — такой волны возмущения в Китае не вызывал, наверное, ни один архитектурный проект.

Андрё и его сторонники отвечали также в принципе традиционными контраргументами: архитектура должна развиваться, уважение традиций не означает их слепое копирование, «архитектурный резонанс» старого и нового — это клево, Эйфелеву башню или там стеклянную пирамиду у Лувра тоже сначала не понимали и не принимали, а сейчас это полноценные достопримечательности Парижа, и вообще, не мешайте работать.

Работать, тем не менее, помешали. Стройка официально началась в апреле 2000 года, но уже спустя три месяца на пике критических выступлений была остановлена, проект отправили на «доработку». Все изменилось в июле 2001-го — Пекин выиграл право проводить летние Олимпийские игры 2008 года. Китайское правительство плюнуло на экономию денег и мнения критиков. Пекин, по их мнению, отчаянно нуждался в современной архитектуре, за которую не было бы стыдно перед миллионами приезжих и которая символизировала бы открытость страны миру. Проект Олимпийского стадиона (знаменитое уже «Птичье гнездо») заказали швейцарцам Херцогу и де Мёрону, голландская архитектурная звезда Рем Колхас строит выносящую мозг деконструктивистскую штаб-квартиру для Центрального телевидения Китая, расконсервируется и строительство Большого Национального театра.

Итак, что придумал Поль Андрё? Для начала вырыть в центре города гигантское искусственное озеро, а затем посреди озера построить овальную в плане структуру с тремя зрительными залами. Первый скетч архитектора.

Здание представляет собой стеклянно-металлический купол-оболочку длиной 212 метров, шириной 143 метра и высотой 46,68 метра, которой «накрыты» внутренние помещения общей площадью 20 000 кв. м. Под театром расположен паркинг, обслуживающий соседнюю площадь Тяньаньмэнь.

Внутри разместилось сразу три больших зрительных зала: Оперный (2416 мест), Музыкальный (2017) и Театральный (1040).

План первого этажа всего театрального комплекса.

Купол облицован японскими титановыми панелями (более 18 тысяч штук, общая поверхность — 30 000 кв. м), центральный сегмент — французским ультрапрозрачным стеклом (более 1000 стекол общей площадьью 6700 кв. м).

Стык облицовок.

Титановые панели крупнее.

Здание полностью окружено неглубоким искусственным водоемом. Отражение в воде добавляет образу «яйца» законченности.

Вход в здание осуществляется через специальный туннель под водоемом с северной стороны.

С южной стороны имеется также вспомогательный вход.

Под водоемом потолок туннеля сделан прозрачным для естественного освещения.

В подводном туннеле.

Подъем из туннеля в основной вестибюль осуществляется с помощью эскалаторов.

Интерьер выдержан в красно-серо-коричневых тонах.

Главный вестибюль опоясывает центральное ядро со зрительными залами по периметру.

В интерьере особенно выделяется сегмент сплошного остекления над подводным туннелем.

Здесь хорошо видно устройство купола-оболочки, образованного 148 стальными фермами. Толщина перемычки — около 3 метров, она создает решетчатую структуру, на которую и навешена облицовка.

Кулуары верхних этажей здания. Здесь холодные мрамор, металл и стекло первого этажа сменяют теплые ковры и дерево.

В коридорах организованы выставочные экспозиции.

Интерьеры главных зрительных залов.
Оперный.

Музыкальный.

Театральный.

Первый концерт в Большом Национальном театре, после открытия получившем официальное наименование «Национальный центр исполнительских искусств», состоялся в декабре 2007 года. Строительство обошлось китайскому правительству в $470 млн. За первый год работы в трех залах комплекса состоялось 991 представление, средняя наполняемость залов составила 95—96%. Только за первые полгода с июня 2007-го (когда стройка была окончена) до января 2008-го театр посетило более миллиона одних туристов, и это не считая обычных зрителей. Похоже, в дискуссии насчет уместности такого здания в таком месте прав был все-таки Поль Андрё.


Оперный театр Пекина, построенный под руководством известного французского архитектора Поля Андре, в настоящее время является ярчайшей культурной достопримечательностью китайской столицы. Возвели это прекрасное сооружение, которое многие специалисты называют чудом современной архитектуры, накануне летней Олимпиады 2007 года, проходившей в Пекине.


Здание театра построено в форме эллипса, при его возведении были использованы в большом количестве такие материалы как титан и стекло.


На огромной территории, равняющейся двухсот семнадцати миллионам квадратных метров, расположены помещения для репетиций, подземные парковки, сувенирные киоски и магазины, уютные кафе. Окружает Пекинский театр красивый парковый комплекс, в котором в вечернее время включается специальная подсветка.


Хочется отметить, что здание Пекинского театра расположено на острове искусственного озера практически в самом центре столицы Поднебесной. Чтобы попасть в театр, посетителям необходимо пройти по необычному подводному тоннелю, ведущему в холл Оливкового зала.

В здании Пекинского театра находятся три зала: для спектаклей, оперных постановок и для проведения концертов. Одновременно они могут вместить около пяти тысяч зрителей. Часто здесь проводятся театральные спектакли, шоу-программы, звучат камерные, а также симфонические оркестры.

На сооружение Пекинского театра, который специалисты поставили в один ряд с такими архитектурными шедеврами как Сиднейская опера, китайское правительство потратило больше трех миллиардов юаней.

Leave a Comment