Небоскреб из стекла

Знаковая достопримечательность Парижа

Завершает наш рейтинг не совсем здание, а сооружение, но этот ансамбль так хорош, что мы не могли пройти мимо него! Это самая известная современная конструкция Парижа, вызвавшая множество споров. Речь идет о стеклянной пирамиде Лувра. Многие специалисты сочли, что такое новшество рядом с классической архитектурой дворца – словно клякса на белоснежной крахмальной кружевной скатерти. И все же к пирамиде, выросшей в 1989-м году, со временем привыкли, и главный вход в знаменитый музей стал знаковой достопримечательностью столицы Франции.

Современный небоскреб по сравнению с обычным домом — как космический корабль по сравнению с самолетом: сложнейший инженерный объект и особая среда обитания. Последнее обстоятельство — повод узнать хотя бы вкратце, как устроена высотка и что на нее влияет сильнее всего. Ведь со временем немало москвичей будут жить или работать в подобных зданиях.
ВЕТЕР. Из-за больших высот и площади фасадов скорость ветра, обтекающего здание, увеличивается в разы (причем на уровне первых этажей ветер сильнее, чем на высоте 100 метров), а мощные воздушные завихрения могут создавать колебания, как при 4–5-бальном землетрясении. Порою возникает «завывание» вокруг здания. Но ветер может помогать, что выяснили немецкие исследователи: он гарантированно вытягивает дым при пожаре.

Ветер создает завихрения и с большей силой давит на прямоугольное здание (слева), но свободно обтекает округлое (справа, форма небоскреба Swiss Re Headquarters в Лондоне).

Давление ветра зависит от формы небоскреба. Наилучшая — круглая: воздух хорошо обтекает, не создавая завихрений. Второе место — форма овала, капли, треугольника со скругленными углами. На третьем месте — квадрат, ромб; на четвертом — спаренные высотки (обычно круглые), на пятом — Г- и Н-образные формы. Замыкает список форма пластины или волны: выглядит эффектно, но у здания чрезмерная парусность.
ГРУНТ. Сложно предсказать его поведение под огромной тяжестью небоскреба, поэтому делают замеры и при строительстве, и во время эксплуатации дома. В случае риска грунт укрепляют.
Фундамент. Наиболее распространены три его типа.

Для фундамента небоскребов применяют сплошную железобетонную плиту, коробку, сваи, а также их комбинацию.

Плитный — сплошная плита толщиной до пяти метров, или железобетонная «коробка», применяемая на устойчивых грунтах.

Свайный — разного типа сваи длиной до 30–40 метров и диаметром до шести метров, применяется на слабых грунтах.

Свайно-плитный — комбинированный вариант.

Материалы. В основном сталь и бетон. Железобетонные конструкции огнестойки. Благодаря большому весу быстро гасят сейсмические и вызванные ветром колебания. Колонны и другие несущие элементы могут изготавливаться из еще более прочных стале- и трубобетона.
Хорошо держать удар ветра помогает жесткость «скелета» постройки, а сейсмических колебаний — напротив, его гибкость. Также здание, если оно грамотно спроектировано, должно сохранять устойчивость, даже если разрушатся одна или несколько его несущих конструкций.
ОБЛИЦОВКА. Фасады небоскребов — это в основном стальные профили и легкие навесные панели из особо прозрачного стекла, алюминия, полимеров. Популярны вентилируемые системы, отделанные натуральным или искусственным камнем, металлическими листами, фибробетоном (бетон с волокнами из металла и полимеров). Среди новейших видов облицовки — керамика с боросиликатным стеклом (в составе которого вместо щелочи — окись бора, что делает стекло пожароустойчивым), панели из металлической пены, нанокомпозиты, стеклянные панели с водоотталкивающим самоочищающимся слоем.
ИНЖЕНЕРНЫЕ СИСТЕМЫ. Их более тридцати: для обеспечения микроклимата (кондиционирования, отопления и вентиляции), водоснабжения и канализации, электроснабжения, мусоро- и дымоудаления, автоматики и диспетчеризации, охраны, аварийные, пожаротушения и так далее.
Высотка обязательно разделена на блоки с противопожарными преградами, и многие инженерные системы тоже делятся на участки. Например, чтобы вентиляции не мешали хаотичные потоки воздуха внутри дома (из-за разного нагрева стен по высоте), делают промежуточные технические этажи, шлюзы на лестничных клетках, лифтовых холлах и на входе в здание, двойные двери при входе в квартиры.

Схема действия вентилируемой фасадной системы и реальное фото.

Система водоснабжения имеет дополнительные насосы (примерно каждые 12–15 этажей), а мусоропроводы оборудованы перемычками (они разбивают воздушные потоки, не дают бумажкам и перышкам парить по колодцу и тормозят падение тяжелого мусора).
Вентиляция также проектируется отдельно для каждого блока. Поскольку на больших высотах окна зачастую не открывающиеся, они имеют клапаны и форточки-створки, а во всем здании обустроена механическая приточно-вытяжная вентиляция и автономное кондиционирование.
КОМПЛЕКСНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ. Небоскребы не зря называют «интеллектуальными зданиями»: контроль безопасности компьютеризирован, дабы избежать человеческой ошибки при управлении в экстремальных условиях десятками систем одновременно. Например, даже при пожаре все инженерные системы должны оставаться работоспособными.
ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ. То, что всегда работало против высоток (ветер, солнечная энергия), теперь внедряют в системы жизнеобеспечения. Например, оборудуют ветряные электростанции и солнечные батареи.

Огонь — главный враг высотных зданий

Возгорания в небоскребах крайне опасны, поскольку пожар стремительно развивается по вертикали (продукты горения распространяются со скоростью в несколько десятков метров в минуту), а средства спасения далеки от совершенства.

Большее число жертв. По статистике, доля погибших в расчете на один пожар в зданиях высотой более 25 этажей в три-четыре раза выше по сравнению с 9–16-этажными. В здании высотой более 100 метров около половины находящихся там людей не смогут быстро покинуть его из-за физической усталости (наступающей уже после пяти минут спуска по лестнице), тесноты и неизбежной паники.

Как спастись. В мире разработаны разные средства спасения с высоток через их фасады: прыжковые для свободного падения (тот же парашют), канатно-спусковые и рукавные устройства, «Одноразовый лифт» и другие. Но даже физически крепкому человеку непросто ими воспользоваться, не говоря уже о детях, пожилых людях, инвалидах — именно они и погибают первыми.

Специалисты США и Европы считают, что лучшее средство эвакуации — лифты. Но не решены такие проблемы: лифты и их шахты должны быть негорючими и защищенными от пламени и дыма; нужна замена тросовому подъемному механизму (зависимому от электричества и уязвимому); падение лифта должно быть исключено; лифт должен вмещать сотни людей. Всего этого не обеспечивает ни один лифт в мире.

Горят небоскребы (слева направо): в Мадриде в 2005 году, в Астане в 2006-м и в Пекине в 2009 году.

Перспективное средство спасения — плавающие лифты.
Новый способ эвакуации с помощью лифтов разработал ОАО «Московский институт материаловедения и эффективных технологий». Суть изобретения — использование столбов воды, поддерживающих специальные лифты, плавающие в эвакуационных шахтах.

Еще два года назад в своей статье в журнале «Высотные здания» гендиректор предприятия Марсель Бикбау, академик РАЕН, сообщил, что плавающие лифты полностью соответствуют вышеперечисленным требованиям: защищены от воздействия огня и продуктов горения, не зависят от электроснабжения и т. д.

Один лифт эвакуирует сотни людей.

Такой лифт — это многоэтажная металлическая конструкция на понтоне с грузоподъемностью до нескольких сотен человек. При этом жильцы заходят в спасательный лифт сразу с нескольких этажей. А сами эвакуационные шахты становятся зонами безопасности: люди будут находиться в лифтах с нормальным воздухоснабжением, с освещением, баками с питьевой водой, средствами первой помощи.
Изобретатели уверены, что объем воды, встроенный в верхней части высотки, кроме лифтов, поможет и тушению пожара, и устойчивости здания (для компенсации его колебаний).

ТРИУМФ-ПАЛАС — самое высокое жилое здание Европы

  • Адрес: Москва, Чапаевский переулок, 3.

  • Высота здания: 264,33 м.

  • Жилые этажи: 50.

  • Подземный гараж: шесть уровней, 1330 машино-мест.

  • Количество квартир: 987.
  • Площадь квартир: 105–400 м2.

  • Высота потолков: 3,15 м.

  • Строительство: «ДОН-Строй», 2001–2006 г.

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ. Впервые на жилом здании использована система вентилируемого фасада. Фасад украшен вертикальными витражами. Во всех квартирах предусмотрены места для зимнего сада, угловое остекление от пола до потолка, французские балконы, огороженные высокопрочным многослойным стеклом.
В центральной части на уровне 25-го и 30-го этажей — по две террасные квартиры. Восемь секций здания завершают 12 двухуровневых пентхаусов площадью 250-350 метров с панорамным остеклением и террасами. Коммуникации предусматривают возможность индивидуального бассейна или каминной комнаты. Террасы оборудованы электрическим подогревом кровли. В каждом пентхаусе проходит индивидуальная ветка отопления.
Инфраструктура включает в себя: автомойку и автосервис, спорткомплекс, 25-метровый бассейн, финские и турецкие сауны, салон красоты, фитнес-центр, ресторан и т. д.

Чтобы увеличить изображение, нажмите на него

АРХИТЕКТУРА, ИНЖЕНЕРИЯ. Архитектура продолжает традиции сталинских высоток.
Конструкция: монолитно-железобетонный каркас; колонны/перекрытия; облицовка: полнотелый кирпич, трехслойная кладка.
Внешняя отделка: система вентилируемого фасада; керамогранитная плитка светлых тонов. Стилобат: иранский травертин и гранит, «рваный» облицовочный камень.
Инженерные системы: Лифты грузоподъемностью 630–2000 килограммов. Система очистки вертикальных витражей. Системы жизнеобеспечения: центральный тепловой пункт, теплообменники, десять насосных станций — 32 повысительных насоса, система резервного горячего водоснабжения; приточно-вытяжная вентиляция; кондиционирование; трансформаторная подстанция; три взаимодублирующих источника питания подключены к разным городским подстанциям; резервный дизель-генератор 1000 кВт.
Противопожарные системы: автоматического водяного пожаротушения (спринклер), автоматическая пожарная сигнализация, автоматического оповещения, противодымная вентиляция. Все инженерные системы круглосуточно в автоматическом режиме контролирует единая диспетчерская.

Вчера я показал вам 10 самых уродливых зданий Москвы. Конечно, это был субъективный рейтинг, основанный лишь на моем хорошем вкусе. Критиковать всегда проще, критика объединяет людей. «Смотри, какое говно!» – и вот уже у тебя за спиной выстраивается поддакивающая толпа, которая словно чайки повторяет: «Да-да-да-да!» А вот с хорошей архитектурой намного сложнее.
Хорошей архитектуры в России практически нет. У нас выросло несколько поколений, который вообще не представляют, что такое архитектура. Последний качественный всплеск был 100 лет назад, во время расцвета искусства авангарда. И всё. После 30-х – тишина. Сталинский ампир я не считаю качественной архитектурой, но это тот шрам, который украшает город. Однако на смену ему пришла борьба с украшательством, потом брежневское монументальное говно, а потом было не до архитектуры, есть было нечего.
Так что в эстетическом плане русскому человеку остается ностальгировать по дореволюционной классике и послереволюционному модерну. Может быть, поэтому у нас так любят пародии на классическую архитектуру?
Здесь надо сделать отступление. Человек идет по городу, видит Большой театр или какую-то усадьбу – глазу хорошо и приятно, и вот человек решает построить себе дом в таком стиле. Классическая архитектура кажется простой и понятной. Все стили изучены. Вот вам готика, а вот барокко. Спутать невозможно. Вот вам ионический ордер, а вот дорический. Всё понятно как в конструкторе «Лего». Казалось бы, берешь учебник и строишь. Как только архитектору кажется, что все понятно, капкан захлопывается. Всё. Качественно проектировать в классическом стиле могут единицы. Это как играть классическую музыку: невероятно сложно, необходим огромный опыт и практика. Классика не прощает ошибок. Малейшая ошибка в пропорциях – и всё развалится. Именно поэтому из семени благих намерений («сделать красиво») почти наверняка появится на свет очередной уродец.
Каждой эпохе соответствует свой архитектурный стиль. Был модерн, был конструктивизм, был тот же сталинский ампир. Это отражение эпохи. Была архитектура застоя и «архитектура денег» лихих 90-х. В этом смысле даже лужковское говно имеет право на существование. Конечно, не в том количестве, в котором оно раскидано по городу. Сегодня мы имеем дело с архитектурой высоких технологией. Новые материалы, технологии и компьютерные программы позволяют строить немыслимые ранее конструкции. Небоскребы ставят рекорды по высоте, здания поражают невозможностью формы. И это прекрасно. Архитектура должна идти в ногу со временем, а не тиражировать пародии на успехи прошлого.
Но тут мы сталкиваемся ещё с одной проблемой. Многие годы в России вообще не было нормального архитектурного образования. Главный архитектурный ВУЗ страны, МАрхИ, чуть не прикрыли за неэффективность. Они даже молебен заказывали, чтобы лицензии не лишиться. Качество образования там крайне низкое. Знаю, так как сам учился. На весь ВУЗ всего несколько крутых архитекторов, которые действительно могут чему-то научить. В основном же молодые ребята попадают в руки старых маразматичных пердунов, которые как пауки держатся за свои места, при этом научить ничему не могут. Получить хорошее образование удается единицам. И эти единицы оказываются потом в мире, где нет заказчика. Да, мало вырастить хорошего архитектора, надо еще вырастить хорошего заказчика, у которого будет вкус. Так что травка надежды только начала пробиваться через глухую бетонную крышку совка. Возможно, наши дети будут строить прекрасные современные здания, а пока любой успех в архитектурном плане больше похож на чудо, чем на закономерность.
Сегодня я сделал подборку самых красивых зданий Москвы. У вас наверняка будет свое мнение на этот счет. Знаю, что многие из отмеченных мной строений не пользуются успехом у москвичей. Но мне они нравятся! Не согласны? Кидайте свой список в комменты!
1. Dominion Tower Захи Хадид

Фото: Александр Усольцев
России обычно не везёт с реализацией проектов мировых звёзд архитектуры, но есть несколько исключений. Одно из них – офисный центр Dominion Tower Захи Хадид, который в конце прошлого года всё-таки достроили на Шарикоподшипниковской улице.
Заха Хадид – одна из лучших архитекторов в мире. Почти все её проекты гениальны. К сожалению, совсем недавно она умерла. Хорошо, что в Москве есть здание, построенное по ее проекту.
Это семиэтажное здание с офисными помещениями и паркингом на 251 место. Центр облицован композитно-алюминиевыми панелями, которые меняют цвет в зависимости от угла зрения и освещённости. Этажи здания как будто небрежно наброшены друг на друга. Описывая здание, представители Zaha Hadid Architects говорили об «идее пространственного полёта».
Это похоже на игру дженга, стопку книг или торт со съехавшими коржами. По первоначальному замыслу «вылет» этажей друг относительно друга должен был достигать 20 метров, но из-за российских строительных норм его пришлось урезать до 8.

Фото: Александр Усольцев
Архитектурое бюро «Элис» адаптировало идею Хадид к суровой российской действительности. Возможно, из-за этого Dominion Tower получился намного скромнее, чем большинство зарубежных проектов Хадид и чем её проект нового здания Экспоцентра, которое так и не было построено.
Девелопер ставил перед Хадид задачу спроектировать здание, которое «через 50 лет не будет выглядеть устаревшим». Справилась ли с этим лауреат Притцкеровской премии, решайте сами.
Сейчас в здании гордо сидит Фонд содействия реформированию ЖКХ.
2. Жилой дом Copper House

Фото: KALINKA
Это, наверное, один из первых необычных домов в Москве, за который не стыдно. Небольшой аккуратный жилой комплекс авторства Сергея Скуратова появился в Бутиковском переулке в 2004 году. Это три кубических шестиэтажных здания, «оторванных» от земли за счёт консольных выносов.

Дома облицованы панелями из патинированной меди, которые придают им характерный зеленоватый цвет. Как выразился основатель девелопера Rose Group (именно эта компания строила комплекс) Борис Кузинец, этот оттенок – «архитектурная инверсия цвета травы».

Из интервью Скуратова:

Я вот знаю, что ни один мой дом не принес никому вреда, – но я открываю блоги и читаю там, что пишет какая-то девочка: «Copper House, конечно, хороший дом, но зачем его покрасили в такой отвратительный зеленый цвет?» Ей отвечают: «Дура, это патинированная медь». «А что такое патинированная медь?» – «Это как когда на Пушкина голуби какают». А она: «Это ж сколько голубей погубили!»

Стоит напомнить, что дом стоит в самом центре Москвы. Хороший пример, как можно грамотно вписать современную архитектуру в историческую среду.
3. «Дом на Мосфильмовской»

Фото: Vostok
Это ещё одна известная работа Сергея Скуратова. Тот редкий случай, когда новое здание в Москве становится узнаваемой частью её современного облика.
Забавно, что Лужкову «Дом на Мосфильмовской» сразу не понравился, и небоскрёб даже попытались объявить «самостроем» и урезать его высоту, а то и вовсе разобрать. Но в 2010 году Лужков ушёл, и здание уцелело.
Комплекс состоит из двух корпусов: 53-этажного (213 метров) и 34-этажного (132 метра). Когда о комплексе говорят москвичи, они подразумевают прежде всего башню. О том, что второй корпус – тоже часть «Дома на Мосфильмовской», знают в основном те, у кого не получилось купить квартиру в башне и кто стал искать запасной вариант.
Небоскрёб получил премию на АРХ-Москве 2005, а в 2006 году был номинирован на первую национальную архитектурную премию Buildings Awards. Кроме того, здание вошло в топ-5 небоскрёбов мира по версии Emporis.
Великолепная работа! Легкий и изящный небоскреб отлично смотрится на панораме Москвы.
4. Комплекс «Москва-Сити»

Фото: Vostok
Вообще, мне очень нравится комплекс «Москва-Сити». Главная его проблема в том, что его поставили, не продумав транспортную инфраструктуру. Но если рассматривать его с архитектурной точки зрения, то большинство небоскребов очень крутые.
Особенно удался комплекс «Город Столиц», вот эти две башни:

Фото: Vostok
Очень нравится мне спиральный небоскреб:

Фото: Vostok
И жилой комплекс из двух небоскребов ОКО:

Фото: Vostok
5. Здание Федерального арбитражного суда

Фото: ТПО «Резерв»
Об этом здании мало кто знает, так как оно спрятано внутри квартала за метро «Новослободская». Еще больше люди удивляются, когда узнают, что это, оказывается, здание суда! Стеклянный гигант на Селезнёвской улице должен был сформировать новый образ российского суда – открытого и прозрачного, а потому справедливого.

Здание состоит из двух блоков – общественного, в котором проходят заседания, и административного, где размещён аппарат суда. Фасад общественной части (намеренно плавной формы в контрасте с «жёстким» административным корпусом) оформлен узнаваемыми металлическими пластинами, похожими на жалюзи. Архитектор Владимир Плоткин из ТПО «Резерв» говорит, что эти пластины хотели даже сделать управляемыми, но оказалось, что слишком дорого. В итоге «жалюзи» остались неподвижными.

Здание арбитражного суда было построено в 2007 году. Помимо залов заседаний, рабочих кабинетов и пресс-центра, в нём разместились реабилитационный центр и ресторан для сотрудников.
ТПО «Резерв» стало победителем конкурса «Дом года 2008» в номинации «Проект года» и было номинировано на World Architecture Festival в Барселоне за проект здания суда.
6. Новый офис НТВ

Фото: Антон Белицкий
Если у НТВ и есть что-то хорошее, то это их офис. Здание проектировали датчане, сейчас его почти достроили. Очень неплохо получилось.

Фото: Антон Белицкий
7. «Белая Площадь» на «Белорусской»

Одно из немногих современных зданий в Москве, которое нравится вообще всем. Построили его 10 лет назад по проекту ABD architects под руководством Бориса Левянта. Офисные здания занимают весь квартал, при этом сделаны очень деликатно. На участке находится знаменитая церковь Николы Чудотворца, и офисный центр нисколько с ней не спорит, а, скорее, является фоном.

Редкий пример того, как можно грамотно и аккуратно вписать новое здание, не навредив окружению.

Фото: Scubapro (Wikipedia)
8. Кампус школы «Сколково»

Фото: Adjaye Associates
Это не совсем Москва, но куда же мы без Сколково. С архитектурной точки зрения в Сколково все гораздо лучше, чем с научной. Если построить российскую Кремниевую долину пока не получается, то сделать качественную архитектуру, за которую не стыдно, вышло на отлично.
Автором проекта кампуса стал британский архитектор Дэвид Аджайе. В основе проекта лежит картина Малевича «Супрематизм», можно сказать, что это современное переосмысление русского авангарда.

Фото: Adjaye Associates
Но поскольку сам архитектор африканского происхождения, он добавил в оформление здания танзанийские орнаменты.

Фото: http://www.archiexpo.es/
Здание кампуса представляет собой гигантский трёхэтажный диск-основание с расположенными на его крыше административным и гостиничным блоками. Сам университетский городок с аудиториями, медиацентрами и целыми улицами находится внутри диска. На крыше диска разместили беговую дорожку. В здании опробованы некоторые инновации, такие как стена-фонтан и зелёная стена.
Строительство кампуса началось в 2006 году и завершилось в 2010-м.
9. Офис «НОВАТЭКа»

Фото: Speech
Дизайн офисного здания на улице Удальцова разработало архитектурное бюро Speech во главе с Сергеем Чобаном и Сергеем Кузнецовым. Это двенадцатиэтажный дом, легко узнаваемый благодаря волнообразно изогнутым эркерам и облицовке панелями из португальского известняка. Здание начали проектировать в 2005 году и сдали в 2011-м. Сейчас «НОВАТЭК» хочет построить ещё один офис на месте снесённой гостиницы «Спорт», которая располагалась неподалёку.
Здание интересно тем, что оно с первого взгляда не шокирует зрителя. Скромное и аккуратное. Кому-то оно может показаться чересчур простым.

Фото: Speech
Но весь кайф в деталях. Оно как дорогой костюм: сшито добротно, из качественных материалов. Наслаждение в каждой детали, придраться не к чему. Отличная работа.

Фото: Speech

Фото: Speech
10. Фабрика Станиславского

Вообще, это целый квартал на Таганке, расположенный на территории бывшей фабрики Алексеевых.

Здесь сделали офисный центр, жилые дома, ресторан и даже театр. Наверное, один из лучших примеров реконструкции промышленной территории в Москве. Проект реконструкции разработан британским архитектором Джоном МакАсланом.

Я помню, что тут было раньше, и вижу, как этот квартал изменился.


Здания отреставрировали, что-то восстановили с нуля, новые жилые дома скромны и незаметны на фоне дореволюционной промышленной архитектуры, а благоустройство такое, какое редко встретишь даже в Европе и США.

Эволюция прозрачности от промышленной революции до современности

За последние два столетия стекло приобрело выдающиеся качества, сделавшие его ведущим стройматериалом — одновременно экологичным и технологичным. Получение в 1848 году листового литого стекла произвело революцию — позволило недорого производить огромные листы прочного стекла. В беспрецедентном масштабе они были использованы при постройке в лондонском Гайд-парке знаменитого временного Хрустального дворца, символа Всемирной выставки 1851 года, и целой галереи подобных сооружений по всей Европе.

На стационарных зданиях светопрозрачные фасады впервые в мире стали широко использовать в Советском Союзе. Первое здание с фасадным остеклением — Дом Центросоюза, построенный в Москве в 1936 году Ле Корбюзье.

В середине ХХ века технологии позволили создавать большие площади идеально ровного плоского остекления на высоте. В 1958 году был построен манхэттенский небоскреб «Сигрем-билдинг» (Seagram Building), давший начало интернациональному стилю высотных зданий, в которых за счет прозрачности артикулировалась функциональность внутренних конструктивных элементов.

В 1995 году художник Рик Силас (Rick L. Silas) предложил инновационное холодногнутое литье, придавшее стеклянным поверхностям трехмерность. По этой технологии плоские многослойные стеклопакеты помещают в рамы, где они сгибаются под собственным весом без какого-либо термического воздействия, а создаваемая криволинейность обеспечивает идеальную гладкость поверхности фасада, который может повторить любую геометрию здания, хоть самую причудливую. Это может давать необычные оптические эффекты — например, отражение облаков, как бы поднимающихся по диагонали.

Эта технология открыла новые возможности интернациональному стилю в архитектуре: после стеклянных параллелепипедов Манхэттена человечество начало обживать здания со сложными асимметричными поверхностями — в форме масштабных сфер, лент Мебиуса, спиралей и фракталов. Уникальные формы фасадов: выпуклые, вогнутые (например, естественно-научный музей Конфлуанс в Лионе), закрученные (такие, как башня «Эволюция» в «Москве-Сити»), обильно представленные как в портфолио лауреатов Притцкеровской премии, так и в заявках архитектурных конкурсов, подтверждают, что сегодня стекло как строительный и декоративный материал переживает новый пик популярности.

130 тысяч квадратных метров технологий

Рекордсмен по объему фасадного остекления — строящийся многофункциональный комплекс «Лахта центр» в Санкт-Петербурге высотой 462 метра. 85 процентов фасадной поверхности здания — это остекление, состоящее из 16 тысяч различных по форме стеклопакетов. Подобный объем уникального фасадного стекла на высотном объекте применяется впервые.

Современные стеклянные фасады очень экологичны, они дают максимальное естественное освещение и с недавнего времени — естественную вентиляцию, ранее неиспользуемую в высотных зданиях, где по технике безопасности не была предусмотрена установка форточек или фрамуг.

В буферных зонах фасада находятся форточки-клапаны, создающие естественный сквозняк. В солнечные дни автоматические жалюзи защищают от жары. Таким образом двойные фасады сокращают потребление энергии на обогрев и кондиционирование помещений. Все технические задачи регулируются централизованной интеллектуальной системой управления без необходимости человеческого вмешательства.

Стеклянные здания отличает от собратьев и чистоплотность — им показана регулярная внешняя уборка. Специально для «Лахта центра» разработана система очистки — направляющие и шарнирные крепления точно следуют форме фасада, поворачиваясь в трех плоскостях, угловые и прямые платформы и каретки позволят рабочим очищать как узкие, так и широкие грани башни, точно следуя геометрии здания. Выше 369 метров фасад будут обслуживать промышленные альпинисты, используя электрические подъемники.

Для сложных наклонных частей фасада предусмотрена система кранов и люлек с рабочими. Передвижные краны установят как на крыше, так и на рельсовых платформах вдоль фасадов. Мойка будет проводиться дважды в году — весной и осенью.

Стойкость при внешней хрупкости

В голливудских блокбастерах часто рушатся небоскребы. Однако вопреки экранным образам реальные здания — весьма прочные конструкции, способные выдержать удар возможных стихийных бедствий или чрезвычайных ситуаций. Девелоперы и арендаторы осознают собственную ответственность и возможные потери, поэтому предотвращение влияния негативных факторов — один из приоритетов при возведении современных зданий.

Безопасность фасадов проверяется специальными испытаниями на макетах: на огнестойкость, прочность, устойчивость к экстремальным погодным условиям, таким как шквалистый ветер и сильные перепады температур. Современное закаленное стекло практически невозможно разбить, сжечь или «пробить» голосом. Так, в «Лахта центр» внешнее стекло — многослойное термоупрочненное, с термоотражающим покрытием. Внутреннее стекло — полностью закаленное. Стеклопакет заполнен аргоном. Двойной фасад обеспечит теплоизоляцию и шумоизоляцию.

На фоне окружающего воздушного пространства здание выделяет подсветка, которая одновременно создает силуэт для наблюдателей и отпугивает птиц в период их миграции.

Leave a Comment