Острова на озере титикака

Рекомендательное письмо от Московского вертолётного завода

Идея создания плавающего острова очень часто посещала фантастов. Но в последние годы данная концепция все плотнее приближается к материализации. Четыре года назад инженеры из компании Wally Yachts создали проект мегаяхты Wally Island, которая очень походила на миниатюрный остров. Предполагалось, что рукотворный остров будет иметь длину 99 метров, поэтому подавляющее большинство современных яхт премиум-класса выглядели бы прогулочными катерами рядом с детищем Wally Yachts. Но инженеры пошли дальше и переосмыслили саму концепцию яхты, представив ее как личный плавающий остров, мобильный дом и место для развлечений. Данная идея видится команде ресурса Мастер Модель очень заманчивой. Прямо сейчас мы ведем работу над техническими решениями, которые упростят создание плавающих островов. Речь идет о перекрытиях и панелях из композитных материалов. Мы также надеемся привлечь талантливых инженеров к проектам подобным тем, о которых пойдет речь в данной статье.

Проект оценивался в 200 млн. долл. США. Следовательно, обычный обыватель вряд ли стал бы обладателем Wally Island. Так или иначе, данная концепция стала катализатором появления огромного количества похожих проектов. Традиционные устои судостроения были нарушены. Теперь правила диктуют компании Wally Yachts, Dutch Docklands и итальянский промышленный дизайнер Микеле Пуццоланте.

По словам генерального директора Dutch Docklands, Джаспера Малдера, плавающие острова будут безвредны для экологии благодаря применению новых композитных материалов и возобновляемых источников энергии. Подобные проекты открывают новые возможности для проживания людей в регионах, где наблюдается острый дефицит земли. Появление проектов Wally Island является логическим ответом инженеров на ограничения, которые накладываются мегаполисами и изменениями климата.

Параллельно работе упомянутых компаний проходит один крупный научно-исследовательский проект по разработке «домов-амфибий», которые смогут самостоятельно плавать в случае наводнения. Организаторы проекта FLOATEC называют своим целевым рынком Нидерланды. Расположение страны в низменном регионе делает повышение уровня моря очень опасным для домовладельцев. Технология FLOATEC позволит малым островным странам в Индийском и Тихом океанах, территория которых в ближайшие 100 лет будет затоплена, сохранить свои претензии на государственность.

Отметим, что соучредитель Paypal, миллиардер Питер Тиль, в последнее время направляет огромные инвестиции в развитие института Seasteading, сотрудники которого разрабатывают автономные плавающие государства.

Вдохновением для данной инициативы послужила идея создания городов, свободных от перипетий политики и социального конструирования.
Как сообщают представители института Seasteading, «плавающие города позволят следующему поколению первооткрывателей беспрепятственно тестировать новые идеи административного управления. Наиболее успешные проекты могут вдохновить изменения в правительствах по всему миру.
Плавающий дом с автономной энергосистемой
Одним из многих преимуществ плавающих островов является то, что их создатели начинают работу с чистого листа. Следовательно, у них есть возможность создания всей инфраструктуры с нуля. Это позволяет использовать передовые технологии и самые современные композитные материалы. Руководствуясь этими принципами, японская корпорация Shimizu выдвинула идею самодостаточного в энергетическом плане и экологически чистого плавучего города в Тихом океане.

Упомянутый выше проект Solar Floating Resort (SFR) Мишеля Пуззоланте, среди прочего, также предлагает энергетическую автономность, которая достигается в первую очередь с помощью солнечных батарей, покрывающих весь остров. Пуззоланте решил покрыть солнечными батареями, как внешние стены своего острова, так и внутренние поверхности. Это позволяет превращать не только естественный, но и искусственный свет в электричество.

Австрийская компания, в которой трудится Пуззоланте, намерена создавать менее габаритные, чем аналоги, индивидуальные плавающие острова с привлекательным ценником.

Место, место и еще раз место

Цены на жилье в прибрежных районах по всему миру продолжают стремительно расти. Эта тенденция обусловлена ограниченностью числа земельных участков на набережных и ростом количества состоятельных людей, которые желают их купить и поселиться в живописном месте.
Фраза «место, место и еще раз место» известна экспертам в сфере недвижимости. Но плавучие острова помогут изменить всю концепцию рынка. Их владельцы получат возможность пришвартоваться в Нью-Йорке, Лондоне или на Багамских Островах без особых затруднений.
Концепт Orsos Island
Как мы уже отмечали, совсем недавно три производителя супер-яхт представили свое видение концепции плавучего острова, но цена на их гигантские корабли зашкаливала за 100 млн. долл. США. Кроме того, ежегодное поддержание работоспособности таких махин, предположительно, будет обходиться в дополнительные 10% от стоимости покупки.
Благодаря концепту Orsos Island плавучие острова могут оказаться в пределах досягаемости любого покупателя, в кошельке которого завалялись лишние пять миллионов долларов. При такой цене, так называемая синтетическая недвижимость, к которой и принадлежат плавучие острова, может стать жизнеспособней с финансовой точки зрения.

Габор Орсос, основатель компании, головной офис которой находится в Австрии, а производственные мощности — в Германии и Венгрии, стремится объединить положительные стороны материковой недвижимости и роскошных яхт при условии сокращения затрат по сравнению с теми же супер-яхтами.

Прототип будет представлен публике в конце 2013 года. Расходы на покупку собственного острова будут значительно варьироваться в зависимости от ваших вкусов, но базовая модель обойдется в 3.6 млн. евро (4.45 млн. долл. США). Это на порядок меньше, чем ценники аналогичных продуктов.

Отметим, что концепция плавучего острова не является чем-то новым. Впервые она появилась в “Одиссее” Гомера. Джонатан Свифт использовал эту идею в и “Путешествии Гулливера”, Клайв Льюис — в “Переландре”. Первый, построенный людьми, плавающий остров появился одноименном романе отца научной фантастики Жюля Верна в 1895 году.

Придумать подобное — это одно, но строительство плавающего острова совсем другое дело. Только четыре года назад мы увидели жизнеспособный дизайн от Wally Yachts: Wally Island. После этого стала активно развиваться компания Yacht Island Design, которая специализируется на разработке плавучих островов на базе больших мега-яхт. Ее проекты «Тропический остров» (Tropical Island) и «Улицы Монако» (Streets of Monaco) произвели на экспертов огромное впечатление.

Предполагалось, что «Тропический остров» будет иметь длину в 90 метров и разгоняться до 15 узлов.
Мы предполагаем, что компания Yacht Island Designs в обозримом будущем станет основным производителем искусственных плавучих островов. Специалисты компании разработали ряд других проектов, которые еще не были показаны публике: суда в китайском и арабеском стиле.

Совсем недавно появился другой амбициозный, но, все же жизнеспособный концепт — Project Utopia. Данная структура имеет больше общего с нефтяной вышкой, чем с яхтой. По словам создателей, этот проект «ломает традиционные устои судостроения и предлагает поистине уникальные перспективы, а также свободу от любых ограничений, накладываемых современным дизайном».

Project Utopia был разработан совместными усилиями BMT Nigel Gee и Yacht Island Design. Судно имеет 100 м. в длину и ширину. Оно сможет похвастаться 11 палубами и площадью, которая эквивалентна современному круизному лайнеру — достаточно места, чтобы создать целое микро-государство.

Идея дрейфующего в океане города также не нова. В 2010 архитектор Винсент Шальбо показал свой проект «Lilypad», который являлся концепцией совершенно самодостаточного плавучего города с населением в 50 тыс. человек. Шальбо также решил использовать в своем проекте композитные материалы. Предполагается, что дрейфующий в океане «экополис» будет сделан из волокон полиэстера, покрытых слоем диоксида титана (TiO2), который под воздействием ультрафиолета разлагает загрязняющие атмосферу вещества посредством фотокаталитической реакции.
Но вернемся к концепту Orsos Island, который находится в другой весовой категории. Остров будет иметь 20 метров в ширину и 37 метров в длину — немного, но более чем достаточно для расположения высокотехнологичного оборудования. Инженеры также предусмотрели 1000 “квадратов” жилой площади.

Как уже упоминалось, автором концепции Orsós Island является Габор Орсос — предприниматель с большим опытом работы в сферах гостиничного бизнеса и купли-продажи недвижимого имущества. Когда проект только начинался, целью Орсоса было создание эксклюзивной, высококачественной гостиничной сети, основанной на плавучих платформах, но в процессе реализации идеи было принято решение о ее расширении. Инженеры попытались минимизировать стоимость проекта и сделать Orsós Island доступным для максимально большого количества покупателей.

Орсос обещает остров меньших масштабов, чем роскошные яхты, но уровень его комфорта будет на высшем уровне. Кроме того, проект будет намного более рентабельным с точки зрения покупки и дальнейшего обслуживания. Как можно заметить, площадь Orsos Island эквивалентна шести двухместным номера класса люкс. Создатель концепта обещает предусмотреть место для 12 людей, а в случае необходимости можно будет дополнительно разместить до четырех членов экипажа.

Возможность изменить пейзаж за дверью становиться реальностью.

Клан Каличава против клана Лакоба

Вор в законе Степан Ефтиамиди — Степан Грек

В 70-е и 80-е годы прошлого столетия Абхазия уверенно претендовала на звание самого криминального региона в Союзе. Субтропики влекли на отдых «воров в законе» со всех уголков страны, заработанные деньги на курорты везли не только законопослушные отпускники с «северов», но и «цеховики». Там, где крутились большие деньги, неизбежно начинала кипеть криминальная жизнь. Именитых гостей радушно принимали хозяева ─ «воры в законе», родившиеся в Абхазии. Со временем в их среде появились незаурядные личности, слава о которых распространилась далеко от Черноморского побережья Кавказа.

Абхазия издавна приютила на своей земле людей многих национальностей. Таким же многонациональным получился состав воров, родившихся в республике. Численное преимущество было за менгрелами. За ними следовали абхазы и греки. Для «воров в законе» не существует национальностей и каждый из них равен по правам своему собрату-вору. Но в жизни все не так просто, как в воровских понятиях. Зачатки конфликта, вспыхнувшего в Абхазии с развалом Союза, все же незримо зрели десятилетия. Будучи равными среди равных, воры различали друг друга по «правильности» и негласно пытались расписать табель о рангах. Зачастую это приводило к межличностным конфликтам.

В семидесятые годы на первое место среди воров Абхазии вышли греки. Они были более сплоченными и предприимчивыми. Местные жители, говоря о них, часто использовали довольно обидную присказку: «Хамса ─ не рыба, а грек ─ не человек», но все абхазские воры были вынуждены на какое то время признать их лидерство. Первым среди первых признавался Степан Грек (Ефтиамиди). Случайность укоротила его годы. Он погиб в ДТП близ Гульрипши в 1973 году.

Эстафету тут же подхватил Алик Сухумский (Заграфопуло). Через 6 лет его застрелят в Сухуми. Подозрения в убийстве падут на Тотора Фитозова, который станет одним из действующих лиц другого убийства, произошедшего через 6 лет. К тому времени подрастет смена в лице Юры Грека (Тевринчиди), но тот предпочтет покинуть ставшую негостеприимной для греков Абхазию и переехать на родину предков. Смена места проживания несколько продлит ему жизнь. Его все же убьют в Греции в 2003 году. Был еще Лефтер (Параскевопуло), но у него возник конфликт с сухумскими грузинами и он без имени покинул Абхазию в направлении Греции. Последний из воров-греков Матвей (Пилиди) уже не имел такого веса, как его предшественники.

Лакоба

В начале 80-х годов взошла «звезда» Хаджарата (Лакобы). Чистокровным абхазом он не был. С коренным населением республики его связывали только мамины корни. Отец Хаджарата был евреем по фамилии Шихман. Хаджарат периодически в угоду ситуации менял свою фамилию, становясь то Юрием Лакобой, то Юрием Шихманом. Когда режиссер Юрий Кара собирал материал для сьемок фильма «Воры в законе», где образ главного героя Артура был полностью срисован с Хаджарата, он договорился о встрече с ним в СИЗО.

Вор в законе Лакоба Юрий Васильевич — Хаджарат

Тогда Хаджарат представился, как Шихман. Фамилия мамы ─ Лакоба указывает на ее принадлежность к древнему и очень уважаемому абхазскому роду. Мамин двоюродный брат Анатолий Адлейба занимал высокий пост в правительстве республики и неоднократно помогал Юрию Лакобе. Первой супругой Хаджарата стала Нино ─ дочь «вора в законе» Гурама Сухумского (Долбадзе), но зять тестя живым никогда не видел. Гурам погиб в 1960 году, когда Юрию не исполнилось 9-ти лет.

В душе Хаджарат безусловно считал себя абхазом. Даже погоняло он выбрал сам. Изучив внимательно историю Абхазии, Юрий пришел в восторг от Кяхба Хаджарата ─ легендарного абрека, ставшего почти мифом. Кяхба убьют в результате предательства крестьянина, приютившего разбойника на ночь в своем доме и тайно предупредившего жандармов. Абрек Хаджарат отличался крайней бесцеремонностью, что его и погубило. Современный Хаджарат был крайне дерзок и неуступчив. Авторитетов для него практически не существовало. Как то в споре он поднял руку на самого Сво Рафа (Багдасарян). Драка закончилась взаимными обещаниями убить друг друга. Через пару лет их помирил вор Культяпый (Барсегов), но сам факт противостояния влиятельному, известному во всех уголках СССР армянскому вору для манеры поведения Хаджарата очень характерен.

Вор в законе Вячеслав Капш — Славик Гагринский

Юрий Лакоба окончил школу с золотой медалью. Мама увезла его в Москву, где он легко поступил в МГИМО. Проучиться в институте ему суждено было только год. Воровская романтика увела его в другую сторону. Уже в 19 лет его в столице приняли в воровскую семью. Конкуренцию на родине Лакобе мог составить только Славик Гагринский (Капш) ─ чистокровный абхаз.

Хаджарат на людях был с ним весьма любезен. Но неизвестно какие чувства кипели у него внутри. Славика застрелят в результате пьяной ссоры в кафе Гудауты. В него выстрелит из обреза Павел Ардзинба ─ один из участников веселой компании. Смерть Капша была выгодна Хаджарату. Убиенный публично несколько раз высказывал ему претензии по поводу нецелевого расходования общака. Хаджарат прославился, как азартный картежник. В Абхазии ходили легенды о его проигрышах. Недруги специально подводили к нему искусных «катал» и он проигрывал им огромные суммы. Расплачиваться приходилось местным «цеховикам». Их «вор в законе» обрекал на дополнительные сборы. Он хвастался тем, что за сутки мог собрать грузовик денег.

Каличава

В лидеры от менгрел в восьмидесятые годы выдвинулся Хуту (Каличава). Он был на 5 лет младше Хаджарата. Воровскую корону Хуту получил в семнадцатилетнем возрасте из рук Гоги Сухумского (Гоголидзе). Хуту, несмотря на молодость, зарекомендовал себя очень принципиальным вором. У крестного отца Гоги в родственниках жены выявился мент. Этого было достаточно для того, чтобы Хуту собрал сходку и выгнал Гоги из семьи.

Вор в законе Михаил Каличава — Хуту

Молодой «вор в законе» смело мог назвать себя продолжателем семейной династии. Его родной дядя Како (Кохия) считался в Абхазии одним из самых уважаемых воров среди грузин. В его доме в Сухуми частенько гостил самый титулованный грузинский вор Гоги (Чиковани). К началу карьеры племянника Како отношения не имел. Хуту пробивался в «люди» самостоятельно. Дяде, вообще то, не нравился выбор племянника. Когда Хуту сильно подсел на «лекарства», Како даже избил его до крови и приказал не появляться рядом с ним на «людях».

Како терпеть не мог Хаджарата, познакомившегося с племянником, считая, что тот дурно на него влияет. На «зону» Хуту ушел с титулом и прошел испытания суровым Соликамском вполне достойно. С Хаджаратом они нашли быстро нашли общий язык и все окружающие считали их закадычными друзьями. Сами себя они величали братьями. Тюремный опыт у абхазского вора был значительно больший, чем у его грузинского друга. Хотя еврейские корни Юры Шихмана упрощали пребывание за решеткой. Он научился удачно «косить в дурке».

Дружба двух воров дала трещину к лету 1985 года. Хаджарат боялся, что его оттеснят с первых ролей, выходящие на свободу более матерые, чем он грузины, а Хуту и Како по зову крови окажут помощь соплеменникам. Еще Хуту неосторожно в разговоре намекнул о причастности Юры к смертям Славика Гагринского и Алика Сухумского. Оба вора усиленно глушили напряженность в отношениях кокнаром и этаминалом. Развязка наступила 27 сентября 1985 года. Хуту заехал на своих «Жигулях» к Хаджарату. Начавшаяся у него «ломка» вынудила сделать неожиданный визит. Вдвоем они поехали в «варильню». Там их ждали друзья Лакобы Тотор Фитозов, Кота Макаладзе и Энвер Папава. Вся компания уселась в автомобиль. Все, что произошло дальше остается загадкой. Возможно, ситуация проигрывалась заранее. Возможно, ссора вспыхнула неожиданно.

Вор в законе Акакий Кохия — Како

Энвер Папава выстрелил из «мелкашки» в затылок сидевшему на переднем ряду Хуту. Потом все присутствовавшие, скрепляя кровью ответственность за убийство, выстрелили в мертвое тело вора по одному разу. Труп Хуту запихали в багажник, а машину отогнали за город. Через пару дней на похоронах Хаджарат встал на колени перед гробом Хуту, плакал и клялся наказать убийц. В его притворство мало кто поверил.

Убийцы действительно позже все умрут. Тотора Фитозова убьют за картежный долг. Кота Макаладзе пропадет без вести. От него останутся только тапочки перед домом. Энвера Папаву застрелят. Молва свяжет их смерти с убийством Хуту. По прошествии 40 дней Хаджарата позовет на разговор Како. Он в присутствии других воров примется задавать Юре неприятные наводящие вопросы. Хаджарат привычно вспылит и пригрозит перестрелять всех, как куропаток. Не доведя до конца разговор, он покинет дом Како, а вслед ему полетит «малява», лишающая его титула.

Убийство Хуту примется расследовать и милиция. Хаджарата с запозданием арестуют и осудят через 2 года на 12 лет заключения. Фитозов, Макаладзе и Папава получат по 4-5 лет. До конца жизни Юрий Лакоба будет упорно отрицать любое свое участие в смерти Хуту. Говорили, что он получил сравнительно небольшой срок за убийство из-за помощи влиятельных лиц из Москвы. Хаджарат частенько наведывался в столицу и имел там хорошие связи. У уже покойного идеолога КПСС Суслова супруга была абхазкой. Та же молва говорит, что именно она смогла повлиять на сухумских судей.

Свобода и смерть

До конца срок Хаджарат не досидит. Его освободит пришедший во власть бывший вор грузин Джаба Иоселиани, но потом ему сильно придется пожалеть о необдуманном поступке. Хаджарат не проявил благодарности. Несколько раз в заключении Хаджарату попытаются отомстить за Хуту. С ножом на него будут нападать воры-грузины Кимо (Кварцхелия) и Дато Тбилисский (Надоян). В тбилисской тюрьме «Ортачалы» даже поднимется против Хаджарата бунт, но он сумеет запереться у себя в камере. В Абхазию Юра Лакоба не вернется, а осядет в Москве. Официально «вором в законе» он уже не был, но влияние имел все же огромное.

Александр Анкваб

В грузино-абхазскую войну он обеспечивал закупки вооружений для абхазских ополченцев. В Абхазии в то время начнет править Владислав Ардзинба, еще один представитель знатного абхазского рода. У другого будущего абхазского лидера Александра Анкваба супруга окажется из одного с Хаджаратом рода. Ее фамилия ─ Лакоба.

Како, как менгрел, вынужден будет с беженцами покинуть Абхазию. Пожив немного в России, он осядет в Тбилиси, где умрет своей смертью в 2004 году в довольно преклонном возрасте. Отомстить за племянника ему так и не удастся. У всех родных и близких Хуту абхазами будут сожжены дома. Гражданская война не щадила никого, даже «воров в законе». Вернувшегося после длительного заключения с севера вора Свана (Гвениани) возьмут в заложники и расстреляют близ Очамчиры. Ранение в Абхазии получит еще один грузинский вор Гия Гальский (Елерджия).

У Хуту останется сын Ираклий. В 1999 году он продолжит семейную традицию. Его произвели в «воры в законе» с погонялом Ираклий Хуту. Крестными отцами станут в основном мегрелы-выходцы из Сухуми и окрестностей, прекрасно знавшие его отца, ─ Махония Сухумский (Кития), Тамаз Сухумский (Пипия), Тенго Очамчирский (Корсагия) и Каха Зугдидский (Алшибая). Наркотики укоротят жизнь Хаджарата. Неудачно «ширнувшись», он «заработает» заражение крови. В 1995 году его не станет. От двух браков у Хаджарата останутся пять детей. Никто из них не выберет путь отца. Самого младшего сына зовут Юрий Лакоба.

История возникновения

Племя Урос образовалось еще до могущественной цивилизации Инков. “Люди озера”, как они сами себя называют, говорят, что существовали уже тогда, «когда еще не было солнца, вокруг царили темень и холод». Однако, именно воинственные Инки, продвигавшиеся вглубь Анд, сделали Урос уникальным народом, который, не дожидаясь, пока его обратят в рабство, загодя убежал на огромное озеро. Опасаясь выходить на противоположный берег, люди соорудили из камыша крошечные островки, которые вскоре разрослись в большие плавучие деревни. Поскольку озерные жилища прятались в тростниковых зарослях, они бы так и оставались незамеченными, если бы не соседи, племя Аймара, которые, в отличие от Урос, лицом к лицу встретили Инков, дав им достойный отпор.

Война между Инками и Аймара проходила с переменным успехом, в наиболее трудные моменты индейцы садились в лодки и уплывали подальше в озеро. Инки преследовали противника, рассекая водную гладь. В ходе очередного заплыва были обнаружены новоявленные озерные «робинзоны». Инки не стали их атаковать, но обложили островитян данью (одна миска маиса с каждой семьи), которую те исправно платили до тех пор, пока не прибыли испанские отряды и не уничтожили Инков.

Изобретательная изолированная «озерная раса» намного пережила своих могущественных поработителей. Парадокс, которых в истории случается немало, заключается в том, что великолепные, украшенные золотом дворцы Инков оказались намного более недолговечными, чем хрупкие тростниковые жилища Урос.

Один из островов Урос

Тростник – основа жизни

Основой выживания озерного народа стал тростник Тоторо (исп. Totoro).

Тоторо для Урос — почти все! Они живут на островах, построенных из тростника, в маленьких хижинах с тростниковыми стенами, полами и крышами; спят на тростниковых циновках; еду готовят на очаге, сложенном из камней, используя камыш как топливо; тростник используется в пищу, даже из цветков растения заваривают целебный чай.

Из упругого тростника строятся жилища, школы, церкви и остальные помещения. На каждом из островов стоит сторожевая башня, на них в давние времена находились дозорные, которые при приближении опасности поднимали тревогу. Сейчас башни исполняют роль зрелищных декораций.

Если жители высокогорных андских районов применяют листья коки для адаптации к разряженному воздуху и суровому климату, то островитяне аналогичным образом полагаются на Тоторо.

Также из тростника индейцы изготавливают знаменитые «Balsas» – лодки из связанных вместе пучков сухого камыша, напоминающие папирусные плавучие средства древних египтян, в форме полумесяца.

Острова из Тоторо и их обитатели

Свои искусственные тростниковые острова Урос строят уже не одно тысячелетие, они поистине добились совершенства в этом искусстве.

Тростник, необходимый для строительства, сначала высушивается, потом обильно смачивается и снова подсушивается. Только после всех этих манипуляций из него можно сооружать плавучий жилой остров. Обычно толщина небольшого острова бывает от 1,5 до 3 м., крупного – от 6 до 12 м., площадь варьируется в зависимости от его назначения.

Плавучие острова Урос являются «плавучими» лишь условно. На самом деле, они не плавают в буквальном смысле этого слова, так как при строительстве острова с помощью крепких канатов прикрепляют к тростнику, к воткнутому в дно бревну или большому валуну.

Перемещают острова только в экстремальном случае, если, например, уровень воды резко опустился, ведь от этого остров может «сесть» днищем на ил и быстро сгнить.

Размеры и количество островов на протяжении веков постоянно менялись. Согласно некоторым источникам, срок «годности» острова – 30 лет, однако, это весьма сомнительно. Как бы там ни было, они требуют постоянного ремонта и частичной реставрации. Даже при благоприятных климатических условиях нижний слой острова постоянно подгнивает и отслаивается, поэтому островитяне регулярно пополняют его, постоянно проверяя толщину в разных частях.

После того, как новый тростник подсохнет, его режут и укладывают там, где толщина острова наименьшая. Свежий слой камыша уплотняют, утаптывая ногами. Тростник достаточно мягкий, и по своим островам местные жители ходят без обуви. Многие туристы во время своего пребывания в гостях у Урос тоже прогуливаются босиком.

На сегодняшний день доподлинно известно о 42 островах, на самом же деле их количество может достигать 60. На небольших островках (диаметром до 30 м.) проживает по 2-3 семьи, на самых крупных — до 10 семей. Урос традиционно ловят рыбу, охотятся на птиц, собирают яйца, разводят уток, кур, морских свинок для еды и для обмена с материковыми индейцами Аймара на кукурузу и картофель. Некоторые умудряются заниматься нехитрым овощеводством, «удобряя» тростник возле хижины плодородным илом.
На протяжении многих лет два племени — озерное и береговое — друг с другом смешивались, в конечном итоге, Урос даже отказались от своего языка, приняв язык Аймара.

Со времен колонизации Южной Америки состояние «озерного племени» кардинально изменилось. Островитяне старшего поколения по сей день держатся воды, молодежь уходит «на материк» в города, часто используя родной островок для дополнительного заработка от туризма. Народность понемногу утрачивает свою аутентичность, сливаясь с племенем Аймара, которое дожило до сегодняшних дней в более комфортных условиях, развивая ремесленничество и сельское хозяйство.

С 1978 г. плавучие острова являются частью Национального заповедника Титикака (исп. Reserva Nacional del Titicaca), созданного для сохранения 37 тыс. Га, заросших удивительным тростником, около 60 видов птиц и 15 видов рыб.

Современная цивилизация – благо или зло?

Хотя культура Урос намного пережила цивилизацию Инков, сегодня есть опасения, что в связи с новыми современными реалиями она оказалась под угрозой исчезновения. Таковыми реалиями стало развитие туристического бизнеса на озере Титикака в 1980-1990 годах, который кардинально изменил традиционный жизненный уклад Урос. Если несколько десятилетий назад тростниковые острова были изолированы от внешнего мира, то сегодня они привлекают к себе армии туристов. Обитатели тростниковых островов научились изготавливать изделия кустарного промысла и продавать их туристам. Еще одним источником дохода стали устраиваемые ими прогулки для туристов на тростниковых лодках.

Зачем индейцам работать, если можно облачиться в традиционный костюм и сфотографироваться с туристами за неплохие чаевые?

Немного успокаивает и дает надежду на то, что удастся сохранить уникальную культуру озерного племени, следующий факт: из всех существующих островов на озере только 10 принимают туристов.

Любопытные факты

  • Поверхность небольшого плавучего острова слегка прогибается под шагами человека, так что прогулка по нему напоминает ходьбу по стогу сена.
  • На островах нет ни докторов, ни больниц, поэтому островитяне полагаются только на себя. Мужчины сами помогают своим женам рожать прямо в хижинах.
  • На одном из крупных островов действует Миссионерская школа, где дети обучаются на языке аймара.
  • Религия Урос представляет собой своеобразную смесь индийской и католической веры.
  • Умерших соплеменников у Урос принято хоронить на берегу.
  • Каждый плавучий остров непременно «ставится на якорь» — привязывается к прочным деревянным сваям, вколоченным в дно озера.
  • Бывали случаи, что сильным ветром остров срывало с «якоря» и уносило далеко в озеро. Такой остров люди просто бросали на произвол судьбы, на лодках возвращались к тростниковому «архипелагу» и начинали создавать новый. Ведь даже самый маленький островок слишком массивен для отбуксировки назад.
  • Размеры старейших из островов просто поражают! При средней глубине озера в месте «архипелага» до 10-15 м., многие из них имеют такое толстое основание, что уже достигли дна и, практически перестав быть плавучими.
  • Тростник, соприкасаясь с водой, гниет достаточно быстро, поэтому каждые 3 месяца приходится добавлять новые пласты тростника. Особенно важно это делать в дождливый сезон.
  • Тоторо для Уросов – это не только «земля» и средство передвижения. Это также сырье для мебели, посуды, хозяйственных приспособлений, сувениров и даже еда: сердцевину тростника высушивают, размалывают в муку, из которой делают особые лепешки и готовят разнообразные блюда. Преимущества такого питания очевидны – оно совершенно бесплатное, ведь тростника вокруг – немерено. Очевидны и недостатки: всю жизнь на тростниковом хлебе не просидишь. Но такая пища очень выручает, когда рыбалка не ладится и птица не спешит в силки.
  • Для ловли рыбы Урос часто используют бакланов.
  • На островах на удивление много домашних кошек. Оказывается, они охотятся на мышей, портящих тростник, из которого построены острова.
  • Островитяне не отвергают современных технологий, каждый остров от перуанского правительства получил в подарок солнечные панели, в каждой общине есть телевизор, хоть и черно-белый. Традиционные лодки из тростника привязаны к островам, в то же время мужчины имеют обычные деревянные лодки с веслами и электро-двигателем.
  • Ныне «плавучие острова Урус» – одно из любимых туристами мест. Туристический маршрут стартует из прибрежного городка Пуно (исп. Puno), расположенного на западном берегу озера . Ежегодно сюда устремляются потоки гостей, которые с удовольствием раскупают поделки «озерных» индейцев.
  • Для туристов местные жители наряжаются в этническую одежду. В повседневной жизни, когда туристов нет, они одеваются в обыкновенные платья и шорты.
  • Современная цивилизация вторгается в жизнь островитян повсеместно. Так, вместо тростниковых крыш здесь с недавних пор стали устанавливать пластиковые, которые хорошо защищают от дождя. Сохраняя многовековые традиции, сообщество «озерного народа» находится в постоянном движении.
  • Вопрос, не тяжело ли им живется, не вызывает у жителей тростниковых островов ничего, кроме недоумения.

masterok

Самое высокогорное судоходное озеро Титикака славится не только тем, что инки утопили в нем свои сокровища (есть такая версия), но и плавучими островами, созданными племенем Урос.
Вот как это выглядит …
Фото 2.

Племя Урос образовалось еще в доинкские времена. Сами они говорят, что существовали тогда, когда солнца не было, а вокруг царили темень и холод. Урос, естественно были супер-человеками, раз выжили в таких жестких условиях. Со временем мрак рассеялся лучиками Солнышка, на Земле появилась различная живность, а народ, ко превеликому сожалению, утратил всю свою уникальность, потому как посмел нарушить Великий Универсальный Закон Вселенной. Чем он там нарушил правила, осталось за кадром, но, думается, не иначе как объевшись яблок. На этом мифическая составляющая истории Урос оканчивается, и начинается фактическая.
Фото 3.

Как уже упоминалось, Уросы возникли еще до инков, но именно инки сделали их уникальным племенем, вытеснив на озеро. Агрессивные инки продвигались вглубь Анд, подминая под себя все живое. Урос не стали дожидаться, пока из них нарежут салат к инкскому обеду и загодя удрали на громадное озеро. Приставать к другому берегу все равно было бессмысленно, так что они соорудили из тростника маленькие островки, которые потом разрослись в большие острова-деревни. Поскольку их жилища располагались глубоко в тростниковых зарослях, они так и остались бы незамеченными, если бы не их соседи – племя Аймара, которое в отличие от Уросов, грудью встретило инков и дало им достойный отпор.
Фото 4.

Война Инков и Аймара протекала с переменным успехом и по ходу военных действий фортуна частенько поворачивалась к последним задницей. В такие трудные минуты они садились в лодки и уплывали по озерной глади Титикака подальше вглубь зализывать раны и кумекать над дальнейшей стратегией ратных делов. Инки, само собой, сложа руки не сидели и усиленно утюжили водоем в поисках удравшего противника. В ходе очередной операции и были обнаружены новоявленные робинзоны вместе со всем их домашним хламом.
Уросов под нож не отправили, но данью обложили (по миске маиса с каждой семьи), которую они и платили исправно, пока прибыли испанцы и отправили инков кормить червяков. Вот и получается, что грандиозные, отделанные драгоценностями дворцы инков оказались намного более хрупкими, чем деликатные тростниковые плоты Уросов.
Фото 5.

Современное состояние племени Уросов кардинально изменилось со времен завоеваний Америки. Хотя прятаться и платить дань больше некому, Уросы старшего поколения держатся воды. Молодежь — наоборот, убегает в города на твердую землю, часто оставляя родной островок в качестве дополнительного заработка от туристического бизнеса, благо туристов туда возят много и регулярно. Коренные Уросы живут вдалеке от туристических маршрутов и доступ к ним без специального гида из местных невозможен.
Племя понемногу утрачивает свою аутентичность, сливаясь с Аймарами, которые также счастливо дожили до наших дней не убегая на воды от опасностей. Увы, таков закон выживания – Аймры, проживающие в более комфортных «твердоземельных» условиях, шли в ногу со временем, развивая ремесленничество, сельское хозяйство и другие виды заработка, в то время как Уросы прозябали на плавучих островах безо всякого прогресса. Даже с туристов они не умеют выжать копейку, что уж говорить о каком-то другом бизнесе. Все, что они умеют делать хорошо — это строить плавучие острова и на них жить.
Фото 6.

Острова Уросов делаются из тростника. Сначала его высушивают, потом смачивают для эластичности, потом опять подсушивают и только после этого тростник годится для сооружения плавсредства. Толщина острова – 1,5-2 метра, площадь бывает весьма различной, в зависимости от предназначения. Острова не плавают в полном значении этого слова, они прикреплены к тростнику (большому камню, воткнутому в дно бревну) и на протяжении «жизни» остаются на одном месте. Перемещают их только в случае острой необходимости, если например уровень воды опустился, от чего острову грозит сесть пузом на ил, и, как следствие, быстро сгнить.
Фото 7.

Согласно источникам, которые я нашел, срок эксплуатации острова – 30 лет, но мне это кажется очень сомнительным, поскольку тростник – совсем не тот материал, который может столько времени продержатся в воде. Как бы там ни было, острова требуют постоянного ремонта и частичной подмены стройматериала. Поверхность острова не твердая, как может показаться, она прогибается под тяжестью человека, так что ходьба по ней напоминает ходьбу по кипе сена. Количество островов по разным оценкам находится в пределах от 40 до 60 штук.
Фото 8.

Тростник для Уросов – не только «земля», но и средство передвижения (из него делают красивейшие лодки), сырье для сувениров, хозяйственных приспособлений, посуды и даже еда. Сердцевину высушивают, размалывают и готовят разнообразные блюда, а также лепешки. Преимущества такого питания очевидны – оно абсолютно бесплатное, ведь тростника вокруг намеренно, недостатки тоже очевидны – всю жизнь на такой булке не просидишь, но она очень выручает, когда рыба не ловится и птица не попадает в силок. Еду готовят на огне, который разводят на камнях прямо на островной «земле», следя за тем, чтобы огонь не перекинулся на пересушенный солнцем тростник – на этот случай под рукой всегда находится емкость с водой.
Фото 9.

Строения также тростниковые. На каждом острове стоит башня, на которых в давние времена постоянно дежурили, и в случае опасности поднимали народ по тревоге. Теперь башни используются как декорации. Некоторые умудряются заниматься на островках нехитрым земледельчеством, «удобряя» тростник плодородным илом, но все же основные промыслы местных жителей – рыбная ловля, охота на птиц и их яйца и туристический бизнес.
Фото 10.

Поверхность островов Урос мягкая и пружинистая, местами вода просачивается сквозь тростниковый покров.
Жизнь такого острова, к сожалению, не продолжительна, всего 30 лет, затем приходится строить новый остров, участие в этом принимает вся семья, а само строительство занимает около полугода.
Фото 11.

Сейчас на озере Титикака насчитывается более 40 плавучих островов Урос, на некоторых из них имеются вырабатывающие электроэнергию солнечные батареи, смотровые башни, рынки. Из тростника племя строит все: дома, лодки, сувениры и утварь, разводят из него огонь и употребляют в пищу!
Конечно, тростником племя не ограничивается: ловят рыбу, охотятся на птиц и даже выращивают овощи на местных грядках. Эти уникальные острова представляют собой один из самых удивительных примеров существования племен, которым удалось сохранить обычаи и традиции своих предков.
Фото 12.

Как и многие другие уникальные мировые культуры, уру находится под угрозой поглощения чужими культурами. Большинство индейцев уру говорят на языке аймара – более крупного племени, живущего по соседству на суше. Считается, что уру утратили свой язык около пятисот лет назад. Исчез ли их язык естественным образом, или был насильственно вытеснен аймара, неизвестно, однако сравнительно недавнее пришествие европейцев в Южную Америку создало огромную угрозу для их национального самосознания. Угрозу даже большую, чем когда-то они испытали со стороны империи инков, которым уру платили налоги и отдавали своих сородичей в качестве рабов.
Фото 13.

Хотя по численности уру и очень маленький народ, они переняли те аспекты европейского общества, которые подошли им. Многие из индейцев пользуются телевизорами и другими электроприборами, работающими на солнечных батареях. А на самом большом острове расположена радиостанция, которая транслирует ежедневно по нескольку часов. Для детей была создана система группового образования в виде двух школ. Однако так как сохранению самобытной культуры уру придается огромное значение, одна из школ была отдана полностью под традиционное обучение.
Фото 14.

На островах нет современных кухонных плит, так что, естественно, возникает вопрос, как же уру готовят еду, раз они не могут использовать огонь без угрозы поджечь свои жилища? Оказывается, островитяне просто складывают кучку из камней, достаточно высокую, чтобы на ее вершине можно было без опаски зажечь небольшой костер.
Фото 15.

Еще один вопрос, который часто задают в отношении уру, это как они поддерживают гигиену около своих жилищ. Ответ прост, около каждого острова сооружается еще один маленький островок, который и используется только в качестве туалета. Тростник впитывает отходы, и это способствует развитию будущего урожая. Для поддержания своей скудной экономики уру также приходится размещать множество любопытных туристов, приезжающих в эти места, чтобы увидеть уникальный образ жизни. Большинство семей уру имеет в своих домах отдельную комнату, предназначенную специально для гостей и туристов, желающих остаться на ночь. Для туристов сделаны некоторые уступки в плане современных удобств, однако каждую ночь туристы приглашаются на традиционный танец, на котором им рекомендуют появиться в национальной одежде уру. Есть подозрение, что уру считают это скрытым подшучиванием над своими западными гостями.
Фото 16.

Можно только надеяться на то, что этой маленькой уникальной культуре удастся выжить под влиянием извне. И, конечно, было бы очень жаль, если бы этот любопытный, хотя и крошечный кусочек человечества стал еще одной жертвой всеобщей гомогенизации культур.
Фото 17.

Фото 18.

Фото 19.

Фото 20.

Фото 21.

Фото 22.

Фото 23.

Фото 24.

Фото 25.

Фото 26.

Фото 27.

источники
http://terra-z.com/archives/12999

Leave a Comment