Про жанну дарк

Жанна дАрк на войне

Когда Жанне дАрк исполнилось 17 лет, она отправилась в Вокулер. Девушка хотела лично поговорить с дофином, однако сделать ей этого не удалось. Вскоре Жанна предсказала, что англичане одержат победу над французами в битве при Руврэ. В результате все произошло именно так, как она и говорила.

Испуганный капитан Робер де Бодрикур отправил Жанну к дофину, написав ему письмо. Кроме этого он распорядился, чтобы ее охраняли воины. Путь был не самым легким, однако Орлеанская дева была убеждена в том, что ей везде помогает Бог.

Жанна д’Арк при осаде Орлеана

Придя к Карлу, Жанне д’Арк не сразу удалось встретиться с ним. Советники Карла настаивали на том, чтобы он прогнал девушку, но тот все-таки согласился увидеться с ней. Карл усадил на трон своего пажа, а сам отправился к свите.

Когда Жанна оказалась в зале она сразу же подошла к дофину, стоящему рядом с придворными, поскольку на него указали «высшие силы». Разговор один на один с незнакомкой впечатлил Карла. О нем он расскажет только 25 лет спустя.

Жанна дАрк сказала, что власть принадлежит ему, и в скором будущем он будет править страной на законном основании.

Карл поверил Орлеанской деве, но нужно было еще получить согласие духовенства. Священнослужители устроили Жанне дАрк настоящие испытания, которые ей удалось пройти. В результате ей разрешили командовать французским войском. Получив коня и оружие, она отправилась в город Блуа, где произошел весьма интересный случай.

Жанна д’Арк зашла в часовню Сент-Катерен-Фьербуа, в которой находился меч короля Карла Мартелла. Этот меч помогал монарху побеждать своих противников. В будущем он поможет и Жанне. С каждым днем она становилась все более популярной.

Толпы людей выходили ей навстречу, чтобы собственными глазами посмотреть на свою спасительницу. Солдаты также воспрянули духом и поверили в победу над Англией.

Это было невиданным делом, что неизвестная и малообразованная пастушка смогла в столь краткий срок овладеть тонкостями военного дела и заслужить авторитет у военнослужащих. До сих пор остается загадкой, как юная девушка смогла достичь таких результатов.

Первым делом в борьбе с англичанами Жанна дАрк сняла осаду с Орлеана, имевшего важное стратегическое значение. 28 апреля 1429 г. французская армия во главе со своей спасительницей напала на противника.

Интересен факт, что Жанна приказала своим командирам подойти к основным воротам города и атаковать неприятеля. Однако капитаны не осмелились выполнить этот приказ. Вместо этого они решили начать нападение другим способом.

Неподчинение командиров вывело Жанну д’Арк из себя. Она приказала войскам отступить и занять позиции на правом берегу Лауры. После этого Дева с небольшим отрядом проникла в город, зайдя в него с южной стороны. 4 мая французы одержали первую победу, взяв под контроль бастион Сен-Лу.

Народная героиня Жанна Д’арк

Затем последовала черед ярких побед, вследствие чего англичанам пришлось оставить Орлеан. Таким образом, Жанне дАрк удалось справиться с поставленной задачей за четверо суток, тогда как французские военачальники считали ее невыполнимой.

Именно после этого события Жанну дАрк начали называть «Орлеанской девой». Стоит отметить, что в одном из сражений ее ранили в плечо.

Пленение и смерть

После коронации Жанна дАрк попросила Карла отпустить ее домой, но тот уговорил Деву остаться командовать войском. Некоторые правящие деятели Франции побудили Карла отложить наступление на Париж. Тем не менее, дАрк решила самостоятельно освободить город.

23 мая 1430 г. Жанна д’Арк попала в плен к бургундцам. Главнокомандующий бургундцев Жан Люксембургский хотел получить выкуп за столь известную пленницу. Однако Карл предал спасительницу Франции, даже не вспомнив того, что́ Жанна для него сделала.

В результате Жанна дАрк оказалась в руках англичан, судивших ее в Руане. Они ненавидели девушку, поэтому хотели ее не просто убить, а запятнать ее имя. Перед смертью Жанна должна была публично заявить о связи с дьяволом. Процесс возглавил епископ Пьер Кошон, которого англичане, в случае расправы над осужденной, хотели сделать архиепископом.

Во время судебного процесса Жанна дАрк искренне призналась, что имела связь со сверхъестественными силами. Этим воспользовался хитрый Кошон, который исказив слова девушки, обвинил ее в связи с дьяволом. Интересен факт, что на помощь Орлеанской деве не пришли ни монарх, ни жители Орлеана, ни сослуживцы.

На аббатском кладбище Сент-Уэн Жанна подписала документ о виновности и связи с дьяволом. Стоит отметить, что судьи добились ее признания с помощью обмана, прочитав ей другой документ. Об этом стало известно только после ее смерти.

Сожжение Жанны д’Арк

Жанну д’Арк приговорили к казни через сожжение на костре. Девушка, как и раньше, вела себя мужественно и спокойно. Находясь в огне, она несколько раз взывала к Иисусу.

Толпа людей, наблюдавшая за всем происходившим, не могла сдержать слез. Жанна дАрк была заживо сожжена на костре 30 мая 1431 года в возрасте 19 лет. Спустя 25 лет она была реабилитирована.

Для французов и многих других людей Жанна дАрк является настоящей героиней. В ее честь устанавливают памятники, снимают фильмы, пишут книги и чеканят монеты.

Памятник Жанне д’Арк в Париже

Если вам понравилась биография Жанны дАрк – поделитесь ею в социальных сетях. Если же вам нравятся интересные факты вообще, и биографии великих людей в частности – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:
Этот пост о мученнице святой Жанне, как о ней не вспомнить, да еще в день ее казни…
Впрочем, казни возможно и не было вовсе… но 30 мая официальная история считает днем сожжения Жанны д’Арк (Jeanne d’Arc), простой крестьянки, которая до сих пор известна во всем и особо почитаема во Франции, как национальная героиня.

Жанна была одной из командующих французскими войсками в Столетней войне. Попав в плен к бургундцам, была передана англичанам, осуждена как еретичка и сожжена на костре по обвинению в ереси и колдовстве. Спустя почти пятьсот лет (в 1920 году) причислена Католической церковью к лику святых…
Господь дал народу 4 обещания через Жанну: что будет снята осада с Орлеана, что дофин будет посвящен и коронован в Реймсе, что захваченный англичанами Париж будет возвращен законному королю Франции и что герцог Орлеанский, бывший тогда в плену у англичан, вернется на родину. Всё это казалось невероятным, но исполнилось в точности.

Ее образ был воспет в различных художественных и литературных произведениях — в том числе Вольтером и Шиллером. О ней написано множество научных исследований, и несмотря на это — а может, именно благодаря этому, споры вокруг ее судьбы не только не утихают, но, напротив, разгораются со все большей силой.
Официальная история жизни Орлеанской Девственницы существует со времен Великой французской революции и подробно изложена в школьных учебниках.
Жанна д’Арк родилась в деревушке Домреми, в Лотарингии, в семье землепашца Жака д’Арка (Jacques или Jacquot d’Arc, около 1375–1431) и его супруги Изабеллы (Isabelle d’Arc, урожденная Isabelle Romee de Vouthon, 1377–1458) около 1412 года.
Это было тяжелое для Франции время. Уже более семидесяти лет шла Столетняя война (1337–1453), и французы за это время успели потерять большую часть территории королевства.
В 1415 году англичане высадились в Нормандии с войском под командованием талантливого полководца — молодого короля Генриха V.
Осенью 1415 состоялась знаменитая битва при Азенкуре, в результате которой весь цвет французской аристократии попал в плен. В стране началась гражданская война между бургундцами и арманьяками, а англичане тем временем захватывали одну территорию за другой.
В возрасте 13 лет у Жанны начинались «видения» — она слышала «голоса», разговаривала со святыми, которые призывали ее идти спасать Францию. Девушка всем сердцем уверовала в свое необычное предназначение. Святые, что ей являлись, намекали на известное пророчество, согласно которому одна женщина погубила Францию, и другая женщина, причем девственница, спасет страну.
Дом Жанны д’Арк в Домреми. Ныне — музей.
Бедная дочь пахаря в 17 лет уходит из отчего дома, добирается до Шинона, где в то время находился молодой король Карл VII (Charles VII, 1403–1461), рассказывает ему о своем предназначении. Тот, поверив ей, дает ей в подчинение отряд рыцарей. Вот так начинается карьера Жанны. В ней будут сражения, победы, освобождение Орлеана, после чего она получит прозвище Орлеанская Дева. Затем — плен, обвинения, допросы и смерть на костре в 1431 году… вроде бы все просто и ясно.
Однако на протяжении уже нескольких десятилетий официальную версию систематически оспаривают некоторые историки, преимущественно французские, указывая на определенные непонятные моменты в биографии Жанны.
Хронисты колеблются в названии даты казни девы. Президент Эно, суперинтендант в штате королевы Марии Лещинской называет датой казни 14 июня 1431 года. Английские летописцы Уильям Кэкстон (William Caxton, 1422–1491) и Полидор Вергилий (Polydore Vergil, 1470–1555) уверяют, что казнь состоялась в феврале 1432 года. Разница большая.
Много сомнений вызывает и сама странная и головокружительная карьера Жанны. Средневековое общество было строго сословным и иерархичным. Для каждого в нем было определено свое место среди Oratores — тех, кто молится; Bellatores — тех, кто воюет, или Aratores — тех, кто пашет.

Башня в Руане, где допрашивали Жанну и памятник у места ее сожжения.
Дворянские мальчики с семи лет готовились к тому, чтобы стать рыцарями, а к крестьянам относились, как к животным. Как же могло такое случиться, что простолюдинке дали под начало отряд рыцарей? Как могли согласиться рыцари, от рождения воспитанные воинами, чтобы ими командовала крестьянка? Что должны были ответить бедной крестьянской девушке, которая стоит у ворот королевской резиденции и требует свидания с королем, чтобы рассказать ему о своих «голосах»? Мало ли в то время было хитропопых блаженных с голосами? Да полно!
Жанну же в Шиноне принимали теща короля Иоланда Анжуйская (Yolande d’Aragon, duchess d’Anjou, 1379–1442), супруга Карла VII Мария Анжуйская (Marie d’Anjou, 1404–1463) и сам король. Ко двору ее доставили за счет казны, в сопровождении вооруженного эскорта, который составляли рыцари, оруженосцы, королевский гонец. Многим дворянам приходилось не по одному дню ждать аудиенции у короля, а «крестьянку» пустили к нему практически сразу.

Бюллетень общества археологии и Лотарингского музея истории» сообщает, что «в январе 1429 года на площади замка в Нанси Жанна верхом на лошади приняла участие в турнире с копьем в присутствии знати и народа Лотарингии». Если учесть, что сражение в турнирах было возможно только для дворянства, что вокруг ристалища выставлялись щиты с гербами сражающихся, то появление на нем крестьянки не укладывается ни в какие рамки того общества. К тому же длина копья достигала нескольких метров, и владеть им могли только специально обученные этому дворяне. На том же турнире она поразила всех своим умением ездить верхом, а также знанием игр, принятых среди знати — кентен, игра в кольцо. Поразила настолько, что герцог Лотарингский подарил ей великолепного скакуна.
Во время коронации Карла в Реймсе только штандарт Жанны (белый, усыпанный золотыми лилиями) был развернут на хорах собора. У Жанны был свой придворный штат, включающий фрейлину, дворецкого, пажа, капеллана, секретарей, и конюшня из двенадцати лошадей.

Как вам такая Жанна, ню… да еще с нацистким приветствием? Это от французского художника Gaston Bussiere (1862-1929).
Некоторые исследователи считают, что отцом Жанны был герцог Луи Орлеанский, о чем знали и представители династии (сторонники этой версии утверждают, что в таком случае Жанна д’Арк родилась в 1407 году). Богатый гардероб Жанны был оплачен герцогом Карлом Орлеанским (Charles d’Orleans, 1394–1465).
Но кто в таком случае мать Жанны? Вслед за Амбеленом, Этьен Вейль-Рейналь (Etienne Weil-Reynal) и Жерар Пем (Gerard Pesme) считают, что, скорее всего, это Изабелла Баварская (Isabeau de Baviere, 1371–1435), жена Карла VI, мать Карла VII. Она долгие годы была любовницей Луи Орлеанского.
Карл VI по прозвищу Безумный (Charles VI le Fou, 1368–1422) не выносил и вида своей супруги. Она жила отдельно, во дворце Барбет, где Луи был частым гостем. Его называли отцом, по крайней мере, двоих детей Изабеллы — Жана (род. в 1398) и Карла (род. в 1402). Рождение Жанны произошло в этом самом дворце, и сразу ее отправили к кормилице Изабелле де Вутон. Понятно и то обстоятельство, почему пришлось спрятать ребенка. Необходимо было защитить девочку, поскольку ее отец, Луи Орлеанский, был убит наемными убийцами всего через несколько дней после рождения Жанны.
Здесь опять же можно выделить факт, опровергающий бытующее мнение, что Жанна была просто крестьянкой. Некоторыми исследователями считается, что дочь мужчины по имени Жак д’Арк и женщины по имени Изабелла де Вутон просто обязана быть дворянкой — приставка «де» в фамилии выдает дворянское происхождение. Но подобная традиция возникла во франции лишь в XVII веке. В описываемый период данная буква означали приставку «из». То есть Жанна из Арка, так что не все так однозначно…

«Жанна д’Арк». Картина Рубенса.
Представители семейства д’Арк находились на королевской службе еще до появления Жанны на свет. Именно поэтому эта семья была выбрана для воспитания Жанны.
Герб Жанны д’Арк. Иллюстрация (Creative Commons license): Darkbob/Projet Blasons
Как еще можно обосновать утверждение о ее дворянском происхождении? Герб, которым наделил ее Карл VII. В королевской грамоте говорится: «Во второй день июня 1429 года … господин король, прознав про подвиги Жанны Девственницы и победы, одержанные во славу Господа, наделил … гербом названную Жанну …». Золотые лилии считались цветком Франции, иначе говоря, символом «принцев и принцесс крови», что также подтверждает открытая золотая корона на гербе Жанны.
Король даже не заикается о присвоении Жанне дворянского звания, значит, оно у нее уже есть. Своим гербом он ясно дает понять, что считает Жанну принцессой королевских кровей.
Если считать все сказанное верным, то Жанну придется признать сводной сестрой короля Франции Карла VII, сводной сестрой герцогов Орлеанской династии — Карла и Жана Дюнуа, сводной сестрой королевы Англии Екатерины де Валуа (Catherine de Valois, 1401–1437), сестры Карла VII, теткой короля Англии Генриха VI (Henry VI, 1421–1471). В этих обстоятельствах кажется немыслимой казнь Жанны на костре в Руане в 1431 году.
Нельзя было сжечь по обвинению в колдовстве девушку такого высокого происхождения. Вопрос о том, зачем понадобился этот спектакль, слишком сложен, и является темой отдельной статьи.

Сейчас речь о другом, о жизни Жанны после… ее официальной казни. Чтобы понять, как Жанна смогла избежать казни, стоит обратиться к описанию этого печального действа: «На площади Старого рынка (в Руане) 800 английских солдат заставили народ потесниться… наконец, появился отряд из 120 человек… Они окружали женщину, прикрытую… капюшоном до самого подбородка…». Это только на картинах художников она с открытым лицом и в нарядных одеждах.

По сведениям историографов, рост Жанны составлял около 160 см. Учитывая двойное кольцо солдат вокруг нее, колпак на лице, сказать с уверенностью, что это была за женщина, не представляется возможным.

Мнение, что вместо Жанны была сожжена другая женщина, разделяло множество хроникеров и известных лиц, как современников Жанны, так и живших позже. В одной из хроник, хранящихся в Британском музее, сказано буквально следующее: «В конце концов, велели сжечь ее при всем народе. Или какую-нибудь другую женщину, похожую на нее».
А настоятель Собора св. Тибо в Меце пишет спустя пять лет после казни: «В городе Руане … она была возведена на костер и сожжена. Так говорят, но с тех пор было доказано обратное».
Еще больше убеждают в том, что Орлеанская дева не была сожжена, материалы судебного процесса. Генеральный адвокат Шарль дю Ли еще в XVI веке обратил внимание на то, что в документах и протоколах допросов девы отсутствуют смертный приговор и официальный акт, удостоверяющий исполнение приговора. Но если Орлеанскую деву не сожгли на костре, то какова ее дальнейшая судьба?
В 1436 году, через пять лет после костра в Руане, в документах знатного семейства дез Армуаз появляется запись: «Благородный Робер дез Армуаз (Robert des Armoises) сочетался браком с Жанной дю Лис, девственницей Франции… 7 ноября 1436 года». Фамилию дю Лис носили сыновья официального отца Жанны.
А летом 1439 года Орлеанская дева сама пожаловала в освобожденный ею город. Носила она теперь фамилию своего мужа — дез Армуаз. Ее встретила восторженная толпа горожан, в которой было немало людей, видевших ее ранее.
В счетной книге города появилась еще одна примечательная запись о выплате Жанне дез Армуаз крупной суммы денег — 210 ливров «за добрую службу, оказанную городу во время осады». Героиню признали те, кто хорошо знал ее четыре года назад — ее сестра и братья, маршал Франции Жиль де Рэ (Gilles de Rais, 1404–1440), Жан Дюнуа и многие другие.
Умерла Жанна в конце лета — начале осени 1449 года — именно этим периодом датируются документы, свидетельствующие о ее смерти. Только после этого ее «братьев» (имеются в виду сыновья Жака д’Арка) и официальную мать (Изабеллу де Вутон) стали называть «братьями покойной Жанны Девственницы» и «Изабеллой, матерью покойной Девственницы».
Вот так выглядит одна из самых распространенных на сегодня альтернативных версий происхождения героини Столетней войны.
Официальная наука не признает доводов сторонников альтернативных версий. Но так или иначе, вопрос о происхождении Жанны д’Арк остается открытым: от фактов, говорящих о ее благородном происхождении, отмахнуться совсем непросто. Основа инфы: исследование Елены Анкудиновой.

Существует более 20 фильмов, снятых по мотивам истории Жанны Д’Арк. Первый из них был снят на заре кинематографа, в 1898 году. Кстати, вы смотрели фильм «Посланница: история Жанны д’Арк»? Картина 1999 года, но рекомендую, там Жанну играет Милла Йовович.
А французы Жанну и помнят и любят… и уже не важно согжгли ее или нет, веру народа в ее мученическую смерть уже невозможно опровергнуть. Это уже личность — легенда…

Памятник Жанне в Париже.
Картинки и фото (С) разные места инета.

Миссия освободительницы

Биография Жанны д’Арк (Орлеанской девы) достаточно хорошо известна. Она родилась в деревне Дореми, что находится на границе между Шампанью и Лотарингией, 6 января 1412 года. Девочка была очень набожной, а в возрасте 12 лет ей привиделось первое послание от св. Михаила, открывшее Жанне д’Арк ее истинное предназначение – стать спасительницей Франции.

Рекомендуем: Валентина Терешкова: биография

Жанна д’Арк слышала голоса святых, которые вдохновляли и убеждали ее, что она и есть дева-спасительница. 6 марта 1429 года будущая национальная героиня приехала в роскошный замок Шиннон, где находился дофин Карл вместе со своим двором, и уговорила его собрать войско для войны с англичанами.

Убедить Карла VII воевать оказалось весьма непростой задачей, тогда девушке пришлось признаться дофину, что она избрана свыше и слышит голоса святых. Под влиянием Жанны д’Арк дофин решился предпринять военный поход для освобождения Орлеана – города, перекрывавшего англичанам путь на юг страны.

Окружение дофина быстро разнесло слухи о Жанне, а назначение ее главнокомандующей укрепило боевой дух войска. Краткая биография Жанны, изложенная в церковной литературе, утверждает, что она была воплощением святости и праведности, чем вдохновляла соотечественников на борьбу.

Ранее предпринималось несколько попыток оттеснить англичан от Орлеана, ведь город занимал стратегически важное положение и находился недалеко от Парижа и Реймса, где традиционно проходила церемония коронования наследников французского трона.

Рекомендуем: Кто такая Вера Мухина?

Стоит отметить некоторые интересные факты из жизни великой Жанны, особенно ее дар предсказывать события. Так было со знаменитой «селедочной битвой», которую французы проиграли из-за медлительности союзников-шотландцев и нерешительности самих французов начать самостоятельную атаку на обозы англичан с провиантом. Согласно историческим хроникам, Жанна на приеме у дофина смогла в деталях предсказать данное событие, чем подкрепила свою репутацию святой провидицы.

29 апреля 1429 года Жанна с войском прибыла к осажденному городу, первые оборонительные бастионы которого либо лежали в руинах, либо были заняты англичанами. Жанна не сразу бросила войска в бой – сначала она предприняла несколько тщетных попыток решить дело мирными переговорами, но англичане осмеяли ее.

Битва за Орлеан была невероятно ожесточенной, Жанна сама не раз участвовала в сражениях. Последний штурм закончился решительной победой французов, а посрамленные англичане отступили, бросив в казармах большую часть награбленного добра.

Предательство и смерть

История великой Жанны, получившей прозвище «Орлеанская дева», не давала покоя не только англичанам, но и французам. Соотечественники опасались ее, ведь кто такая Жанна и каковы ее планы, никто не знал, а народная популярность придавала ей значительный вес в армии.

Жанна прославилась своей смелостью и решительностью, а ее белые доспехи стали символом победы Франции. Английская знать исходила ядом, ведь огромные финансовые потери от неудачной военной операции грозили разорением короне, а заодно и им:

  • Были потеряны огромные по площади плодородные земли юга Франции, уже давно находившиеся во владении Англии.
  • Военная контрибуция, на которую рассчитывала казна, была полностью потеряна для англичан.
  • Долги по займам поставили в весьма затруднительное положение представителей династии на долгое время.

Такое положение дел не могло продолжаться долго, Жанну начали потихоньку отстранять от участия в военных советах. Дофин жаждал, чтобы Жанна исполнила свое предназначение – присутствовала на его коронации в главной церкви Реймса и тем самым подтвердила законность его власти.

17 июля эта церемония состоялась: Жанна д’Арк лично держала знамя над дофином, после чего заявила, что Господь не оставит монарха своей милостью. Совокупность побед, одержанных французским войском над англичанами, вселила уверенность в военных советников дофина, что позволило им не прислушиваться к мнению Жанны.

В конце лета 1429 года началось наступление на осажденный Париж, однако плохо спланированная операция была обречена на провал, что, собственно, и случилось. Войска короля потерпели неудачу и поспешно отступили, несмотря на настояния Жанны не сдавать позиций. При этом советники короля стали втайне винить в поражении саму Орлеанскую деву и плести интриги, что позволило им полностью отстранить народную любимицу от командования.

Рекомендуем: Что значит имя Жанна?

Осенью и зимой того же года Жанна активно участвовала в мелких столкновениях с врагом в составе небольшого отряда. Весной следующего года Жанна попадает в плен к англичанам, жаждавшим отомстить ей за позорное поражение при Орлеане.

В жизни Жанны начинается последний, самый трагический этап, ведь судить ее по справедливости никто не собирался – англичане заочно приговорили ее к смерти за то, что сделала она для своей родины. Следует кратко упомянуть о том, что Жанну отдали под суд английской церкви, обвинив не только в ереси и ношении мужской одежды, но и в колдовстве.

Только подозрение о том, что на церемонии коронации присутствовала женщина, обвиненная в таком страшном преступлении, нанесло бы репутации Карла огромный ущерб. Обращались с Жанной весьма бесцеремонно, и доподлинно известно, что инквизиторы подвергали ее пыткам.

Жанна д’Арк защищалась с невероятной находчивостью, глупые обвинения в ереси ей удалось опровергнуть. Также Жанна отказалась от ношения мужской одежды и доспехов, дав соответствующий обет, а потому была приговорена к тюремному заключению до конца жизни. Но такое решение взбесило англичан, и позже деве снова предъявили обвинение в колдовстве, а 28 мая 1431 года приговорили к сожжению заживо на центральной площади Руана. 30 мая страшная казнь состоялась, собрав толпы зевак.

Канонизация и роль в истории

Страшная смерть Жанны д’Арк надолго осталась в народной памяти, о народной героине слагали сказания и предания, большинство из которых дошло до наших времен. В 1455 году прошел процесс по реабилитации Жанны, а в 1920 году церковь причислила ее к лику святых великомучеников. Двум ее братьям был дарован высочайшей милостью дворянский титул и земли, а также некоторые льготы по уплате налогов.

Жители Орлеана запомнили подвиг Жанны д’Арк, а 8 мая стали отмечать как день освобождения города от английских захватчиков. Большое празднество до сих пор открывается торжественным шествием по городу: возглавляет его девушка, доспехи которой сверкают серебром, и сидит она верхом на белом коне со знаменем. В 1435 году была поставлена пьеса «Мистерия Орлеанской осады», которая подробно рассказывала о роли девушки в победе над врагами, о ее душевной боли за погибших и раненых во время боев.

Бесспорно, эта девушка была храброй и отчаянной, она проявила чудеса самопожертвования, но, возможно, могла бы избежать смерти, если бы не одно «но». Д’Арк была женщиной, носившей мужскую одежду и сражавшейся наравне с сильным полом, что по тем временам было верхом ереси.

Положение женщины в Средние века было ужасающим, а прокатившаяся по Европе волна «охоты на ведьм» привела к сожжению сотен тысяч безвинных девушек и женщин. Мужской мир редко прощает женщине свободомыслие и стремление к свободе, и д’Арк пришлось заплатить высокую цену за свой подвиг. Наталья Иванова

>
Жанна д’Арк

На войне

В январе 1429 года Жанна д’Арк сбежала из дома и отправилась в Вокулер. Встретившись с капитаном города Робером де Бодрикуром, объявила о намерении встретиться с дофином. Девушку не приняли всерьез и отправили домой. Вернувшись в Вокулер через год, Жанна потрясла капитана, предсказав поражение французов в битве при Руврэ, известия о которой пришли гораздо позже предсказания.

Впечатленный Робер де Бодрикур отправил Жанну д’Арк ко двору, снабдив мужским облачением, письмом к дофину и дав в подмогу группу солдат. В пути девушку сопровождали и братья. Путь ко двору Карла был чрезвычайно опасен. Как говорила сама Жанна, в дороге путешественникам помогал архангел Михаил.

Момент встречи Жанны д’Арк и Карла поэтично описан во многих произведениях. Карл долго не решался на встречу. Двор разделился на два лагеря, многие отговаривали дофина от встречи с пастушкой из Лотарингии. Духовенство считало, что Орлеанскую деву ведет дьявол. Дав согласие на аудиенцию, Карл посадил вместо себя на трон пажа. Жанна, войдя в зал, не взглянула на трон, а подошла к Карлу, стоящему среди придворных.

Орлеанская дева Жанна Д’арк

Как потом сказала Дева, на Карла ей указал архангел Михаил. После диалога Жанны и Карла наедине будущий король выглядел просветленным. Суть разговора Карл раскрыл лишь через четверть века — д’Арк развеяла сомнения дофина касательно законности его власти. Жанна заверила будущего государя, что трон принадлежит ему по праву.

Итак, Карл поверил Деве. Но его мнение решало не все — последнее слово было за священниками. Церковнослужители устроили Жанне утомительное испытание. Благодаря искренности и чистоте помыслов, пройдя все испытания и допросы комиссии в Пуатье, Жанна была допущена Карлом к армии. Начался доблестный военный путь Орлеанской девы. Из Пуатье Жанна д’Арк прибыла в Тур. Получив в Туре снаряжение и коня, Дева отправилась в город Блуа — начальную точку в пути на Орлеан.

Жанна Д’арк в сражении

В Блуа произошло необъяснимое событие — Жанна д’Арк указала часовню Сент-Катерен-Фьербуа, в которой хранился меч короля Карла Мартелла. С этим мечом король победил сарацинов в битве при Пуатье в 732 г. Меч помог Деве в сражениях. Известие о появлении спасительницы облетело Францию. Под знамена Жанны д’Арк собиралось ополчение. Хаосу и унынию в рядах войск пришел конец, бойцы воспряли духом и поверили, что Орлеанская дева приведет к победе.

Жанна стояла впереди войска в сияющих доспехах, с древним мечом и знаменем. Невероятно, но малограмотной пастушке из Лотарингии удалось в кратчайший срок освоить хитрости военной науки, навести порядок в деморализованных войсках, заслужить уважение среди военных начальников. Остается гадать, как в 17-летней простушке проявился недюжинный талант полководца. Сама Жанна повторяла, что ее ведет Бог.

Жанна Д’арк

Первый шаг в борьбе Жанны против англичан — снятие осады Орлеана. Орлеан являлся единственным форпостом на пути английских войск к полному захвату Франции, поэтому освобождение города явилось первоочередной задачей для Жанны д’Арк. 28 апреля 1429 года французские войска во главе с юной военачальницей выступили в поход на Орлеан. Их встретила шеститысячная армия французов. Дева предложила капитанам своей армии подойти к главным воротам Орлеана и напасть на войска противника.

Но командиры ослушались приказа, вывели войска к осажденному Орлеану и встали по левому берегу Луары, напротив войск противника. Оба моста к Орлеану были осаждены англичанами. Переправа вплавь под оружием противника — дело опасное. Положение оказалось безвыходным. Жанна была взбешена. Пришлось отправить войска назад, к Блуа, и направить по правому берегу Луары. Сама же д’Арк с небольшим отрядом вплавь пробралась с южной стороны Орлеана и вошла в город через Бургундские ворота. Ликованию горожан не было предела.

Народная героиня Жанна Д’арк

Битва под Орлеаном закончилась триумфальной победой Жанны д’Арк. В снятии осады крепостей Сен-Лу, Огюстен и Турель Дева участвовала лично. В атаке на последнюю получила ранение в плечо. 8 мая 1429 года англичане оставили подступы к Орлеану и постыдно бежали. Город объявили спасенным. Победа французов имела психологическое значение — страна поверила в свои силы. После победы под Орлеаном юной главнокомандующей дали прозвище «Орлеанская дева».

Пленение и смерть

С коронацией Карла миссия Орлеанской девы закончилась. Жанна попросила короля отпустить ее в родную деревню. Карл лично попросил остаться на посту главнокомандующего. Жанна согласилась. Правящая верхушка Франции во главе с Ла Тремуйлем, получающая доходы с войны и заключившая перемирие с герцогом Бургундским, уговорила Карла повременить с освобождением Парижа. Жанна д’Арк предприняла попытку самостоятельного наступления.

Пленение Жанны Д’арк

23 мая 1430 года Жанна попала в плен к войскам Бургундского. Держал ее в плену командующий бургундцев в Пикардии Жан Люксембургский. Он не собирался отдавать Деву англичанам, а просил выкуп у Карла. Король предал ту, которая возвела его на престол, не проявив заинтересованности. Молчаливый отказ французы считают главным предательством в истории страны.

Суд над Жанной д’Арк прошел в Руане. Англичанам нужно было не просто убить Орлеанскую деву — необходимо было очернить ее имя. Поэтому Жанна должна была перед казнью по приговору французского трибунала подтвердить связь с дьяволом. Для этого на церковное судилище пригласили самого искушенного. Им стал Пьер Кошон, бывший епископ Бове. За успешную расправу над Девой англичане обещали Кошону митру архиепископа Руана.

С декабря 1431 года Жанну содержали под стражей в Руане — месте, принадлежащем англичанам на земле Франции. Там же проходил суд. Приговорить Деву к смерти нужно было, доказав связь с дьяволом. В этом, косвенно помогла подсудимая, объяснявшая поступки связью со сверхъестественным. На помощь спасительнице не пришли ни король, ни спасенный Орлеан, ни боевые товарищи. Единственный, кто бросился на помощь Жанне д’Арк, — рыцарь Жиль де Рэ, позже казненный.

Казнь Жанны Д’арк

На кладбище аббатства Сент-Уэн Жанна подписала бумагу о виновности и связи с дьяволом. Судьи вырвали признание обманом, зачитав иной документ. Вскрылся подлог позже, в процессе реабилитации мученицы. Приговор трибунала гласил: «Казнь через сожжение на костре заживо». Жанна до момента гибели держалась спокойно и уверенно. «Голоса» обещали Орлеанской деве спасение в мае 1431 года.

Реабилитация Жанны д’Арк состоялась через 25 лет, после освобождения Франции от английских оккупантов.

>Личная жизнь

Личная жизнь Жанны д’Арк лишена страсти. Попав в армию 16-летней девственницей, Орлеанская дева погибла на костре в 19 лет.

Наталья Токарева

Въезд в Домреми

Жанне являются ее небесные покровители — святой Михаил, святые Екатерина и Маргарита. Эта фреска, созданная Лионелем Ройером, находится в базилике Святой Жанны

Есть такие места, где по-особенному чувствуется живая связь времен, где воздух словно пропитан воспоминаниями о далеком прошлом; воображение быстро дорисовывает недостающие детали, и история оживает…

Во Франции много таких мест. Парижские дворцы, готические соборы, средневековые замки… Как магниты, они притягивают туристов со всех уголков мира, их названиями пестрят путеводители. Но порой, рассматривая очередную достопримечательность в группе туристов, слушая рассказ экскурсовода, начинаешь ощущать какую-то необъяснимую тоску: кажется, что все открыто, все доступно, все загадки истории превратились в бесспорные факты. А так хочется отправиться в особенное путешествие — где не все на ладони, где можно почувствовать себя немножко первооткрывателем, немножко паломником… Возможно ли такое в XXI веке? Оказывается, возможно. Франция и на такой случай припасла свои жемчужины.

Маленькая деревушка на окраине дубового леса. Три улочки. Население — 150 человек. На машине можно проехать мимо меньше чем за полминуты, едва успев рассмотреть. А можно остановиться и позволить себе сделать несколько открытий. Одно, как минимум: что деревушка эта на самом деле знаменитая. Ее название — Домреми — можно встретить во всех учебниках по истории Средних веков. Потому что здесь родилась Жанна д’Арк. Та самая Жанна, простая крестьянская девушка, которая спасла Францию и оставила истории пример великого подвига. И великого чуда.

Так сейчас выглядит дом, где родилась Жанна д’Арк

В этой старинной церкви крестили маленькую Жанну

Может быть, теперь нам захочется задержаться здесь чуть дольше?

Оглядываюсь вокруг: узкие улочки, каменные дома… Кажется, время здесь остановилось, чтобы сохранить что-то неуловимое, но очень важное. Наверное, это можно назвать — аромат Мечты. Мечты простой крестьянской девушки, которая умела любить и верить так сильно, что смогла, ни много, ни мало, остановить ход вековой войны, превратившей страну в руины, вернуть тысячам людей надежду.

Сердце этого места, конечно, дом, где Жанна родилась и провела свое детство. Дом готов рассказать свою историю каждому посетителю. Рядом нет музейных касс, вывесок, расписаний, указателей. Полуоткрытая дверь словно приглашает сделать шаг в пространстве и во времени, перенестись на шесть веков назад…

«В дома проникал скудный свет через окна с деревянными ставнями — то есть через дыры в стенах, служившие вместо окон. Полы были земляные, обстановка жилищ отличалась крайней бедностью» — читаю у Марка Твена в его книге о Жанне. Вот он, этот дом, эти каменные стены. Маленькие окна. Земляные полы, правда, уже скрыты под керамическими плитами. Сложно представить такую жизнь — в постоянном полумраке, без электричества, без стекол… Зато, наверное, летом можно бегать по лугу, здороваться с рекой, с цветами, с деревьями, ждать встречи с феями, которые живут возле старого бука… А если душа ждет встречи с чудом, оно обязательно произойдет.

«В январе 1429 года, повинуясь своим голосам, она покинула Домреми, где родилась 6 января 1412 года, и отправилась в Вокулёр, откуда начался ее военный поход» — напоминает надпись на стене церкви

Витраж из базилики Святой Жанны

«Она свидетельствовала, что в 13 лет она впервые услышала голос Бога, который указал ей путь. Вначале она очень испугалась. А случилось это в летний полдень, в саду ее отца, справа от церкви» — гласит надпись на каменной плите у большого дерева. Плита стоит совсем недалеко от дома и как раз справа от церкви, на том самом месте.

Рядом древняя романская церковь, там маленькую Жанну крестили. Церковь тоже открыта. Внутри — никого. До вечерней службы еще далеко. Низкие своды, полумрак, тишина. Чувствуешь себя здесь непрошенным гостем, нарушившим безмолвный диалог предметов внутреннего убранства церкви. Эти древние стены слышали не одну молитву. И они помнят искренние и горячие молитвы Жаннетты. Вот здесь, рядом с колонной, статуя святой Маргариты, перед которой она молилась. Может быть, именно здесь впервые к ней пришла уверенность в том, что она, неграмотная деревенская девушка, в силах повести за собой огромные войска, потому что не одна, потому что Бог и ее святые покровители никогда ее не оставят. А если в сердце появилась такая вера, значит, можно отправляться в путь…

Каждый час на башне церкви звенит колокол. Говорят, что композитор, писавший музыку к фильму о Жанне д’Арк, приезжал в Домреми специально, чтобы послушать его. Голос этого колокола, должно быть, очень похож на тот, что тогда, шесть веков назад, сзывал жителей деревни на мессу. Или на войну.

А еще легенды рассказывают про знаменитое дерево фей. Дерево это занимало очень важное место в жизни маленькой Жаннетты, как и всей деревенской детворы. Оно росло в километре от деревни, на возвышенности. Дети навещали своего друга каждый летний день. Они украшали его гирляндами, сплетенными из цветов, чтобы порадовать дерево и, разумеется, фей, хранящих красоту этого места. В благодарность за эти знаки внимания феи заботились о чистоте воды в источнике, о волшебной атмосфере, царившей вокруг.

Вид, который открывается с возвышенности, где росло дерево фей

Дерева, конечно, уже не найти, теперь на его месте стоит базилика святой Жанны д’Арк, (ее канонизировали в 1920 году, спустя пятьсот лет после того, как инквизиция сожгла ее на костре). Но кажется, что феи до сих пор охраняют это место. Чтобы окончательно убедиться в этом, достаточно всего лишь посмотреть вокруг.

Раньше я думала, что сокровенное живое сердце Франции спрятано под сводами ее готических соборов. А теперь мне кажется, что оно здесь, в этих бескрайних просторах, в изгибах неторопливо бегущей реки, в пении птиц, в древних дубах, которые, играя с ветром, слегка шевелят ветками, приветствуя редких прохожих. Такая Франция требует такой же любви — искренней и чистой, находящей свое выражение не в словах, а прежде всего в самоотверженных и бесстрашных действиях. А слова придут потом — их найдут те, кто будет рассказывать о подвиге. Придут и будут звучать в веках…

Я поняла. Чудо надо искать в простом. Чудо — это когда встречаются прошлое и настоящее. И между ними завязываются ниточки дружбы. Тогда настоящее наполняется особым смыслом.

А напоследок еще один эпизод. Слишком важный, чтобы о нем не рассказать. Дом, где мне посчастливилось остановиться, больше напоминал музей, чем деревенскую гостиницу. В гостиной, обставленной старинной мебелью, на длинном обеденном столе стоят… нет, не посуда и не приборы. Скульптуры Жанны. Хозяин в ответ на мой вопрошающий взгляд улыбается и приглашает спуститься в подвал, где располагается его маленькая мастерская. Он с гордостью показывает свои работы. Ему есть чем гордиться: все, от матрицы до росписи, делает он сам. «Самое сложное — это глаза. Глаза я всегда оставляю на самый конец. В них надо вложить многое. Они должны быть живыми», — делится он.

Знакомьтесь: Роберт Страуб. Он немного похож на волшебника

Эта прекрасная скульптура Жанны д’Арк создана в его мастерской

Жанна запечатлена в великом множестве картин, скульптур, в книгах и в фильмах. Но искать встречи с ней нужно не там. Душа ее, искренняя, простая, чистая, живет в этих просторах. Но, наверное, больше всего — в светящихся глазах тех, кто хранит память и любовь к Жаннетте из Домреми. Для кого она и сегодня остается лучом света, символом надежды, чистоты, преданности, веры, отваги… Встреча с такими людьми тоже Чудо.

…Каждое знакомство с новым местом словно знакомство с человеком. Некоторые встречи скоро забываются. А некоторые — помнишь и потом даже начинаешь по ним скучать, потому что в душе и сердце остался след, создались особые узы. А значит, нужно обязательно вернуться. Чтобы поздороваться. Поблагодарить. Наполниться восхищением и красотой. Заново признаться в любви древним стенам, домам и улицам, лугам и деревьям. И почувствовать себя счастливым…

Обсудить статью в сообществе читателей журнала «Человек без границ»

Подписаться на журнал «Человек без границ»

История

Название Домреми впервые появляется в хрониках в XI веке, на вульгарной латыни «Dompnus Remingus», и на французском — Domprémy. Этимология имени восходит к классическому латинскому Dominus Remingus — то есть «Святой Реми».

Изначально находилась на территории Шампанского графства; после женитьбы Филиппа Красивого в 1284 г. перешла к Франции как часть приданого невесты.

В XV веке, северная часть, где собственно и находился дом Жанны и церковь Сен-Реми, и вместе с ней близлежащая деревня Грё (Greux), составлявшая по сути дела, одно с ней целое, входила в Невшательский феод (превотство Монтеклер, округ Шомон), непосредственным землевладельцем выступал Жан II, сир де Бурлемон. Южная, в которой находился замок Иль, разрушенный в XVI веке и окончательно исчезнувший в наши дни, относилась к герцогству Барскому и принадлежала Лотарингии. Землей владела Жанна Жуанвилль. Разделял деревню пополам «ручей и три ключа, впадающих в него же», протекавший практически позади дома семьи д’Арк. Жители говорили на лотарингском диалекте — впрочем, этот вопрос остается предметом дискуссий.

Северная (французская) часть деревни принадлежала Тульскому диоцезу, главная церковь которого находилась в Грё.

После коронации и возведения Жанны д’Арк вместе со всей семьей в дворянское достоинство король Карл VII по просьбе Жанны особым указом освободил жителей Домреми и Грё от налогов. В 1571 году, когда деревня Домреми вошла в состав Лотарингии, привилегия была потеряна, в то время как жители Грё пользовались ею вплоть до 1766 года. При Людовике XV окончательно была присоединена к Франции. В 1578 году имя деревни было изменено на Domrémy-la-Pucelle, как это и остается поныне. С возвращением Домреми вновь получила налоговую привилегию, но во время Великой Французской революции потеряла её окончательно.

Достопримечательности

Дом семьи д’Арк

Основная статья: Дом Жанны д’Арк в Домреми

Дом, где по преданию, родилась и выросла Жанна, существует и поныне — его современный адрес 2, улица Базилик. В 1840 г. превращен в музей и объявлен национальным достоянием. В музее представлена коленопреклоненная статуя Жанны XVI в. В доме четыре комнаты и чердак, сейчас отданные выставкам, посвященным крестьянской жизни во времена столетней войны, жизни и миссии Жанны. Внешний вид оставался нетронутым с 1412 г., над деревянной дверью вырезаны три герба — французский, собственно герб Жанны и еще один, с изображением трех плугов, принадлежавший семье крестной Жанны — Беатрисе Тьерселен. На фасаде вырезано: «Да здравствует труд, да здравствует король Людовик!»

Три ключа

Смородинный ключ

Находится в 270 метрах от дома семьи д’Арк, за деревней, в направлении базилики, названной именем Жанны. Окружен зарослями боярышника и бересклета, рядом с ним находится католическое распятие, миссия и древняя дорога, ведущая к виноградникам.

Лягушачий ключ

Самый маленький из трех ключей облюбован лягушками, которые, завидев приближающихся людей, с плеском прыгают в воду. Расположен в пятидесяти шагах от Смородинного ключа, позади небольшого холма. Окружен зарослями тростника.

Ключ и дерево фей

Основная статья: Ключ и дерево фей

Этот ключ в наше время носит имя «ключа Девы». Во времена Жанны был известен также как «ключ горячечных больных», считался целебным — это поверье восходит, вероятно, еще к языческим временам. Несмотря на то, что в этом месте искали исцеления, у него была, скорее, дурная слава, в канун Вознесения местный священник отправлялся сюда во главе крестного хода, чтобы изгнать из этих мест злонравных фей.

Церковь Сен-Реми

Перестроена в 1824 г., так что вход теперь расположен на месте хоров. Со времен Жанны в неприкосновенности сохраняется чаша со святой водой на входе и южная часть с находящимся в ней баптистерием. Сохранились две алтарные картины XVI века и фреска с изображением мученичества Св. Себастьяна, относящаяся к тому же времени. Две статуи, относящиеся к XVIII веку, изображают Св. Реми, которому посвящена церковь и Св. Элофа, по преданию, обезглавленного на месте будущей церкви в начале IV века за его приверженность христианству.

Базилика св. Жанны д’Арк

Иногда называется по своему расположению базиликой Буа-Шеню, так как находится на склоне холма того же имени. Построена, по преданию, на том самом месте, где Жанна впервые услышала голоса святых. Базилика заложена 3 ноября 1881 г. и изначально посвящалась Св. Михаилу. Позднее передана конгрегации Иисуса и Марии, посвящена памяти солдат, павших в битвах за Францию. Первая месса в крипте Нотр-Дам-дез-Арме (Богоматери армий) отслужена 8 мая 1891 г. Первая месса в собственно базилике состоялась в феврале 1896 г. Позднее достроены и расширены западные хоры.

В 1926 г. посвящена св. Жанне д’Арк. 4 июня 1939 г. во время церемонии, на которой присутствовали 80 тыс. паломников, папский легат, кардинал Вилльнев, торжественно присвоил церкви статус базилики.

  • St-Sebastien Domremy.jpg

    Мученичество св. Себастьяна. Барельеф в церкви Сен-Реми.

  • Église Domrémy-l-P.JPG

    Церковь Сен-Реми.

  • Les fonts baptismaux de leglise de Domremy-la-Pucelle.JPG

    Купель. По преданию, на этом месте приняла крещение Жанна д’Арк.

  • Basilique du Bois Chênu.JPG

    Фасад базилики Буа-Шеню («базилики св. Жанны д’Арк»).

  • Basilique Domrémy-l-P.JPG

    Неф базилики.

  • Vue Lorraine.JPG

    Вид от базилики Сен-Шеню.

  • Domrémy — la Meuse.JPG

    Мёз. Осенний разлив.

  • Jeanne d’Arc et st Michel….JPG

    Статуя св. Жанны д’Арк, внимающей небесным голосам.

  • Domrémy — l’église.JPG

    Деревенская церковь.

  • St Elophe — Domrémy.JPG

    Церковь, статуя св. Элофа, несущего в руках отрубленную голову.

>Примечания

Отрывок, характеризующий Домреми

Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими детскими открытыми плечиками, которые, сжимаясь, двигались в своем корсаже от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка. Вывернувшись от отца, она подбежала к матери и, не обращая никакого внимания на ее строгое замечание, спрятала свое раскрасневшееся лицо в кружевах материной мантильи и засмеялась. Она смеялась чему то, толкуя отрывисто про куклу, которую вынула из под юбочки.
– Видите?… Кукла… Мими… Видите.
И Наташа не могла больше говорить (ей всё смешно казалось). Она упала на мать и расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.
– Ну, поди, поди с своим уродом! – сказала мать, притворно сердито отталкивая дочь. – Это моя меньшая, – обратилась она к гостье.
Наташа, оторвав на минуту лицо от кружевной косынки матери, взглянула на нее снизу сквозь слезы смеха и опять спрятала лицо.
Гостья, принужденная любоваться семейною сценой, сочла нужным принять в ней какое нибудь участие.
– Скажите, моя милая, – сказала она, обращаясь к Наташе, – как же вам приходится эта Мими? Дочь, верно?
Наташе не понравился тон снисхождения до детского разговора, с которым гостья обратилась к ней. Она ничего не ответила и серьезно посмотрела на гостью.
Между тем всё это молодое поколение: Борис – офицер, сын княгини Анны Михайловны, Николай – студент, старший сын графа, Соня – пятнадцатилетняя племянница графа, и маленький Петруша – меньшой сын, все разместились в гостиной и, видимо, старались удержать в границах приличия оживление и веселость, которыми еще дышала каждая их черта. Видно было, что там, в задних комнатах, откуда они все так стремительно прибежали, у них были разговоры веселее, чем здесь о городских сплетнях, погоде и comtesse Apraksine. Изредка они взглядывали друг на друга и едва удерживались от смеха.
Два молодые человека, студент и офицер, друзья с детства, были одних лет и оба красивы, но не похожи друг на друга. Борис был высокий белокурый юноша с правильными тонкими чертами спокойного и красивого лица; Николай был невысокий курчавый молодой человек с открытым выражением лица. На верхней губе его уже показывались черные волосики, и во всем лице выражались стремительность и восторженность.
Николай покраснел, как только вошел в гостиную. Видно было, что он искал и не находил, что сказать; Борис, напротив, тотчас же нашелся и рассказал спокойно, шутливо, как эту Мими куклу он знал еще молодою девицей с неиспорченным еще носом, как она в пять лет на его памяти состарелась и как у ней по всему черепу треснула голова. Сказав это, он взглянул на Наташу. Наташа отвернулась от него, взглянула на младшего брата, который, зажмурившись, трясся от беззвучного смеха, и, не в силах более удерживаться, прыгнула и побежала из комнаты так скоро, как только могли нести ее быстрые ножки. Борис не рассмеялся.
– Вы, кажется, тоже хотели ехать, maman? Карета нужна? – .сказал он, с улыбкой обращаясь к матери.
– Да, поди, поди, вели приготовить, – сказала она, уливаясь.
Борис вышел тихо в двери и пошел за Наташей, толстый мальчик сердито побежал за ними, как будто досадуя на расстройство, происшедшее в его занятиях.
Из молодежи, не считая старшей дочери графини (которая была четырьмя годами старше сестры и держала себя уже, как большая) и гостьи барышни, в гостиной остались Николай и Соня племянница. Соня была тоненькая, миниатюрненькая брюнетка с мягким, отененным длинными ресницами взглядом, густой черною косой, два раза обвившею ее голову, и желтоватым оттенком кожи на лице и в особенности на обнаженных худощавых, но грациозных мускулистых руках и шее. Плавностью движений, мягкостью и гибкостью маленьких членов и несколько хитрою и сдержанною манерой она напоминала красивого, но еще не сформировавшегося котенка, который будет прелестною кошечкой. Она, видимо, считала приличным выказывать улыбкой участие к общему разговору; но против воли ее глаза из под длинных густых ресниц смотрели на уезжавшего в армию cousin с таким девическим страстным обожанием, что улыбка ее не могла ни на мгновение обмануть никого, и видно было, что кошечка присела только для того, чтоб еще энергичнее прыгнуть и заиграть с своим соusin, как скоро только они так же, как Борис с Наташей, выберутся из этой гостиной.
– Да, ma chere, – сказал старый граф, обращаясь к гостье и указывая на своего Николая. – Вот его друг Борис произведен в офицеры, и он из дружбы не хочет отставать от него; бросает и университет и меня старика: идет в военную службу, ma chere. А уж ему место в архиве было готово, и всё. Вот дружба то? – сказал граф вопросительно.
– Да ведь война, говорят, объявлена, – сказала гостья.
– Давно говорят, – сказал граф. – Опять поговорят, поговорят, да так и оставят. Ma chere, вот дружба то! – повторил он. – Он идет в гусары.
Гостья, не зная, что сказать, покачала головой.
– Совсем не из дружбы, – отвечал Николай, вспыхнув и отговариваясь как будто от постыдного на него наклепа. – Совсем не дружба, а просто чувствую призвание к военной службе.
Он оглянулся на кузину и на гостью барышню: обе смотрели на него с улыбкой одобрения.
– Нынче обедает у нас Шуберт, полковник Павлоградского гусарского полка. Он был в отпуску здесь и берет его с собой. Что делать? – сказал граф, пожимая плечами и говоря шуточно о деле, которое, видимо, стоило ему много горя.
– Я уж вам говорил, папенька, – сказал сын, – что ежели вам не хочется меня отпустить, я останусь. Но я знаю, что я никуда не гожусь, кроме как в военную службу; я не дипломат, не чиновник, не умею скрывать того, что чувствую, – говорил он, всё поглядывая с кокетством красивой молодости на Соню и гостью барышню.
Кошечка, впиваясь в него глазами, казалась каждую секунду готовою заиграть и выказать всю свою кошачью натуру.
– Ну, ну, хорошо! – сказал старый граф, – всё горячится. Всё Бонапарте всем голову вскружил; все думают, как это он из поручиков попал в императоры. Что ж, дай Бог, – прибавил он, не замечая насмешливой улыбки гостьи.
Большие заговорили о Бонапарте. Жюли, дочь Карагиной, обратилась к молодому Ростову:
– Как жаль, что вас не было в четверг у Архаровых. Мне скучно было без вас, – сказала она, нежно улыбаясь ему.
Польщенный молодой человек с кокетливой улыбкой молодости ближе пересел к ней и вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор, совсем не замечая того, что эта его невольная улыбка ножом ревности резала сердце красневшей и притворно улыбавшейся Сони. – В середине разговора он оглянулся на нее. Соня страстно озлобленно взглянула на него и, едва удерживая на глазах слезы, а на губах притворную улыбку, встала и вышла из комнаты. Всё оживление Николая исчезло. Он выждал первый перерыв разговора и с расстроенным лицом вышел из комнаты отыскивать Соню.
– Как секреты то этой всей молодежи шиты белыми нитками! – сказала Анна Михайловна, указывая на выходящего Николая. – Cousinage dangereux voisinage, – прибавила она.
– Да, – сказала графиня, после того как луч солнца, проникнувший в гостиную вместе с этим молодым поколением, исчез, и как будто отвечая на вопрос, которого никто ей не делал, но который постоянно занимал ее. – Сколько страданий, сколько беспокойств перенесено за то, чтобы теперь на них радоваться! А и теперь, право, больше страха, чем радости. Всё боишься, всё боишься! Именно тот возраст, в котором так много опасностей и для девочек и для мальчиков.
– Всё от воспитания зависит, – сказала гостья.
– Да, ваша правда, – продолжала графиня. – До сих пор я была, слава Богу, другом своих детей и пользуюсь полным их доверием, – говорила графиня, повторяя заблуждение многих родителей, полагающих, что у детей их нет тайн от них. – Я знаю, что я всегда буду первою confidente моих дочерей, и что Николенька, по своему пылкому характеру, ежели будет шалить (мальчику нельзя без этого), то всё не так, как эти петербургские господа.

Детство

Жанна или Жанетта – так называла себя девочка – родилась в 1412 году в небольшой деревушке Домреми, находившейся на границе Лотарингии и Шампани. Доподлинно неизвестно, кем были её родители, поскольку одни источники утверждают об их беднейшем происхождении, в то время как другие – о вполне зажиточном статусе.

Так же ситуация обстоит и с датой рождения самой Жанетты: церковно-приходская книга содержит запись от 1412 года о рождении девочки, что и считалось долгое время точной датой её появления на свет. Однако 6 января 1904 года, когда Папа Римский Пий X причислял д’Арк к лику святых, он указал 1409/1408 года, тем самым опровергнув предыдущие сведения.

О раннем детстве Жанны практически ничего неизвестно. Сохранились лишь несколько записей в дневниках её родителей о том, что девочка родилась очень слабой и часто болела. В возрасте четырех лет она сильно простудилась и около месяца находилась между жизнью и смертью.

А поскольку на тот момент люди еще не могли готовить сильнодействующие препараты, родителям оставалось лишь молиться за успешное выздоровление ребенка. К счастью, спустя несколько месяцев д’Арк полностью восстановилась от болезни, но скрытной и молчаливой оставалась на протяжении всей своей жизни.

Юность

В тринадцатилетнем возрасте, по заявлениям самой Жанетты, она впервые увидела архангела Михаила. О своих видениях девушка могла рассказать лишь родителям, поскольку подруг она не имела. Но и родные не признавали того, что говорила д’Арк, списывая всё на фантазию Жанны и её стремление «обзавестись хотя бы вымышленными друзьями».

Но спустя несколько месяцев д’Арк вновь заявляет родителям о том, что видела архангела Михаила и двух других женщин (по версии ученых, это были святые Маргарита Антиохийская и Екатерина Александрийская). По словам девушки, явившиеся «гости» рассказали ей о её предназначении: снять осаду города Орлеана, навсегда изгнав захватчиков, и возвести на трон дофина.

Не получив должной поддержки со стороны родственников, Жанна д’Арк отправляется к капитану Роберту де Бондикуру, являвшемся на тот момент управляющим города Вокулёра. Там девушка рассказывает свою историю, но, к сожалению, видит абсолютно идентичную ситуацию: капитан лишь посмеивается над её нездоровой фантазией и отправляет назад, не желая даже выслушивать до конца. Жанетта, раздосадованная подобным отношением к своей персоне, отправляется в родной Домреми, но не сдаётся.

Спустя год ситуация повторяется: она вновь приходит к капитану, утверждая о возможности победы в сражении только в том случае, если он назначит её военачальницей. Решающим становится предсказание д’Арк об исходе так называемой «Селедочной битвы», которая должна пройти в недалеком будущем под стенами города Орлеана.

На этот раз де Бондикур прислушивается к словам девушки и решает разрешить ей участвовать в сражении. Жанетте выдают мужскую одежду (которую, к слову, она после этого начала предпочитать многочисленным платьям, заявляя, что такой образ не только помогает в бою, но и отбивает внимание к её персоне со стороны солдат) и снаряжают вместе с небольшим отрядом. Именно к нему впоследствии присоединяются двое лучших друзей д’Арк: рыцари Бертран де Пуланжи и Жан де Мец.

Участие в сражениях

Как только отряд был полностью снаряжен, Жанетта повела людей за собой. 11 дней они добирались до Шинона, где воинственная женщина планировала заручиться поддержкой дофина. Войдя в город, она заявила правителю о том, что «послана Небом для того, чтобы освободить Орлеан и принести мир и спокойствие», а также потребовала от него поддержки и обеспечение её армией. Но, несмотря на благородные стремления д’Арк, король Карл долго колебался, отдавать ли под её командование своих лучших войнов.

В течение нескольких недель он испытывал Жанну д’Арк: её допрашивали богословы, гонцы выискивали по приказу короля информацию о ней на родине, женщина проходила многочисленные испытания. Но не было найдено ни единого факта, который бы мог опорочить имя д’Арк, после чего действующая армия была всецело передана ей для командования.

С армией молодая военачальница идет к Блуа, где соединяется с другой частью войска. Новость о том, что теперь ими командует «посланница Бога» вызывает в солдатах небывалый моральный подъем. 29 апреля войска под командованием д’Арк проникают в Орлеан. После непродолжительных сражений, в которых действующая армия теряет всего двоих, 4 мая Жанетта освобождает крепость Сен-Лу.

Таким образом, невыполнимая для многочисленных военачальников миссия без особых усилий выполняется женщиной всего за 4 дня. За такие заслуги Жанна д’Арк получает титул «Орлеанской девы», а 8 мая назначается официальным праздником (кстати, он существует и по сей день).

Обвинение и инквизиционный процесс

Осенью того же года, сразу после коронации Карла, Жанна д’Арк, заручившись его поддержкой, начинает наступление на Париж, где на тот момент царят смута и хаос из-за стремления английских военачальников самостоятельно командовать оставшимися войсками. Однако, спустя месяц, король по неизвестным причинам отдаёт приказ на отступление и, вынужденная подчиниться Жанна, оставляет армию в Луаре.

Сразу после этого поступает сообщение о захвате бургундцами города Компьеню, на освобождение которого д’Арк бросается, даже не спросив согласия нового короля. В итоге, удача отворачивается от «Орлеанской девы» и она попадает в плен бургундцев, откуда её уже не может спасти ни король Карл, ни другие влиятельные персоны.

21 февраля 1431 года началось инквизиционное слушание Жанны д’Арк, которую бургундцы, не скрывая своего причастия к процессу, обвиняли в ереси и непослушании существующим церковным канонам. Жанетте приписывали и сношения с дьяволом, и пренебрежение церковными канонами, однако женщина отрицала любые негативные заявления в свой адрес.

Подобное мужественное поведение лишь затягивало решение церкви о сожжении д’Арк, ведь, в этом случае, она стала бы мученицей и, возможно, сподвигла бы народ к восстанию. Именно поэтому церковные служители идут на подлость: д’Арк подводят к «готовящемуся ради неё костру» и, взамен на жизнь, предлагают подписать бумагу с прошением перевести её в церковную тюрьму за тем, что она осознаёт содеянное и хочет искупить вину.

Необученная чтению женщина подписывает бумагу, которую затем заменяют на другую – в которой написано о полном признании Жанеттой всего того, в чем её обвиняли. Таким образом, д’Арк своей собственной рукой подписывает приговор о сожжении, который приводится в иполнение 30 мая 1431 года на площади города Руан.

Посмертное оправдание

В течение 20-ти последующих лет о Жанне д’Арк практически не вспоминали, и лишь к 1452 году король Карл VII, зная о подвигах мужественной девушки, решил выяснить всю правду о громком деле прошлого. Он велел собрать все документы и во всех деталях выяснить суть и ведение процесса над Жанеттой.

Для сбора всей необходимой информации поднимались рукописи церковных книг, опрашивались выжившие свидетели того времени и даже направлялись гонцы в Домреми – на родину «Орлеанской девы». К 1455 году было абсолютно ясно, что в ходе слушания дела д’Арк допускались чудовищные нарушения закона, и сама девушка действительно была невиновной.

Восстановление благородного имени Жанны д’Арк проходило сразу в трёх городах: Орлеане, Париже и Руане. Документы о её якобы причастности к дьяволу и незаконности действий были публично разорваны перед толпой на городской площади (кстати, в числе которых стояли друзья Жанны и её мать). 7 июля 1456 года дело было закрыто, а доброе имя девушки восстановлено. А в 1909 году Папа Римский Пий X объявил Жанну блаженной, после чего состоялась торжественная канонизация.

Семья Жанны д’Арк

Жанна в Домреми
(Педру Америко, 1884 год)

Семья Жанны д’Арк — включала родителей, трех братьев, сестру и несколько дальних родственников, в той или иной степени принимавших участие в истории национальной героини Франции.

Несмотря на все усилия исследователей, не существует единого мнения о происхождении семьи д’Арк из Домреми. В средневековой Франции существовало два селения, называемые Арк — это Арк-ан-Барруа (департамент Верхняя Марна, Шампань в шести милях от Шомона), и Арк-ан-Тий, в нынешнем департаменте Кот-д’Ор, недалеко от Дижона. Фамилия д’Арк также была достаточно распространена, её носили крестьяне, священники, горожане, дворяне, в том же Арк-ан-Тий владела замком некая Жанна д’Арк. Сторонники альтернативной версии происхождения Жанны, возводят эту фамилию к гипотетическому гербу семьи — луку (фр. аrc) и стрелам на лазоревом фоне, «традиционалисты» видят в ней указание на имя селения, из которого происходила семья. Не существует также единообразия в написании самой фамилии — в хрониках отмечаются варианты «Тарк», «Дарк», «Дай» и «Дей», что обычно объясняется особенностями лотарингского произношения, в котором звук «р» практически растворяется и записью фамилии на слух.

Отец

Памятник Жаку д’Арк в Домреми

Жак д’Арк родился в 1375 или 1380 г. в Сеффоне, диоцез Труа, департамент Верхняя Марна, как о том свидетельствовал его потомок — Шарль дю Лис. Дом, где он родился, позднее перешел к младшему сыну — Жану д’Арк. Как и музей Жанны в Домреми, этот дом, украшенный соответствующей мемориальной доской сохранился до нынешнего времени.

Женившись на Изабелле Роме, перебрался в Домреми, где занимался хлебопашеством, владел «двадцатью гектарами земли, из которых 12 составляла пашня, четыре — луга, и ещё четыре — леса», лошадьми и достаточно большим стадом овец и коров. Семья д’Арк считалась весьма зажиточной, так в 1419 г. Жак приобрел в пользование замок Иль (ныне разрушенный), и в 1423 г. был старостой деревни Домреми, подчиняясь непосредственно местному прево. В его служебные обязанности входил, в частности, налоговый сбор и наблюдение за порядком, так подпись Жака д’Арк стоит на документе об уплате налогов местному землевладельцу.

В 1427 г. представлял деревню Домреми во время некой тяжбы, судьей в которой выступал Робер де Бодрикур, будущий соратник Жанны.

До конца жизни не одобрял решения дочери и всеми силами препятствовал её уходу из дому, в частности, пытаясь выдать замуж. Присутствовал на коронационных торжествах, причём король полностью возместил ему дорожные расходы и подарил коня для возвращения домой. Отцу Жанны было вменено в обязанность сообщить односельчанам о том, что отныне они свободны от королевского налога.

В 1429 г. получил дворянское звание и вместе с ним аристократическую фамилию дю Лис. Умер в 1431 г., и по свидетельству сельчан, до конца сокрушался о судьбе дочери.

По свидетельству самой Жанны на Руанском процессе:

Когда я еще жила с отцом и матерью, моя мать не раз говорила мне о том, что отцу снились сны, будто я, Жанетта, его дочь, уехала куда-то в сопровождении солдат, так он рассказывал об этом. Мои отец и мать делали все возможное, чтобы этого не случилось, и буквально не спускали с меня глаз. Я повиновалась им во всем, кроме того случая в Туле — когда речь пошла о замужестве. Я слышала от своей матери, что отец говорил братьям: «Клянусь, я был готов, если бы мой сон, что я видел о дочери, действительно сбылся, приказать вам её утопить, а если бы вам не хватило духу — утопил бы её собственными руками.» Он был вне себя от гнева, из-за того, что я уехала в Вокулер.

На вопрос, было ли это до или после того, как Жанне явилось предполагаемое откровение, она ответила: «Да, это случилось через пару лет, после того, как я впервые услышала Голос.»

Мать

Памятник «Во славу матерей» в Вутоне. Изображает Изабеллу Роме с юной Жанеттой на руках. Надпись на нём гласит: «Да будет этот памятник знаком уважения, почтения и славы, воздаваемых всем матерям, которых олицетворяет здесь благородная мать св. Жанны д’Арк, Изабелла де Вутон, прозванная Роме, что подарила свою дочь Франции и миру.»

Изабелла (Забийета) Роме (1385—1458) родилась в деревне Вутон (по месту рождения, в документах она иногда именуется Изабеллой де Вутон), в 7 милях к западу от Домреми. Считается, что Роме — не фамилия, а прозвище семьи, полученное после того, как один из предков совершил паломничество в Рим (фр. Rome).

По свидетельству её брата Паскереля, во время, когда Жанна отправилась к королевскому двору, её мать предприняла паломничество к святыням Пюи. Вместе с дочерью возведена в дворянское достоинство в декабре 1429 года.

После смерти мужа перебралась в Орлеан, к старшему сыну. В счетных книгах города сохранились отчеты об оплате за лечение «Изабелле Роме, матери Девы». Город выделил ей постоянную пенсию «48 су парижской чеканки в месяц», и в Орлеане она оставалась до смерти, в доме Анрие Анкетиля, причём опять же, по инициативе и за деньги городского совета, ей отдал свою служанку мессир Бертран, местный врач.

Формально выступила в роли истицы на совете реабилитации, который открылся 7 ноября 1450 года в Париже, в церкви Нотр-Дам.

Братья

Пьер

Пьер или Пьерло родился в 1408 г., год смерти неизвестен (некоторые исследователи называют дату 1501 г. — но она является чисто предположительной). Последовал за сестрой «во Францию», участвовал в осаде Орлеана, причём жил с ней в одном и том же доме, присутствовал в Реймсе на коронации и вместе со всей семьей был возведен в дворянское достоинство и получил фамилию дю Лис. Во время битвы при Компьене вместе с ней попал в плен, и вынужден был уплатить огромный выкуп, что довело его практически до разорения.

По возвращении получил от короля значительные подарки и милости, среди прочих был возведен в кавалеры аристократического Ордена Дикобраза. Получал пожизненную пенсию от городского совета Орлеана, также в награду от герцога Карла кроме денег получил во владение остров Иль-о-Беф.

Оставался в Орлеане до конца жизни, после смерти мужа к нему перебралась Изабелла Роме. Сын Пьера, Жан, по непонятной причине получил прозвище «Дева», которое до того носила Жанна. В семье Пьера дю Лис как реликвии хранились три письма Жанны и якобы принадлежавший ей меч, потерянный во времена Великой Французской революции.

Жан

Жанна с братьями отправляется в поездку

Годы жизни — 1409—1440. Сопровождал Жанну с начала её миссии, в Невшатель, затем к королевскому двору, принимал участие в боевых действиях. Вместе с братом Пьером, жил вместе с ней в Орлеане в доме у Жака Буше. В 1429 г. получил дворянство и затем — должность прево Вокулера.

Опять же, вместе с братом Пьером, «признал» в Жанне дез Армуаз сестру, пытался убедить в том короля. Во время процесса реабилитации, стоял во главе комиссии, опрашивавшей сельчан в Домреми, ездил в Руан, сопровождал мать в Париж, к королевскому двору.

Последовательно сменил должности бальи Вермандуа, капитана Шартра и наконец сменил де Бодрикура на посту прево Вокулера. Его сын стал кюре в приходе Домреми.

Жакмен

Жакмен или по другим сведениям Жакло (1402—1430) — названный в честь отца, родился в 1402 г. в Водрее. О нём известно немного. Был женат на Катерине Корвисе, которая была на три года его младше, причём венчание произошло в церкви Сен-Реми, в родной деревне жениха. Какое-то время жил в Вутоне, на родине матери. Имел, по всей видимости, дочь и сына, которого назвал в честь брата Жаном. Умер молодым, около 28 лет от роду.

Leave a Comment