Работа смотрителем маяка

Жизнь на маяках

Сергей Аксентьев,
кандидат технических наук (г. Севастополь)
«Наука и жизнь» №4, 2009

В пустой маяк, в лазурь оконных впадин,
Осенний ветер дует — и, звеня,
Гудит вверху. Он влажен и прохладен,
Он опьяняет свежестью меня.
Остановясь на лестнице отвесной,
Гляжу в окно. Внизу шумит прибой
И зыбь бежит. А выше — свод небесный
И океан туманно-голубой.
Внизу — шум волн, а наверху, как струны,
Звенит-поёт решётка маяка.
И всё плывёт: маяк, залив, буруны,
И я, и небеса, и облака.
И. А. Бунин. На маяке (1903–1904)

Уединённый мир обитателей маяков знаком немногим. В прошлом году журнал «Наука и жизнь» (№10, 2008) рассказал о феодосийском маяке, уже более сотни лет помогающем кораблям в плаваниях. В этом материале речь пойдёт о том, кто и как обеспечивал работу таких сооружений. Люди, работающие на маяках, достойны рассказа об их нелёгком, а подчас и опасном труде.

Инструкция, написанная кровью

Маяк Вульф-Рок (гравюра)

В архивах британского Адмиралтейства хранится рапорт известного строителя маяков Роберта Стивенсона (деда знаменитого писателя), составленный после инспекторской поездки на острова пролива Ла-Манш летом 1840 года. «Маяк на скалах Каскетс, — докладывал Стивенсон, — важнейший из всех и находящийся на самой напряжённой в мире судоходной трассе, хуже всех, которые я осмотрел. И я настоятельно рекомендую заменить на нём фонарь и ревун. Можно содрогнуться от одной мысли, что там может произойти, если это не будет сделано». Но чиновники из Trinity-House — учреждения морской навигации, в обязанности которого входили установка и поддержание в надлежащем виде маяков, буёв и другого навигационного оборудования, проигнорировали предостережение Стивенсона. Стихия не прощает ошибок: 1 апреля 1899 года Великобритания была потрясена «пасхальным кораблекрушением»: на скалах Каскетс разбился пароход «Стелла». Капитан в густом тумане не увидел слабого огня маяка и не услышал сирены. Из 217 пассажиров и членов экипажа, находившихся на борту, погибли 124 человека.

В 1907 году по этим же причинам произошла одна из самых невероятных морских катастроф: корабль врезался в маяк. В плотном тумане огонь маяка был совсем невидим, а сирена оказалась неисправной. Два морских буксира осторожно вели «за усы» (швартовые концы, поданные с носа буксируемого судна на буксировщики) элегантный четырёхмачтовый корабль «Жаклин». При подходе к маяку Вульф-Рок, что высится в центре Бристольской бухты (юго-запад Великобритании), в месте раздвоения фарватера, буксиры начали огибать маяк: один — слева, а другой — справа… Сильнейший удар сотряс маячную башню. Перепуганные служители выскочили на галерею и прямо перед собой увидели корабль с развороченной носовой частью…

Понятие «маяк» включает в себя целый комплекс помещений и оборудования. Но основой всего является маячная башня, а её сердцем — огонь. Маячные огни светят белым, красным или зелёным светом либо определённым сочетанием этих цветов, но не синим. Он оказался непригоден для навигационных целей, так как быстро рассеивается каплями атмосферной влаги и огонь маяка, особенно в дождь и туман, размывается, становясь нечётким уже на расстоянии нескольких миль. А ведь малейшее изменение характеристики огня или ослабление его яркости чревато серьёзными авариями и даже морскими катастрофами. Это понимали давно все, кто был связан с морем.

Потребовались десятки лет и многие человеческие жизни, чтобы наконец были разработаны чёткие инструкции смотрителям маяков. В Англии они появились в конце 50-х годов XIX столетия. В России «Инструкция смотрителю маяка» была издана в 1869 году. Первый её параграф в категорической форме требовал: «Маячный смотритель обязан зажигать лампы каждый вечер при захождении солнца, наблюдать, чтоб они постоянно горели, чисто и ярко, до восхождения солнца». За неисполнение этого требования грозила тюрьма и даже каторга, если по вине смотрителя в районе ответственности произошла катастрофа и погибли люди. Не менее строго подходила инструкция и к содержанию осветительных приборов, принадлежностей к ним, механизмов и оборудования. Всё маячное хозяйство должно было содержаться в образцовом рабочем состоянии. Это относилось и к жилым и к служебным помещениям.

Жизнь и повседневные заботы

Тарханкутский маяк в начале ХХ века

Итак, вся деятельность служителей маяков направлена на выполнение единственной и на первый взгляд очень простой задачи: следить за тем, чтобы маяк светил кораблям в ночи от заката до рассвета. Сейчас за началом и окончанием работы маяка с точностью до минуты наблюдает электроника, а электрические или светодиодные светильники не требуют практически никакого ухода в течение многих месяцев, но прежде этот монотонный, утомительный и ответственный труд отнюдь не был настолько лёгок.

На первых черноморских маяках — Тарханкутском и Херсонесском, — построенных в 1816 году, использовались катоптрические (зеркальные) осветительные аппараты — пятнадцать масляных ламп Арганда, установленных в фокусе пятнадцати полированных параболических чаш. Горючим служило сурепное масло, пропитывающее хлопчатобумажный фитиль. Для создания тяги и защиты огня от влияния окружающего воздуха на горелку надевался стеклянный конический колпак, открытый сверху. Масло хранилось в специальных резервуарах ламп. В задачу вахтенного входило своевременно очищать от нагара фитили, следить за яркостью и высотой пламени, чистотой поверхности отражателей и своевременно пополнять резервуары маслом. Все эти манипуляции приходилось проделывать каждый час, а то и чаще. Когда в 1824 году маяки перевели на проблесковый режим работы, хлопот прибавилось. Для равномерного вращения осветительного аппарата (чтобы иметь определённую характеристику проблесков маячного огня) его установили на круглый поплавок-основание, опущенный в чашу, заполненную ртутью. Во вращение аппарат приводился сложным шестерёнчатым механизмом, работу которого, подобно часам с гирями, обеспечивали тяжёлые грузы, плавно скользившие на тросах внутри центральной колонны маячной башни. Теперь вахтенный помимо поддержания огня следил за равномерной работой вращательного механизма, своевременно поднимал грузы наверх и периодически смазывал детали. Так как запас масла в лампах был невелик, то за смену приходилось совершать по крутой винтовой лестнице десятки походов на склад, расположенный на нижнем этаже тридцатишестиметровой башни.

Маячная башня: 1 — фонарное помещение; 2 — вахтенная комната; 3 — колонна; 4 — жилые помещения; 5 — галерея; 6 — аппаратная; 7 — кладовая; 8 — погреб

Как правило, внутри маячная башня представляет собой круглый каменный цилиндр с цементной пустотелой колонной в центре для приводного груза вращательного механизма. Начинаясь у фундамента, колонна упирается в пол маячной комнаты. Стены башни двухметровой толщины у основания плавно уменьшаются, и в районе маячной комнаты, расположенной под фонарным сооружением, толщина их не превышает метра. Такая конструкция обеспечивает устойчивость всего тысячетонного сооружения к воздействию колоссальных знакопеременных ветровых нагрузок и ударов волн во время штормов и ураганов, а также сейсмическую стойкость при землетрясениях. В цокольном этаже башни обычно размещались кладовки с имуществом и оборудованием, а также небольшой запас масла для осветительного устройства. С переходом на освещение нефтью, а затем и керосином хранилища по противопожарным соображениям пришлось из башни убрать. От цоколя в маячную комнату ведёт крутая винтовая лестница. Она ажурной чугунной лентой обвивает ствол башни, занимая всю ширину пространства между стволом и внутренней стеной. Четыре яруса световых окон обеспечивают хорошее освещение внутри при любой погоде. Подъём по узкому крутому серпантину с непривычки тяжёл (сто сорок ступенек на Тарханкутском маяке). Поэтому, чтобы служитель мог перевести дух или оставить на время ношу, на лестнице имеется несколько площадок — пролётов. Крупные и тяжёлые предметы поднимали наверх с помощью ручной лебёдки, установленной в вахтенной (маячной) комнате. А вот расслабиться служителям во время вахты возможности не было никакой. Инструкция на этот счёт неумолимо требовала: «…ни в фонаре, ни в комнате под фонарём, называемой вахтенною, не дозволяется иметь ни дивана, ни кровати, ни какой другой мебели, на которую бы можно было склониться».

В фонарный отсек можно попасть только из маячной комнаты. Вертикальный трап (около двух метров), прикреплённый к стене, упирается в крышку входного люка, откинув которую попадаешь в святая святых — световой (фонарный) отсек. Там в центре стеклянного цилиндра установлен осветительный аппарат, посылающий с наступлением сумерек спасительный огонь в ночную даль…

Если учесть, что маячная башня не отапливается, а зимние ветры выстуживают её так, что стены покрываются инеем, то станет понятно, насколько тяжела восьмичасовая вахта. Чтобы оградить служителей от холода и не дать замёрзнуть маслу, избежать появления плесени и гнили, маячную комнату, где размещалась вахтенная смена, утепляли, обшивая деревом. Обстановка вахтенной комнаты была спартанской: стол, стул, необходимый набор инструментов, карта района на стене и таблицы с указанием времени захода солнца.

Кроме забот о маячном огне и чистки стёкол фонарного сооружения в обязанности вахтенного входило систематическое наблюдение за морской акваторией и даже (весной и осенью) за перелётом птиц. С появлением флажного семафора вахтенный принимал телеграммы с судов, следующих мимо маяка. Для этого ему в любую погоду приходилось периодически выходить на открытую галерею башни.

Научный прогресс не обошёл вниманием маяки. В конце XIX века на смену катоптрическим огням пришли диоптрические светооптические аппараты, основу которых составляли линзы Френеля. Фитильные лампы заменили керосинокалильными установками. Это позволило значительно увеличить яркость свечения и дальность видимости огня. Но забот вахтенной службе с введением этих новшеств только прибавилось. Для работы керосинокалильной установки нужен был сжатый воздух, а нежные колпачки из вискозной ткани, пропитанные солями тория и церия, требовали постоянного наблюдения: едва сетка начинала прогорать, её следовало немедленно заменить. Сжатый воздух был необходим и для пневматических «калорических» сирен. С их установкой маячные служители должны были приобретать новые навыки обслуживания и эксплуатации сложных механизмов.

Катоптрический осветительный аппарат. В фокусах каждого из 15 параболических зеркал, расположенных по окружности, устанавливалась масляная лампа Арганда

С годами менялся жизненный уклад обитателей маяков, только требования Инструкции оставались неумолимо жёсткими. «Служитель (как и на заре маячного дела) перед концом своей вахты должен оправить лампы, чтобы они горели в совершенном порядке, прежде чем выйти из фонаря, а тот, кто вступит на вахту до восхождения солнца, погасив огонь, должен сделать все необходимые приготовления для открытия огня при захождении солнца». И по сей день, в век спутниковой навигации и электроники, вахтенный, прежде чем покинуть свой пост, приводит в порядок маячное хозяйство и передаёт заступающей смене всё оборудование и приборы в безукоризненно исправном состоянии.

Знакомясь с повседневной жизнью хранителей маячного огня, невольно отмечаешь: подобное ревностное служение избранному делу нынче большая редкость. Такое можно встретить разве что в храме или монастыре.

Люди и быт

Место, где в начале XIX века поставили Тарханкутский и Херсонесский маяки, было диким. До уездного центра — Евпатории — более 65 вёрст, а до Севастополя — более 20. Сносных дорог не было. Местная вода оказалась сильно засолённой и неприятной на вкус. Поэтому воду возили бочками на лошадях из ближайших деревень. Камень для строительства добывали в Инкерманских карьерах под Севастополем и доставляли на Тарханкут морем, а на Херсонес — на подводах. Рядом с башнями для смотрителя и маячной прислуги построили дома и складские помещения. Но дома оказались сырыми и плохо отапливаемыми, а в складских помещениях, из-за отсутствия вентиляции, имущество и продукты плесневели и быстро портились. Пустынный пейзаж не радовал глаз, и отчаяние охватывало первых поселенцев. Поэтому неудивительно, что смотрители маяков постоянно жаловались начальству на низкую дисциплину, беспробудное пьянство и плохое исполнение служебных обязанностей своих подчинённых: матросов и унтер-офицеров, списанных с флотских экипажей.

Капля камень точит, и жалобы в конце концов возымели действие. С 1866 года весь обслуживающий персонал, включая и смотрителя, сделали вольнонаёмным и разрешили селиться на маяках семьями. Существенно повысили и оклады. По новому «Положению о найме смотрителей и прислуги для маяков» за безупречное исполнение обязанностей служителям раз в три года выплачивалась денежная надбавка в размере 1/4 оклада. Положили хорошие продовольственные пайки и бесплатное обмундирование. Улучшили и снабжение маяков топливом, строительными материалами и инструментом.

Маяк на мысе Игольный (ЮАР) — самой южной точке Африки

Правда, на первых порах это не принесло желаемого повышения качества работы, поскольку, привлечённые высокими окладами и сытой жизнью вдали от начальства, в смотрители ринулись люди весьма сомнительные: начиная от нечистых на руку титулярных советников и помощников градоначальников по особым поручениям и заканчивая спившимися артистами императорских театров. Проку от них было немного, а вред подчас они наносили большой. Многие из них заканчивали маячную карьеру в тюремных камерах. Поэтому от практики назначать на должность смотрителя кого ни попадя вскоре отказались и требования к подбору людей ужесточили.

По новым правилам кандидатуру смотрителя маяка по представлению Главного командира порта утверждали в Главном гидрографическом управлении Морского министерства. К кандидату предъявлялись серьёзные требования: он должен был быть уживчивым с людьми, грамотным, иметь опыт морской службы, владеть многими ремёслами, а также навыками оказания первой медицинской помощи, так как большая удалённость маяков от портов и городов создавала проблемы с доставкой продуктов, имущества и врача. Больше всего этим требованиям отвечали флотские офицеры, вышедшие в отставку. Их охотно брали на должности смотрителей маяков.

а — маяки на острове Рюген, на мысе Аркона — самой северной точке Германии. Маяк, который мы видим на фото слева, построен в 1902 году, его высота 36,3 м. Справа — маяк, возведённый по проекту знаменитого архитектора Карла Фридриха Шинкеля в 1829 году. Высота этой башни 19,3 м, сейчас в ней располагается музей. Фото Натальи Домриной. б — маяк Дорнбуш на острове Хиддензе, на севере Германии

Смотритель, вступая в должность, давал клятву на верность служебному долгу и подписывал присяжный лист. С ним ежегодно перезаключался контракт. Боязнь потерять хороший заработок заставляла смотрителей ревностно исполнять свои обязанности и того же требовать от подчинённых. Укреплению дисциплины на маяках способствовало и изданное государством «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных». Раньше недобросовестные люди, пользуясь пресловутым правилом «берегового права» (широко распространённое в Средние века право прибрежных жителей на выброшенное волнами имущество разбившихся судов), частенько сознательно гасили маячные огни, чтобы во время бури поживиться на жертвах морских катастроф. Теперь виновного в устройстве ложных сигналов с целью дезориентации проходящих кораблей ожидали каторжные работы сроком от 10 до 12 лет. Опыт показал: чем дольше маяк находился в ведении одного и того же смотрителя, тем больше порядка было на объекте. Поэтому хорошими смотрителями дорожили и всячески приветствовали создание маячных династий, когда, отслужив положенный срок, глава семейства передавал заведование маяком своему сыну.

Ужесточили требования и к обслуживающему персоналу. Служитель подписывал обязательство беспрекословно выполнять приказания смотрителя, касающиеся службы и распорядка на маяке.

Маячный городок сегодня. Феодосийская бухта, Крым, 2000 год

Суровая и хлопотная жизнь маячного служителя подходила далеко не всем, поэтому на маяки брали людей спокойных по характеру, общительных и пунктуально исполнительных. И хотя разнились они по возрасту, вероисповеданию и жизненному опыту, имели привычки и наклонности подчас далеко не благородного свойства, всех их объединяла тяга к свободной аскетической жизни.

Среди обитателей маяков не одно поколение пересказывалась история о бристольском башмачнике, который отправился служителем на Эддистонский маяк (он находится в море на удалении десятка миль от берега) лишь только потому, что ему надоела городская кабальная жизнь в мастерской за шилом и колодками. И хотя бедолаге во время затяжных штормов в одиночку не раз приходилось жестоко страдать от голода, питаясь сальными свечами, цепенеть от страха, когда ураганы, сотрясая каменные стены башни, перебрасывали многотонные волны через фонарь маяка, башмачник уверял, что «даже в эти ужасные дни он чувствовал себя по-настоящему свободным человеком».

Долгое время жизни обитателей маяков мешала нерешённость жилищной проблемы. Так, в начале семидесятых годов XIX века на Тарханкутском маяке в маленьком жилом домике размещались двадцать два человека: 11 солдат, 2 телеграфиста, 3 сигнальщика, смотритель с женой и 3 служителя, один из них также с женой. Подобная картина была и на Херсонесском маяке. Там в четырёх комнатах ютились двадцать человек.

В отчёте Гидрографического департамента за 1871 год отмечается: «Важнейший недостаток большей части Черноморских и Азовских маяков заключается в неудобных, до крайности, помещениях для маячных семейных служителей. Ежедневные ссоры, нарушение главных распорядков маячной службы и основных правил дисциплины, безнравственность, доходящая иногда до крайних пределов безобразия, служат поводом к назначению следствий, обнаруживающих разнообразные уголовные преступления, увлёкшие некоторых маячных служителей в арестантские роты и в Сибирь, на каторжные работы. Чтобы смягчить условия жизни на отдалённых маяках и обеспечить точное исполнение требований маячной службы, при маяках необходимо устраивать жилые здания так, чтобы в них было удобно помещаться отдельным семьям. Для нижних неженатых чинов необходимо иметь специальные казармы со всеми удобствами». В рекомендательной части отчёта предлагалось разработать универсальные жилые и хозяйственные постройки, пригодные для всех маячных городков. Это, по мнению авторов, намного удешевляло и ускоряло строительство.

Маяк на мысе Сант-Блейз в Мосселбайе на юге Африки (ЮАР). У подножия маяка, откуда открывается великолепный вид на Индийский океан, находится пещера — место важных археологических находок. Фото Натальи Домриной

По заданию Гидрографического департамента инженер-полковник Рулев составил типовой проект двухэтажного здания с учётом климатических и гигиенических условий. Своё решение Рулев обосновывал тем, что «в двухэтажном здании при одном и том же количестве строительных материалов достигается более обширное помещение, т. к. фундамент, стены и крыша составляют общую принадлежность для обоих этажей, что особенно важно в отношении крыш, ремонтирование которых сопряжено со значительными расходами, при большом числе маяков». Гидрографический департамент согласился с проектом Рулева, и вскоре на черноморских маяках появились опрятные городки с удобными для проживания коттеджами.

Постепенно на маяках складывались крепкие коллективы. Вырастали дети. Многие из них навсегда оставались на маяке, продолжая семейные традиции. Маячные городки обустраивались и хорошели. Летом они радовали глаз цветниками и розариями, утопали в зелени садов, оказывая неизгладимое впечатление на каждого, кому доводилось побывать в этом романтическом, мало кому известном мире…

Испытание морем

Исправно горящий огонь маяка, как показывает жизнь, ещё не гарантия безопасного судоходства. Если у капитана не достаёт морской выучки или опыта плавания в штормящем море, а команда не расторопна или плохо обучена, то и свет маяка не поможет попавшим в беду мореплавателям. И тогда служителям маяка приходится идти на помощь терпящим бедствие.

В ночь на 1 октября 1817 года на траверзе Херсонесского маяка разыгралась трагедия. С заходом солнца при спокойном море из Севастополя на Одессу вышел фрегат «Везул» под командованием капитана 2 ранга И. И. Стожевского. Шли по счислению. Вскорости погода начала портиться. Небо заволокло низкими грозовыми тучами. Ветер, быстро усиливаясь, перешёл в жестокий шторм. Наставление мореплавателям на этот случай даёт чёткий совет: «Держитесь на хорошем расстоянии от береговой линии». Но ошибка в счислении места составила около 6 морских миль (примерно 12 км). Сильно уклонившийся в сторону берега фрегат нёсся прямо на Херсонесский риф. Увидев приближающийся огонь маяка, командир попытался сделать галс в море, но поворот не получился. Тогда срочно отдали якорь, но он «не забрал». Беспомощный фрегат несло на камни. Вскоре послышался удар корпуса о гранитное дно. На маяке, увидев эту трагедию, тут же сообщили в Севастополь на эскадру. Больше пока ничем помочь терпящим бедствие не могли. Море бесновалось с такой яростью, что о спуске на воду шлюпки не могло быть и речи.

Маяк на мысе Рока (Португалия) — самой западной точке Европы

К рассвету шторм начал стихать и к лежащему на борту «Везулу», который волны продолжали методично колотить о камни, подошёл вельбот с маячниками. Команду во главе с командиром спасли, а вот фрегат измолотило в щепки. Квартирмейстер и юнга, до подхода спасателей со страху бросившиеся в море, погибли.

Великий князь Михаил Павлович, оказавшийся в то время в Севастополе, писал царю: «Многие из офицеров, находившихся на эскадре, свободные от должности, поспешали на помощь несчастным сослуживцам… наняли верховых лошадей — барказов нельзя было посылать в открытое море в такой ветер — и опрометью поскакали к Херсонесскому маяку. Фрегат был разбит, и потеря его оценена в 270 630 руб.».

Море не раз испытывало и сами маяки. Тысячетонные махины маячных башен без труда выдерживали натиск ураганов и свирепых штормов, а вот городки и находившиеся на их территории постройки море не щадило. Особо жестокие испытания выпали на долю обитателей Херсонесского маяка в ночь на 18 декабря 1887 года. Смотритель маяка А. Федотов срочно телеграфировал в Севастополь: «Бурей залило двор и здания, прошу спасти служащих от гибели». Командир Севастопольского порта контр-адмирал М. Н. Кумани немедленно выслал на маяк людей и спасательные средства. Позже Федотов показывал: «При шторме 17 декабря 1887 года зыбь с моря перебрасывало через каменные возвышения набережной, а в 11 часов сделался сильный шторм. Вокруг маяка образовалось уже озеро… В некоторых местах вода доходила до 6 футов (почти 2 метра)… Затопило конюшню, сараи, кладовые, погреб… Вода поднималась до окон зданий. Женщин и детей отправили вброд по пояс в ближайшую деревню… Служители, набрав хлеба и петролеума в запас, укрылись в башне, чтобы обеспечивать исправное освещение. Перед этим они спасли команду турецкого брига с грузом, который разбился до основания. Утонуло 10 человек, а 4 спаслось. Нужна небольшая плоскодонная вёсельная шлюпка для спасения».

Маячная башня во время шторма

После шторма башню и все жилые и хозяйственные постройки пришлось капитально ремонтировать. Со стороны моря для защиты от буйства стихии возвели мощный каменный вал (брекватер), а при маяке возродили упразднённую ранее спасательную команду, оснастив её вёсельными вельботами и специальным снаряжением.

Потом ещё не раз море испытывало обитателей маяков. Во время землетрясения 12 сентября 1927 года, одного из самых сильных в Крыму за всю историю, могучие башни Херсонесского и Тарханкутского маяков выстояли. Служители же отмечали, что во время толчков они раскачивались, как стволы могучих дубов. Одновременно из фонарных сооружений обоих маяков наблюдали далеко в море между Севастополем и мысом Лукулл громадную огненную полосу. Создавалось впечатление, что там горит море. Истинная причина столь необычного явления и по сей день остаётся загадкой…

Жизнь на маяке окружена вуалью романтического приключения и ожидания чуда. На самом деле, представители этой профессии вызывают чувства уважения и восхищения.

Маячники, как называют смотрителей маяка – мужественные и самодостаточные люди.

Современные системы предупреждения

Новейшие технологии привнесли серьезные изменения в работу маячников.

Теперь их рабочее место оборудовано по последнему слову техники:

  • электропитание от солнечных или ветрогенераторных установок;
  • светооптическая система;
  • звукосигнальное оборудование;
  • дистанционное управление всеми процессами;
  • полная автоматизация.

Для освещения используют мощные галогенные, лазерные или светодиодные светильники и прожекторы.

Тем не менее, потребность в работе маяков постепенно уменьшается, ведь сейчас каждое маленькое суденышко оборудовано системой спутниковой навигации.

Должностные обязанности

По штатному расписанию, на маяке должны работать:

  • начальник;
  • механик;
  • техник.

У каждого из них есть круг своих обязанностей для обеспечения круглосуточной работы маяка.

Техник обязан:

  • следить за работой всей установленной аппаратуры;
  • проводить своевременный ее ремонт;
  • вести учет материально-технических средств;
  • готовить сооружение к зимовке;
  • уметь управлять моторной лодкой.

Техник обязан обеспечивать бесперебойное горение огней, а также:

  • наблюдать за состоянием помещений для хранения комплектующих;
  • консервировать оборудование на зимний период;
  • устанавливать навигационные средства;
  • управлять плавредствами для доставки грузов и людей;
  • вести погрузку и разгрузку доставленной аппаратуры и других товаров.

Начальник производит руководство всеми процессами и учет рабочего времени.

Как используют опустевшие здания?

Многие маяки уже перестали функционировать по своему прямому назначению, но они по-прежнему остаются объектами культурного наследия.

Кроме того, помещения используют в научных целях:

  • для осуществления слежения за передвижением китов;
  • проводят свои исследования орнитологи;
  • организованы туристические экскурсии.

Немецкий маяк «Алый песок» используют, как мини-отель.

Зданию – свыше 125 лет, в нем располагается 6 номеров со скромным убранством.

Сюда приезжают те, кого не испугает питание консервами, рыбой, фруктами и овощами, холодный сырой воздух и шум морских прибоев.

В штате Массачусетс (США), находится известный во всем мире маяк Vinots Ladge Light, который называют маяком влюбленных из-за светового сигнала 1-4-3, что соответствует фразе: «I-Love-You» по количеству букв.

Многие закрытые маяки хозяева превратили в музеи.

Экскурсоводами на этих объектах работают бывшие смотрители.

Их зарплата – несколько процентов от оплаты экскурсий туристами.

Остальная сумма идет на обслуживание зданий.

В России такое почти не возможно, так как все маяки являются военными объектами, часто – засекреченными.

Поэтому, брошенные здания постепенно разрушаются или разоряются.

Сколько получает человек за работу на маяке 5 (100%) проголосовало 2
>7 вакансий мечты в России: дегустатор сладостей, смотритель маяка и другие

Часто спрашивают, как стать смотрителем маяка или как стать маячником?

Или может где-то требуется помощник маячника, либо просто рабочая сила для восстановления/обеспечения работы маяка.

В России, к сожалению, со стороны стать с маячниками туго. По Дальнему востоку и Приморью один наш знакомый сам очень любит маяки и хочет пожить на них, но к сожалению ставки маячников там открываются крайне редко. Некоторые маячники живут семьями и кроме маяка больше жилья у некоторых нет вообще, т.е. как начали служить давным давно, так и из поколения в поколения передают.

Например, один приморский маячник кроме домика при маяке ничего не имеет, а государство квартиру не дает, так говорит, и помру здесь же. По российскому югу, конечно жить комфортнее, но и маяков поменьше. В целом, все постепенно переводят на автоматику или бросают. Пока в основном Приморье держится, т.к. там очень активное судоходство и местные говорят, что маяки поддерживать будут, не смотря на GPS и прочее. Одна из проблем устроиться маячником в том, что они зачастую на военных территориях или рассматриваются государством, как спец-объекты. А государство особо не парится тем, в каких условиях содержатся маяки, поэтому и маячникам очень тяжело работать. Можно сказать, что это постоянный подвиг и выживание. Так что стать маячником в России дело не простое, но реализуемое. Кстати, в некоторых более развитых странах, уже невозможно. Например, в Великобритании, к сожалению, уже слишком поздно становиться смотрителем маяка, так как последний маяк в Великобритании был автоматизирован в 1998 году — это был North Foreland Lighthouse в Кенте. >Что делают смотрители маяка?

Сухим формальным языком суть деятельности смотрителя маяка описана в Типовой должностной инструкции Смотрителя маяка (маячника)

Если встает вопрос, куда в России обращаться, если вы хотите связать свою судьбу с маяками

Всеми вопросами маячного строительства в России, а затем в СССР, занималась Гидрографическая служба ВМФ, образованная в 1827 г.

Эта служба периодически переименовывается,

  • с 1992 года это Главное управление навигации и океанографии Министерства Обороны Российской Федерации (ГУНиО МО РФ) — осуществляет руководство созданием средств навигации и океанографии и оснащение ими кораблей Военно-Морского Флота и судов других ведомств страны, организует эксплуатацию и ремонт этих средств.
  • В 2006 г. переименовано в Управление навигации и океанографии Министерства Обороны Российской Федерации (УНиО МО РФ).

Сфера ответственности: Изучение океанов и морей. Издание морских карт и лоций. Развитие системы навигационного оборудования.

Вакансии: По вопросам приема на работу, новых открытых вакансий, трудоустройству, работе на предприятии, в том числе вахтой, водителем обращаться в отдел кадров.

Место расположения гидрографической службы

Гидрографическое управление со времени создания Управления генера-гидрографа располагалось в здании Главного Адмиралтейства.

В советский период управление гидрографической службы России было переведено в здание, где ранее располагалась Николаевская Морская академия

Адрес: 199034, Санкт-Петербург, 11-я линия Васильевского острова, д. 8

Контакты: tel./fax: +7 (812) 323-70-29; tel.: +7 (812) 323-05-60;
Факс: (812) 323-70-29
Е-mail: gunio@homepage.ru

Управление Навигации и Океанографии России ФГУП на карте

Подробнее об истории этого ведомства можно почитать в википедии или Там же спиок начальников гидрографической службы >Куда еще обратиться? Есть различные сайты с предложениями работы для моряков, можно попытать счастья на них:

  • http://www.morehod.ru/

Можно ли брошеные маяки восстановить своими силами? Или построить свой маяк?

Относительно восстановления брошенных. Маяки в России и бывших странах СССР принадлежат военным. Им маяки практически не интересны. Поэтому если разрушающийся маяк хочется восстановить, то нужно ставить ещё и вопрос о передаче маяков из военного ведомства в гражданское по типу английского «Тринити хауз». Так что в России — только если военные ушли с этой территории и землю передали гражданским, например, муниципальным властям, в этом случае шанс отличный от нулевого есть, придется как-то оформлять права на землю и постройки, общаясь с муниципальным властями. Если маяк, который будете восстанавливать, уже в реестре числиться не будет и формально будет некоей постройкой (бытовой, если в нем живут) или не бытовой, если простое сооружение. Масштаб забот будет больше или сравним с тем, если бы вы просто купили землю и на ней построили сами сооружение в виде маяка (пишу в виде, т.к. оно уже будет скорее декоративного значения), хотя в России мне встречались проекты, когда люди делали или дом-маяк или для поселка строили маяк (сейчас Экспедиция такой планирует строить, правда, далековато от воды). Восстановить брошенный маяк, еще более не простое, и сложно реализуемое, построить маяк, в подходящем месте похожий на новый, более реализуемое, тем более, что примеры в России есть. Часто строят дом с маяком, некоторые декоративный маяк при яхт-клубе, некоторые, например, Экспдиция, планирует построить в жилом поселке, далеко от воды. Где узнать информацию о заброшенных маяках или требующих ремонта? Мы начали вести перечень таких маяков в статье SOS дают маяки!

Относительно зарубежных маяков. Можно ли на них работать или купить?

Если есь знание языка, то можно попробовать попробовать поработать на маяках за границей, там с этим на порядок лучше. Хотя некоторые там тоже они рассматриваются (ну в германии например — точно, ибо я там жила) как «военные объекты» и потому даже с таким знанием языка русскую барышню туда вряд ли допустят.

Не часто, но где-то раз в год мне попадаются объявления о продаже земель с маяками, выведенными из эксплуатации. Последнее было где-то в Прибалтике (с простеньким маяком без дома и там как раз человек хотел продать его тем, кто его потом реконструирует. Некоторые не брошенные маяки в России реконструируют, я даже выходил на такую компанию (у них был сайт в интернете). Объем выполненных работ не большой, т.к. бюджет на это мизерный, но можете попробовать их найти и где-нибудь поучаствовать в ремонте в качестве наемной силы, если возьмут. Если вы с Украины, то можно попробовать обратиться в организацию «Госгидрография». Это гос. структура, занимающаяся обслуживанием маяков и навигационного оборудования. В крупных портах ещё могут быть местные службы для обслуживания собственных навигационных знаков.

Проблем с обслуживанием маяков сейчас конечно поменьше, чем столетия назад, поэтому в некоторых теплых регионах, например, на Черном море смотрители могут еще заниматься огородным хозяйством, на территории близ маяка (если конечно позволит руководство).

Еще на эту тему есть статья Как поселиться на маяке

Работа мечты: пять актуальных вакансий, где вам заплатят за удовольствие

Время от времени на сайтах трудоустройства появляются «вакансии мечты», где работа заключается в получении удовольствия, и за это еще неплохо платят. Мы собрали пять таких предложений трудоустройства.

Фото: Facebook Vidanta

1. Курорты Мексики ищут «посла в соцсетях»

Сеть курортов в Латинской Америке Vidanta ищут человека, который будет получать 120 тысяч долларов за проживание в luxury-курортах и их описание в соцсетях. Помимо зарплаты ему будут оплачивать проживание, развлечения и питание.

Соискатель, который получит работу, будет жить на лучших курортах. Весь свой опыт предстоит описывать в социальных сетях.

Заявку, резюме и 60-секундный ролик о себе можно отправить до 21 октября.

2. Дегустатор марихуаны

В Канаде компания A Higher Level Of Thought (AHLOT) открыла вакансию дегустатора марихуаны на неполный рабочий день.

В его задачи входит оценка качества конопли от местных производителей. Зарплата будет составлять 50 канадских долларов ($38,7) в час. Заявку на вакансию можно подать до 17 октября.

Все кандидаты должны быть старше 19 лет, но для живущих в Альберте и Квебеке порог ниже на год.

3. $1300 за поедание пиццы

Компания Ooni, производитель печей для приготовления пиццы, ищет сотрудника, который будет готовить и есть пиццу. Работник будет получать $1 370 в день. В обязанности входит тестирование и предоставление отзывов о различных рецептах пиццы и размещение постов в социальных сетях.

Заявку можно подать до 14 октября, прикрепив 60-секундное видео, где демонстрируется ваше мастерство приготовления пиццы.

4. Профессиональный лежебока

Космическое агентство NASA готово заплатить $18 000 добровольцам, которые согласятся провести 70 дней в лежачем положении, пишет The Guardian. Добровольцам предстоит есть, спать и принимать душ, лежа. В NASA хотят понять, что происходит с организмом во время длительного полета в космос, так как ваша тело будет находится в таком же положении, как если бы вы были в невесомости в космосе.

5. Смотритель хаски

Любите собак и природу? Lapland Safaris ищут гида, который будет управлять собачье упряжкой, а также ухаживать за хаски: кормить, убирать, гладить. Соискатель должен владеть иностранными языками, уметь работать с людьми и животными.

Рассматриваются кандидаты, которые ранее работали гидами по сафари. Работа начнется в ноябре 2018 года и контракт будет действовать до марта 2019 года, давая возможность часть наблюдать за северным сиянием. Подать заявку можно .

Вакансия мечты: кандидату заплатят $60 тысяч за полугодовой отпуск

15 недооцененных инструментов по поиску работы

20 необычных способов заработать деньги

Какую профессию в США могут получить гуманитарии

‘Гид в большом городе’: как стать экскурсоводом в Нью-Йорке

Подпишитесь на нашу рассылку Мы будем писать вам только о самом важном

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» — и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации.

Интуризм

Бен Саутхолл заполучил лучшую работу в мире

В туризме и отельном бизнесе много необычных профессий, но не все из них вызывают зависть стольких людей. Британец Бен Саутхолл — победитель конкурса управления по туризму Квинсленда (штат Австралии) «лучшая работа в мире». В нем участвовало почти 35 тысяч человек из 200 стран мира. Еще бы: главный приз — вакансия смотрителя райского острова Гамильтон в Австралии с зарплатой в 154 000 долларов за полгода «труда».

Чтобы поменять голубую футболку конкурсанта с надписью «ЛУЧШАЯ РАБОТА В МИРЕ» на такую же, но со словами «СМОТРИТЕЛЬ ОСТРОВА», Бену нужно было пройти множество испытаний, доказывать свое умение ладить с людьми и плавать, как рыба.

Бен — простой парень из Гемпшира. Он не разговаривает на иностранных языках и немного чудаковат, но зато объездил страуса и был гидом в Африке. Он никогда не учился на режиссера и менеджера по туризму, но снял множество захватывающего видео и работает «туристическим послом» Квинсленда — привозит журналистов, фотографов и телевизионщиков в экзотические и удаленные части австралийского солнечного штата. Как выражается сам Саутхолл: «лучшая работа переросла в лучшую карьеру в мире».

Когда Бен завершил работу смотрителя, он сам организовал и собрал средства на «Лучшую экспедицию в мире» — четырехмесячное путешествие в 1600 км на байдарке по Большому Барьерному рифу.

На себя у него практически не остается времени. К тому времени как большинство вытаскивает себя из кровати на завтрак, гиперактивный и неутомимый Саутхолл уже несколько часов снимает рассвет. Чего ему только не приходилось стерпеть ради промоушена: есть скорпионов для ТВ-передачи, пережить укус смертельно опасной медузы, расстаться с девушкой (сейчас Бен обручился с другой).

Остров Гамильтон в Австралии, за которым присматривал Бен. Фото: Ian Duffy / flickr.com

Когда я увидел объявление, я подумал, что буду жить на необитаемом острове, как Том Хэнкс в «Изгое».

О первом впечатлении от описания вакансии смотрителя. На самом деле остров Гамильтон не такой уж и дикий.

Эту работу нужно было назвать «самая суетливая работа в мире».

Работа смотрителя оказалась не только намного тяжелее, чем думали все, но и тяжелее, чем думал сам Бен. Только за первые 24 часа после победы он дал более 100 интервью.

У меня нет обычного рабочего дня. Я вечно в разъездах, лечу куда-нибудь или плыву, остаюсь на островах и выясняю, чем здесь лучше заняться: сноркелингом или дайвингом. А потом полночи пишу об этом в блог.

О типичном рабочем дне.

Победитель шоу “Лучшая работа в мире”

Это экстремальный рабочий отпуск. То, чем я занимаюсь, кардинально отличается от того, что как все изначально представляли эту работу: гамак, необитаемый остров, пляж и нечегонеделанье, кроме еженедельных записей в блоге. Но делать приходится намного больше. Но я рад, что занят. За шесть месяцев безделья на острове я бы отупел.

Об ожиданиях от работы мечты и реальности.

Я обычный парень. Если я плаваю на байдарке по Большому Барьерному рифу, то и вы сможете.

О себе.

Сначала мне как будто вырывали волосы на руке и все, но 20 минут спустя появились симптомы укуса ируканджи — это когда почки и печень как будто зажаты в тиски. Начинает болеть голова, тошнит, появляются судороги… Я пошел в медцентр, мне сделали три укола и я провел 8 часов в постели. Но на следующий день я вышел на 10-километровую пробежку.

Об укусе очень ядовитой медузы и невероятно быстром восстановлении.

Идеальная работа…но не для каждого

Когда я отправляюсь отдыхать на неделю со своей девушкой, я прекращаю «работать», то есть писать в Twitter и блог. Когда я приезжаю в новое место, сначала я «впитываю» его, как обычный человек, потом фотографирую, потому что это мое хобби, а потом а потом уже думаю, насколько оно интересно, чтобы поделиться информацией на Facebook или в блоге.

О том, как Бен совмещает работу блогера с путешествиями.

Были моменты, когда я чувствовал угрозу, но улыбка, протянутая для рукопожатия рука и дружелюбие помогают. Как сказал журналист-путешественник Алан Викер: «Никто тебя не застрелит, если ты улыбаешься». Я стараюсь придерживаться этого правила.

О безопасности в путешествиях.

Даже если это лучшая работа мире, я уверен, что она не всякому подойдет.

О работе мечты.

Leave a Comment