Севастополь памятник кораблям

О каких исторических событиях напоминает монумент

Он был возведен в 1905 году, в 50-летнюю годовщину окончания Крымской войны. Летом 1854 года коалиция войск Британской, Французской, Османской империй и Сардинского королевства блокировала русский флот в Севастопольской бухте. Вражеское объединение планировало взять город за неделю и триумфально завершить войну. Но острота инженерной мысли генерала Эдуард Тотлебена, мужество наших солдат, верная стратегия и тактика полководцев Нахимова и Корнилова не дали замыслам осуществиться.

Павел Степанович Нахимов придумал, как преградить путь в бухту французским и английским кораблям. В сентябре 1854 года на фарватере были затоплены 15 парусников – их устаревшие модификации. Изначально на дно опустили 7, но они пострадали во время разыгравшегося шторма. Затем потопили еще 2, а потом еще 6. Непогода разрушала подводное оборонительное укрепление, и защитникам города приходилось восстанавливать его, добавляя новые суда.

Мачты, скрытые водой, не давали вражескому флоту близко подойти к берегу и открыть артиллерийский огонь по нашим оборонительным укреплениям.

Исследователи военной истории страны осуждают это решение, но оно вовсе не было сумасбродным и необдуманным. Идея приходила на ум многим, в том числе контр-адмиралу флота, Владимиру Ивановичу Истомину.

Перед главнокомандующими стояла практически невыполнимая задача. Силы противника в несколько раз превосходили наши. Решение было правильным. Вражеский флот попытался пройти через препятствие, но был изрешечен береговыми батареями.

Интересно то, что находящиеся на воде русские суда не могли помочь в битве. Более того, перед сдачей города, они тоже были затоплены, но уже из других соображений: они не должны были достаться противнику. После завершения Крымской войны многие из них подняли со дна. Около 20 объектов было отреставрировано и возвращено на воду.

История создания памятника затонувшим кораблям в Севастополе

Высота стелы на гранитном основании достигает 16,5 м. Её установили рядом с площадью, которая носит имя прославленного генерала Крымской войны – Петра Степановича Нахимова. Это самая узнаваемая локация города, объект культурного наследия федерального и национального значения. В 2016 фото памятника погибшим кораблям набрало больше всего голосов в государственном конкурсе и было выбрано для новой денежной купюры номиналом 200 рублей.

Над проектом монумента и его материальным воплощением трудились скульптор А.Г.Адамсон из Академии художеств Петрограда, архитектор В.А. Фельдман и военный инженер Ф.О. Энберг.

Адамсона ругали за излишний натурализм. У него получилось «оживить» герб страны. Большой двуглавый орел держит в клюве большой венок, левая часть которого лавровая, а правая – дубовая. В верхней части приколот внушительный морской якорь. В геральдике дуб – символ силы, доблести, славы, а лавр – победы, очищения, триумфа. Это сочетание есть и на большом гербе России. Якорь висит на цепи из 15 звеньев. Ровно столько корабельных судов было опущено под воду в стратегических целях.

Гордая птица увенчана императорской короной и андреевской лентой. На груди у него щит с Георгием Победоносцем. Это образ России, которая чествует своих защитников и героев. Запрещенная в советское время символика после революции уничтожалась повсеместно, но севастопольскую стеллу большевики не тронули.

Рьяные приверженцы новой власти возмущались и говорили, что царская корона оскорбляет память погибших во время обороны города. Они предлагали заменить её пятиконечной звездой и провести к ней электроосвещение. Сохранились письменные донесения членов партии, в которых этот вопрос выносился на повестку. Власть не стала вносить серьезных изменений. С короны убрали крест. Он был возвращен обратно только в 2003. После реставрации был установлен латинский символ веры, в то время как изначально там был Георгиевский крест.

Практически в первоначальном виде он успешно просуществовал весь советский период. Более того, в 1969 году фото памятника затопленным кораблям появилось на гербе Севастополя.

Но некоторые перемены все же произошли. В 1905 на гранитном пьедестале была не только стелла, но и корабельная мачта. Она хорошо видна на старинных дореволюционных открытках. Её могли видеть люди, пользующиеся морским транспортом. С берега разглядеть её было невозможно.

Через 50 лет она была утрачена. До 1975 на гранитном монументе сохранялись её остатки, примерно 80%. Люди, занимавшиеся реставрацией памятника, не были подкованы в судомоделизме. Они не обратили внимание на то, что одного элемента не хватает.

В 60-х годах архитектор Адольф Львович Шеффер сделал уникальный фотоснимок. Специалисты могут восстановить первоначальный облик объекта, ориентируясь на это изображение. Но некоторых деталей не хватало уже в тот период, когда было сделано фото. Исследование показало, что мачта была английского типа конца XVIII – начала XIX века.

Если смотреть на стелу с Приморского бульвара, можно увидеть барельеф. На нем в бронзе отлиты контуры затопленных кораблей. Это еще одно творение Адамсона. В правом нижнем углу внимательный взгляд найдет автограф скульптора и год создания бронзовой таблички – 1904. Вероятно, она была отлита в самом начале работ над главным символом обороны Севастополя.

Историк Владимир Салтанов предполагает, что люди, гуляющие по набережной города в начале ХХ века, легко могли разглядеть авторскую подпись. В то время памятник и сушу не разделяла водная гладь. Море было засыпано.

По странному стечению обстоятельств экскурсоводы редко говорят о нем. Упоминания в путеводителях сводятся к цитированию надписи, расположенной под барельефом. Иногда говорится, что на табличке изображена линия затопления парусников.

В годы Великой Отечественной войны стела чудом пережила фашистские бомбардировки. В неё не попал ни один снаряд. Это удивительное стечение обстоятельств. Разъяренные яростным сопротивлением русской армии немцы стремились стереть не желающий сдаваться город с лица земли. Первая мина между стелой и берегом упала 22 июня 1941, а 9 мая у его подножия догорал фашистский танк.

В 2007 году проводилась реконструкция. Памятник затонувшим кораблям был покрыт специальным восковым составов: фото главного символа Севастополя, сделанное в тот временной период, приведено ниже.

Воск должен был оберегать монумент от коррозии и придавать ему золотистое сияние на закате и восходе. Первые полгода все так и было, но потом состав стерся, и стела снова потускнела.

Памятник затопленным кораблям

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Проставив сноски, внести более точные указания на источники.

Памятник

Памятник затопленным кораблям

44°37′06″ с. ш. 33°31′27″ в. д.HGЯOL

Страна

Россия/Украина

Город

Севастополь

Автор проекта

А. Г. Адамсон

Архитектор

В. А. Фельдман

Дата основания

Дата постройки

1905 год

Статус

Объект культурного наследия народов РФ федерального значения. Рег. № 921510368090006 (ЕГРОКН)

Памятник культурного наследия Украины национального значения. Охр. № 270010-Н

Высота

16,7 м

Памятник затопленным кораблям на Викискладе

Па́мятник зато́пленным корабля́м — монумент в Севастополе, архитектурный символ города, установлен вблизи Приморского бульвара рядом с площадью Нахимова. Создан по проекту скульптора академика А. Г. Адамсона, архитектора В. А. Фельдмана и военного инженера Ф. О. Энберга. Силуэт памятника используется в качестве эмблемы Севастополя.

В Российской Федерации, контролирующей спорную территорию Крыма, является объектом культурного наследия федерального значения, на Украине — памятником культурного наследия национального значения.

В 2016 году памятник победил по результатам всенародного голосования, как символ новой российской банкноты номиналом 200 рублей.

История

Затопление кораблей

Монумент сооружён в 1905 году к 50-летию Первой обороны Севастополя, во время которой были затоплены русские парусные корабли, «чтобы заградить вход неприятельским судам на рейд и тем самым спасти Севастополь» (П. С. Нахимов). 11 сентября 1854 года поперёк фарватера, между Константиновской и Александровской батареями, были затоплены семь устаревших кораблей: фрегаты «Сизополь», «Флора», корабли «Уриил», «Три Святителя», «Силистрия», «Селафаил», «Варна». После осенне-зимних штормов, вследствие частичного разрушения этой преграды, в ноябре — декабре дополнительно были затоплены корабль «Гавриил», купеческое судно и корвет «Пилад». В феврале 1855 года, от Михайловского форта на Северной стороне до Николаевской батареи — на Южной появилась вторая линия мачт, выступающих из воды — было затоплено ещё шесть судов: корабли «Двенадцать апостолов», «Ростислав», «Святослав», фрегаты «Кагул», «Мессемврия», «Мидия». 27 августа 1855 года, когда защитники оставили Южную сторону, в бухте затопили и остальной флот. Огонь береговых батарей и затопленные корабли делали Севастопольскую бухту недоступной для англо-французского флота. И почти 6 месяцев, до самого перемирия (17.02.1856), неприятельские армии не могли продолжить наступление. Потому что фарватер заградили мачты кораблей, а Северную сторону — новые бастионы.

После Октябрьской революции

Несмотря на то, что после прихода к власти большевиков по всей стране уничтожались и переделывались памятники в виде герба России — двуглавого орла, — памятник в Севастополе эта судьба обошла, хотя предложения переделать и этот памятник тоже были: «Около набережной Приморского бульвара, — выражал возмущение один из тогдашних борцов с „пережитками прошлого“, — стоит колонна памяти погибшим морякам. Над орлом возвышается царская корона, оскорбляя память погибших. Предлагаю вместо короны поставить звезду с электроосвещением». Однако императорская корона с Андреевской лентой весь советский период оказалась не тронута, а в 1969 году памятник появился даже на советском гербе Севастополя. Единственная утрата — это крест над короной, вероятно, сбитый в первые послереволюционные годы. При реставрации памятника в 2003 году крест над короной был восстановлен.

Во время сильного землетрясения 1927 года монумент не пострадал.

Памятник уцелел при бомбёжках, во время оккупации Севастополя немецко-фашистскими войсками и при освобождении города во время Великой Отечественной Войны.

В 2009 году памятник включён в Государственный реестр памятников Украины. В 2015 году Правительство Российской Федерации издало распоряжение об отнесении памятника к объектам культурного наследия федерального значения

Название

29 июля 1905 года в официальном сообщении о передаче монумента городу строительная комиссия обнародовала его первое название: «памятник затопления кораблей». А в следующем месяце начались переименования. 3 августа 1905 года Г. Ерошевич (Вр. и. д. Управляющего Канцелярией Великого князя Александра Михайловича) подписал документ № 3898, согласно которому: «Памятник затопления кораблей впредь именовать: „Местом заграждения Севастопольского фарватера“». В 1907 году исторический путеводитель по Севастополю опубликовал новое название монумента: «Памятник заграждения фарватера затопленными кораблями». Но и оно продержалось недолго. В путеводителе по Крыму 1914 года в описании Приморского бульвара уже упомянут «памятник затопленным кораблям». Позднее появлялись и другие варианты (за всю историю — более 20-ти различных названий). Сейчас у монумента наиболее распространено название «памятник Затопленным кораблям».

Композиция

Памятник затопленным кораблям в Севастополе. 12 марта 2014 года

Монумент представляет из себя стоящую в море, в 23 метрах от набережной Приморского бульвара, 9-метровую искусственную гранитную скалу с выступающим из неё в сторону набережной восьмигранным пьедесталом, на вершине которого возвышается триумфальная диоритовая колонна коринфского ордера с обращённым в сторону моря бронзовым орлом на капители. Двуглавый орёл, увенчанный большой императорской короной, возложенной на Андреевскую ленту, расправив могучие крылья, держит в клювах венок с якорем (висящий на цепи морской якорь прикован к верхней части сложного венка из лавровых и дубовых листьев). На груди орла — щит с рельефным изображением Святого Георгия Победоносца. База колонны, её капитель и вся скульптурная композиция, венчающая колонну, так же, как и орёл, выполнены из бронзы. Со стороны набережной верхнюю часть пьедестала украшает бронзовый барельеф, изображающий затопление кораблей. В правом нижнем углу — подпись автора: «А. Адамсонъ Скульп. 1904». Ниже барельефа на гранитных плитах пьедестала высечены слова: «Въ память кораблей, затопленныхъ въ 1854 и 1855 г.г. для загражденiя входа на рейдъ». На вершине скалы, с противоположных сторон, встроены два гранитных барельефа. На левом — изображено число «1854», на правом — «1855». На подпорной стене набережной, напротив монумента, установлены два якоря с затопленных кораблей. Эта мемориальная стена также является частью памятника. Раньше на скале монумента со стороны моря была закреплена выступающая из воды бронзовая мачта парусного корабля. Общая высота памятника — 16,7 м, высота колонны — 7,1 м, средний диаметр колонны — 0,95 м, размах крыльев орла — 2,67 м.

Литература

  • Государственный Архив г. Севастополя, Крымский вестник от 29 июля 1905 г. (Хроника) // Ф. КМФ-4, оп. 1, м/пл. № 585.
  • Государственный Архив г. Севастополя, Крымский вестник от 19 августа 1905 г. (протокол заседания севастопольской городской думы) // Ф. КМФ-4, оп. 1, м/пл. № 587.
  • Государственный Архив г. Севастополя. — Ф. Р-308, оп. 2, д. 815: Памятник затопленным кораблям. Проектное задание реконструкции. Том 1. — Севгорпроект, 1958.
  • Исторический путеводитель по Севастополю. — С.-Петербург, 1907.
  • Крым. Путеводитель. — Симферополь, 1914.
  • Ольшевский В. Ф. Севастополь. Путеводитель. — Симферополь, 1981.
  • Салтанов В. А. Юбилейное открытие. — Русичи № 10(161), 2010.
  • Салтанов В. А. Гимн памятнику Затопленным кораблям. — СЕВА-2011 (Севастопольский ежегодный визит-альманах), Выпуск 5. — Севастополь, 2012.
  • Салтанов В. А. Символ Севастополя (История памятника Затопленным кораблям). — Альманах «Морской Архив», № 5. — Севастополь, 2013.
  • Севастополь. Энциклопедический справочник. — Севастополь, 2008.
  • Фонды Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя, А-378, л. 34.
  • Шавшин В. Г. Севастополь в истории Крымской войны. — Киев, Севастополь, 2004.
  • Коваленко А. Памятники Севастополя и их авторы. — Симферополь: ГП «Таврия», 2008. — 216 с.: ил.

Читать онлайн «Последний парад адмирала. Судьба вице-адмирала З.П. Рожественского» автора Грибовский Владимир Ю. — RuLit — Страница 65

По воспоминанием В. И. Семенова, в японском плену адмирал и офицеры тяжело переживали очевидную радость японцев по поводу победы, одержанной с малыми потерями. Японцы потеряли при Цусиме 3 миноносца и 699 человек убитыми и ранеными. Остро чувствовалось в плену и «нетактичное» поведение противников, в том числе и по отношению к адмиралу, которого иногда ставили в общий строй без разбора.

Объективности ради надо признать, что японцы тогда стремились показать себя «цивилизованной нацией», и их отношение к военнопленным было весьма лояльным. Что же касается мелких обид, то «горе побежденным», ибо военное поражение неизбежно ведет к унижению достоинства его потерпевших.

С 23 июня 1905 г. поправлявшегося адмирала регулярно навещал верный В. И. Семенов, который до этого проходил мучительный курс лечения собственных ран. 12 июля Зиновию Петровичу сделали последнюю операцию — удалили кусок кости из черепа, проломленного японским осколком.

После операции выздоровление командующего уже не вызывало сомнений. Он стал подробнее писать жене, сообщил фамилии уцелевших офицеров штаба, закончив их перечень краткой фразой: «Всех прочих не стало». В июле Зиновий Петрович составил и первое достаточно подробное донесение о бое, которое представил в форме рапорта морскому министру.

Морским министром, объединившим в одном ответственном лице функции прежних генерал–адмирала и управляющего министерством, император назначил более чем знакомого Рожественскому вице–адмирала А. А. Бирилева. Накануне Цусимы в свете многочисленных просьб Зиновия Петровича именно Бирилев был назначен командующим флотом в Тихом океане и должен был принять под свою руку 2–ю Тихоокеанскую эскадру. Приехав по железной дороге во Владивосток, Алексей Алексеевич застал там только «Алмаз» и два эскадренных миноносца, не считая частично искалеченных крейсеров местного отряда.

Должность командующего флотом в очередной раз потеряла смысл, и А. А. Бирилев вернулся в Санкт–Петербург, где принял должность морского министра Ему и был адресован первый подробный рапорт З. П. Рожественского, изучение которого проясняет два важных обстоятельства. Во–первых, в рапорте начисто отсутствуют критические оценки техники и снабжения эскадры, которыми ранее были переполнены все строевые рапорты командующего. Это понятно — именно А. А. Бирилев возглавлял снаряжение кораблей на Балтике. Во–вторых, здесь Зиновий Петрович достаточно подробно объясняет мотивы своих решений, часть которых уже подвергалась критике в печати и среди пленных офицеров. Эти особенности рапорта позволяют сделать вывод о том, что в июле вице–адмирал З. П. Рожественский надеялся по возвращении в Россию получить возможность принять активное участие (или возглавить?) возрождение флота.

Свое мнение о важности такого участия и об особой ценности адмирала для России, основываясь, видимо, на известном постулате об «одном битом» и «двух небитых», привел В. И. Семенов на страницах «Расплаты». Так же, по мнению Владимира Ивановича, думали и другие пленные офицеры эскадры и даже нижние чины, которые «подбодряли себя мыслью, что «он» поправится и, вернувшись в Россию, «сделает». Как вскоре выяснилось, так все же думали далеко не все. Адмирала начали критиковать, и не только в России, но и в Японии (русские пленные). Очевидно, что только чрезмерно развитое самомнение позволяло Зиновию Петровичу думать о своем участии в будущем возрождении флота. Французский вице–адмирал Пьер–Шарль де Вильнев, который командовал союзным флотом при Трафальгаре (1805) и до последней возможности бился на своем «Бюсанторе» с англичанами, возвращаясь потом из английского плена, покончил жизнь самоубийством. Вильнева угнетала мысль о том, что он является косвенным виновником катастрофы, постигшей французский флот. Наш адмирал — З. П. Рожественский — думал в плену о дальнейшей службе. Что ж, Россия — не Франция, и отношение к своим побежденным соотечественникам у нас было иное. Что касается содержания июльского рапорта морскому министру, то в нем наиболее важным представляется следующее:

— отказ З. П. Рожественского от устройства временной базы в иностранных водах был вызван «враждебностью Англии», «отступничеством Франции» (французы мешали стоять в бухтах у берегов Аннама) и большим количеством крейсеров–разведчиков у японцев. Поэтому он и стремился во Владивосток;

— выбор Корейского пролива для прорыва во Владивосток объяснялся его выгодой «в тактическом отношении» (широкий) и «простотой», то есть этот путь был близок и сравнительно удобен, хотя наверняка приводил к встрече с японским флотом Путь через Лаперузов пролив (ок. 3700 миль) — был чреват навигационными авариями в тумане, «расстройством материальной части», а через Сангарский — встречей с японцами в невыгодных условиях;

— соотношение главных сил не представлялось Зиновию Петровичу безнадежным и, по его мнению, «наш долг был искать сражения в расчете, нанеся неприятелю посильный вред, прорваться во Владивосток» «Иного решения не было»…

— при встрече с Небогатовым (а его присоединение было отмечено «одушевлением») Зиновий Петрович якобы «заслушал соображения о дальнейшем следовании» и «высказал свой взгляд на предстоящее нам дело» (этого в действительности не было);

— боевыми строями командующий считал кильватерную колонну или фронт, как для броненосцев, так и для крейсеров;

— дозорная цепь крейсеров вперед не выдвигалась, так как она могла преждевременно выдать эскадру разведчикам противника, а командующий был уверен, что без сражения пройти через пролив не удастся;

— командующий предполагал, что японцы могут построить свои главные силы в строй фронта, поэтому считал полезным и самому перестроиться аналогичным образом (маневр до полудня);

— перестроение в виду главных сил противника в одну кильватерную колонну к моменту открытия огня было завершено (это было не так), и эскадра оказалась в выгодных условиях для открытия огня, так как в 13 час. 49 мин. «Микаса» был на курсовом угле менее 1 румба впереди левого траверза «Суворова» в дистанции 32 кбт.;

— «противник очень производительно стрелял».

Переправить этот рапорт в Санкт–Петербург было непросто, и З. П. Рожественский первое время хранил его у себя. С 28 по 31 августа 1905 г. адмирала вместе с другими выздоравливающими офицерами японцы переправили из Сасебо в свою древнюю столицу — Киото. Путешествие проходило на пароходе, на рикшах (адмирал) и на поезде. В Киото японцы поселили военнопленных в трех древних храмах. В одном таком общежитии помещались моряки сдавшихся кораблей и спасенных с некоторых других — (всего 50 офицеров и 15 матросов), в другом —адмирал Небогатов с офицерами «Николая I». В третье общежитие поместили адмирала Рожественского с офицерами и матросами «Суворова».

Здесь уже было известно, что на основе решения Особого совещания адмиралов и офицеров флота Николай II 22 августа повелел: адмирала Небогатова и командиров сдавшихся судов исключить из службы с лишением чинов. Штаб и всех прочих офицеров отдать под суд по возвращении и наказать по приговору суда». Только в отношении капитана 2–го ранга К. Л. Шведе, принявшего командование «Орлом» после тяжелого ранения командира Н. В. Юнга, решение об исключении из службы и лишении чинов было отменено до выяснения обстоятельств.

З. П. Рожественский и офицеры его штаба по прибытии в Киото узнали, что пленные офицеры (наконец‑то!) занялись разбором тактических вопросов, и в том числе розыгрышем боя между броненосцами и броненосными крейсерами, а также тактическим разбором Цусимского сражения. Незадолго до приезда Рожественского в Киото корабельный инженер В. П. Костенко (24 года — мальчишка!) сделал перед пленными офицерами доклад о постройке, боевых качествах и роли броненосцев типа «Суворов» в Цусимском бою. В докладе этот младший товарищ и однокашник погибшего Е. С. Политовского подверг критике командующего эскадрой, который не смог должным образом реализовать в бою качества вверенных ему сил. Н. И. Небогатов па докладе В. П. Костенко не был, но 24 августа пригласил его к себе и попросил повторить сообщение в присутствии офицеров своего штаба, а потом высказал свое мнение о причинах поражения эскадры. В. П. Костенко впоследствии писал: «…Все это вскрыло, что за семь месяцев похода 2–я эскадра не была спаяна Рожественским, не имела никакого представления о тактике боевых действий, не была способна проявлять активность и инициативу без указаний адмирала…»

вернуться

Это безусловный символ Севастополя. Его можно встретить как на городском гербе, так и на многочисленных сувенирах.

Монумент сооружён в 1905 году к 50-летию Первой обороны Севастополя, во время которой были затоплены русские парусные корабли. Создан по проекту скульптора академика Амандуса Адамсона, при участии архитектора В. А. Фельдмана и военного инженера Ф. О. Энберга. Интересно, что авторство эстонского скульптора Адамсона установили только в 1949 г.

Затопление кораблей осенью 1854 года – драматическая страница в истории отечественного флота. 11 сентября у входа в бухту поперёк фарватера, между Константиновской и Александровской батареями, были затоплены семь устаревших кораблей: фрегаты «Сизополь», «Флора», корабли «Уриил», «Три Святителя», «Силистрия», «Селафаил», «Варна». Это было тяжелое, но как казалось главнокомандующему генералу Меншикову единственно возможное решение. У русских было 45 кораблей, из них 11 паровых, остальные – парусные. У противника только паровых кораблей было более 50.

Начальник штаба адмирал Корнилов открыто выступил против решения Меншикова, собрав военный совет. Был найден компромисс – затопить самые старые корабли. Тяжелое решение морякам объявил сам Нахимов, безусловный авторитет для всех офицеров и матросов: корабли затопить, «чтобы заградить вход неприятельским судам на рейд и тем самым спасти Севастополь».

На флоте матросы служили почти всю зрелую жизнь, корабль был для них вторым домом. С кораблей сняли орудия и снасти, выведя их на линию, в днищах прорубили отверстия… Сошедшие на берег матросы пополнили ряды защитников города.

По воспоминаниям очевидцев, один из кораблей долго не мог уйти на дно – «Три Святителя», герой Синопского сражения. Он трещал, гремел, но не уходил под воду. «Боевой смерти просит», сказал кто-то из матросов. И тут вспомнили, что на корабле осталась икона. Посланные матросы забрали ее и корабль, выпустив из трюмов последний выдох, ушел на дно.

Осенние шторма частично разрушили эту преграду, в ноябре — декабре дополнительно были затоплены корабль «Гавриил» и корвет «Пилад». В феврале 1855 года, от Михайловской батареи форта на Северной стороне до Николаевской батареи — на Южной появилась вторая линия мачт, выступающих из воды — было затоплено еще шесть судов: корабли «Двенадцать апостолов», «Ростислав», «Святослав», фрегаты «Кагул», «Месемврия», «Мидия». Как раз на второй линии затопления и находится памятник.

27 августа 1855 года, когда защитники оставили Южную сторону, в бухте затопили и остальной флот. Огонь береговых батарей и затопленные корабли сделали Севастопольскую бухту недоступной для англо-французского флота.

Рассмотрим памятник. В 23 метрах от набережной из воды вырастает искусственная гранитная скала. На вершине возвышается светло-серая диоритовая колонна коринфского ордера. В сторону моря обращен бронзовый двуглавый орел, увенчанный большой императорской короной. Он держит в клювах венок с якорем. На груди орла — щит с рельефным изображением Святого Георгия Победоносца. Экскурсоводы на прогулочных катерах любят показывать с определенных ракурсов, как контур орла превращается в профиль то ли адмирала Нахимова, то ли Льва Николаевича Толстого.

Ниже барельефа на гранитных плитах пьедестала высечены слова: «Въ память кораблей, затопленныхъ въ 1854 и 1855 гг. для загражденiя входа на рейдъ». На подпорной стене набережной напротив монумента установлены два якоря с затопленных кораблей. Раньше со стороны моря была закреплена выступающая из воды бронзовая мачта парусного корабля. Общая высота памятника — 16,7 м, колонны — 0,95 м, размах крыльев орла — почти три метра.

>Памятник Затопленным кораблям>Памятник Затопленным кораблям​

Памятник Затопленным кораблям — самая известная достопримечательность Севастополя. С 1969 года изображение памятника появилось на гербе города .

Географические координаты памятника Затопленным кораблям на карте Крыма GPS N 44.618364 E 33.524212

​Добраться к памятнику Затопленным кораблям, проще всего от площади Нахимова или с Приморского бульвара. Памятник находится недалеко от набережной Приморского бульвара, на расстоянии 10 метров от берега, в Артбухте.

Подводная его часть памятника Затопленным кораблям состоит из хорошо уложенных каменных блоков, в форме квадрата. Это хорошо видно с воздуха. На этом надежном основании, возвышается искусственный каменный утес, высотой 3-ри метра. На утесе просматривается основание колонны, на которой находится цитата: В память кораблей, затопленных в 1854-1855 гг. для заграждения входа на рейд». Над основанием утеса возвышается 7-ми метровая колонна, завершающаяся капителью или постаментом, на котором стоит царский двуглавый орел. Царский Орел гордо расправил свои крылья, а в клювах держит венок. От верхней части венка свисает якорная цепь, заканчивающаяся непосредственно якорем, а сам лавровый венок состоит из двух частей: листьев лавра- символа победы и листьев дуба -символа веры и славы. Над головой двуглавого орла завершает композицию царская корона, с крестом.

История возникновения памятник Затопленным кораблям.

В 1953 году, в ноябре месяце, адмирал Нахимов, под городом Синопом (Турция), наголову разбил турецкую морскую эскадру, вместе с 6-тью береговыми батареями. Тем самым сорвал планы Турции по формированию и укомплектованию морского десанта для высадки на территории Грузии, с последующей интервенцией.
Морская победа Нахимова, очень изменила расклад сил в Черном море, что вызвало озабоченность морских держав- Англии, Франции и Италии. Озабоченность каждый день усиливалась из-за укрепления морского флота и подхода российских войск к Босфору. Англия и Франция, предложили военную помощь Турции в полномасштабной войне с Россией. После долгих уговоров Турция решила начать войну с Россией. Италия присоединилась к этому союзу, без обсуждения своих выгод, хотя особо и не участвовала в морских и наземных сражениях. Несколько раз Итальянские войска были замечены в мародерстве, захваченных деревень и один корпус участвовал около часа в осаждении Михайловской батарее. Но под напором российских войск вышли из боя.

В 1854 году объединенный флот 4-х государств приблизился к Севастополю-главной базе Черноморского флота царской России. По плану неприятеля, кампания была рассчитана на две недели, во время которых, должен был полностью уничтожен Черноморский флот, взят Севастополь и большие города Крыма. Территория Крыма должна была частично быть отдана Турции, а Российские войска должны были отойти на материк.
Знаменитую Оборону Севастополя возглавили- вице-адмирал В А Корнилов, ближайший его помощник-вице-адмирал П.С.Нахимов. Именно они приняли судьбоносное решение затопить большую часть парусных судов Черноморского флота, дабы не дать, в разы превосходящему вражескому флоту, попасть в Артбухту. План был таков: корабли усаживаясь на дно, оставляют торчащие мачты, которые при подходе вражеских кораблей пробивают им днища или вредят рулевое управление, а в это время береговые батареи расстреливают беспомощные корабли.

По одной из версий, план принадлежит адмиралу Нахимову, а большая часть кораблей которые он затопил участвовали в Синопской битве. Как писали современники, Нахимов плакал, как ребенок во время затопления. Но как бы там не было — план полностью себя оправдал. Вражеская флотилия несколько раз пыталась войти в бухту Севастополя, но каждый раз отступала с большими потерями. Так началась 349-дневная оборона города Севастополь, и 14 дневная кампания превратилась в годовую. Вражеский флот возрос до 350 кораблей с несколькими высадками морского десанта. Ожесточенные бои, с небольшими передышками длились 11 месяцев. Погиб талантливый организатор и руководитель обороны — В.А.Корнилов. А затем, почти сразу и П.С.Нахимов. Силы были истощены с той и с другой стороны. Героическая оборона Севастополя закончилась подписанием 8 марта 1856 года Мирного договора.

Из-за этой героической истории и появился памятник Затопленным кораблям в городе Севастополь. Прогуливаясь по Приморскому бульвару, возле Графской пристани или по набережной Вы обязательно увидите памятнику Затопленным кораблям. В летнее время там всегда много отдыхающих, а рассветы и закаты, там чуточку романтичней и приятней чем на всем Крымском полуострове, хотя об этом судить именно Вам. Если Вы планируете посетить Крымский полуостров-обязательно посетите город Севастополь. Севастополь, с его историей и достопримечательностями, не оставят Вас равнодушными и скорее всего станет одним из Ваших любимых городов в Мире.

Памятник Затопленным кораблям на карте Крыма>Памятник затопленным кораблям

История затопления кораблей

Во время Крымской войны, когда английский, французский и турецкий флоты подступали к берегам Севастополя, князь Александр Меншиков отдал приказ затопить часть устаревших судов на входе в Севастопольскую бухту. 11 сентября 1854 года пять кораблей и два фрегата бросили якоря и выстроились в линию с севера на юг.

Подобную тактику оценили даже неприятели. «Если бы русские не заградили вход в Севастопольскую бухту, затопив пять своих кораблей и два фрегата, я не сомневаюсь, что союзный флот после первого же выдержанного им огня проник бы туда с успехом и вступил бы из глубины бухты в сообщение со своими армиями», — сказал вице-адмирал Фердинанд Гамелен.

Команды затопленных кораблей продолжали защищать город на берегу. После осенне-зимних штормов российское командование с ноября по февраль 1854–1855 годов затопило еще 9 судов. А в августе 1855 года, когда защитники перешли с Южной стороны на Северную, были затоплен оставшийся Черноморский флот.

Грустно уничтожить свой труд: много было употреблено нами усилий, чтобы держать корабли, обреченные жертве, в завидном свету порядке, но надобно покориться необходимости. Москва горела, а Русь от этого не погибла.

Во время Крымской войны город держал оборону в течение 349 дней. На дно Севастопольской бухты легло около 90 судов, очистительные работы после войны велись 10 лет.

Leave a Comment