Симонов монастырь Москва

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения Оксана_Лютова

Симонов старый монастырь
Православные святыни. Симонов монастырь. Москва.
источник
На мой взгляд, из всех московских монастырей, пострадавших от большевиков, Симонову пришлось хуже всех остальных.
Симонов Успенский монастырь (ул. Восточная, 4) — в прошлом один из самых крупных и богатых монастырей Москвы и ближайшего Подмосковья. В XVI-XVII вв. входил в пояс укреплённых монастырей, защищавших подступы к Москве с юга. Подавляющее большинство построек было снесено в 1930-е годы; территория частично застроена.

Точная дата основания монастыря неизвестна. Возможно, первая обитель возникла здесь еще во времена великого князя Симеона Гордого. Но известно, что монастырем, то есть монашеской подвижнической общиной, обитель стала во времена Преподобного Сергия. История начинается со Старого Симонова монастыря, который основан с согласия и благословения митрополита Алексия и великого князя Дмитрия Ивановича Донского. Его основателем считают племянника и ученика Сергия Радонежского Федора Симоновского – духовника Дмитрия Донского, впоследствии архиепископа ростовского.

Местность, где был основан монастырь, считалась в те времена одной из самых красивых в Москве. В сосновом лесу, раскинувшемся над глубоким оврагом, на высоком берегу Москвы, недалеко от глубоких Медвежьих озер, поставили в 1370 году маленькую церковь Рождества Богородицы. Через 140 лет ее заменили на каменную, которая в сильно перестроенном виде дошла до наших дней. Это та самая церковь, к приходу которой до сих пор относится Кожухово и куда теперь нужно пробираться по территории завода «Динамо».

В 1379 году, на земле, подаренной купцом Стефаном Васильевичем Ховрой, которая лежала чуть севернее Старого Симонова монастыря, игумен монастыря Федор основал Новый Симонов монастырь. И с тех пор обе обители жили общей жизнью. Только Старый Симонов стал прибежищем старцев-молчальников, то есть более строгой ступенью в монашестве по сравнению с Новым Симоновым.

От старого монастыря осталась только церковь Рождества, несколько келий и кладбище для погребения усопших иноков, а потом – известных людей. Знаменитое Симоновское кладбище было закрыто только в 1919 году. Но до сих пор в земле, под местным Детским парком, покоятся: первый кавалер ордена святого Андрея Первозванного, соратник Петра I, Федор Головин; глава семибоярщины, трижды отказывавшийся от русского трона Федор Михайлович Мстиславский; князья Урусовы, Бутурлины, Татищевы, Нарышкины, Мещерские, Муравьевы, Бахрушины.

До 1924 года здесь стояли надгробия на могилах русского писателя С.Т. Аксакова и рано умершего друга А.С. Пушкина поэта Д.В. Веневитинова (на его надгробной плите чернела эпитафия: «Как знал он жизнь, как мало жил»).
Фотография ниже объясняет, откуда священники всега имеют самую достоверную информацию, и никогда не ошибаются.

Кстати, а почему Симонов? Историки считают, что имя к монастырю, слободке вокруг него, улицам, проездам и набережной перешло все от того же С.В. Ховры, который в монашестве принял имя Симона. Есть, правда, и другая версия, согласно которой имя монастырю дала маленькая деревушка Симоновка, находившаяся на месте монастырских строений.

Тесно связан Симонов монастырь с родом Ховриных. В XIV веке Москву наводнили с юга греческие и итальянские купцы. Особенно много приезжало гостей из генуэзской колонии Сурожа на Черном море (гостями тогда называли купцов-оптовиков, привозящих товар из-за рубежа, а Сурожем – теперешний город Судак). Торговали сурожане «суровскими товарами» – драгоценными камнями и дорогими шелковыми тканями.

Многие сурожские гости, осев на московской земле, дали свои имена местным селам (Софрино, Тропарево, Ховрино и др.). Таким сурожским гостем и был младший потомок греческих князей Стефан Васильевич. Его сын Григорий получил в Москве некрасивое, но выразительное прозвище Ховра или Ховря, что значит «неряха», «неопрятный человек», «свинья» (ср. «хавронья»). Его же дети гордо носили имя Ховриных.

Но это в будущем. А пока Владимир Григорьевич Ховрин строит в Симоновом монастыре храм Успения Богородицы. Этот храм, один из самых больших тогда в Москве, до сих пор высится на массивном белокаменном подклете и весьма изукрашен по-итальянски ( в его перестройке в конце XV века принимал участие ученик самого Аристотеля Фиораванти). Известно, что в XIX веке в храме хранилась икона Господа Вседержителя, принадлежавшая Сергию Радонежскому. По преданию, этой иконой Сергий благословил Дмитрия Донского на Куликовскую битву.

Вторым, после Преподобного Федора, игуменом монастыря был Преподобный Кирилл, впоследствии названный Белозерским. Этот «духовный внук Сергия» (ученик его ученика), по преданию жил в келье возле храма, где сейчас установлена белокаменная часовня. Здесь ему явилась Богоматерь и возвестила: «Иди на Белое озеро, и там спасешься».

И Кирилл, вместе со своим другом Ферапонтом, вышел в путь и основал одну из самых известных русских обителей – Кирилло-Белозерский монастырь, на Сиверском озере. А Ферапонт основал знаменитый Ферапонтов монастырь всего в двадцати верстах от него.

В этот небольшой Старый Симонов монастырь, в 1380 году привез с Куликова поля Дмитрий Донской тела воинов-монахов Троицкого монастыря Родиона (Ариана) Осляби и Александра Пересвета (боярина Бронского). Здесь их могилы находятся и по сей день. Церковь Рождества Богородицы всегда была очень почитаема москвичами как место погребения героев Куликовской битвы. Сюда за мужеством приходили великие князи и цари. Вот эта могила.

Храм закрыли в 1928 году, и он оказался на расширенной территории завода «Динамо», который в 1934-ом году был переименовал в завод имени Кирова. В закрытом и обезображенном к тому времени храме завод разместил свою компрессорную станцию, и мощные механизмы буквально сотрясали стены древнего, построенного в 1504-ом году, здания, места упокоения Великих русских героев.

Первый, кто поднял вопрос о судьбе памятника и могил Пересвета и Осляби, был художник Павел Корин. Тему надолго замолчали, и вторично она поднялась уже в 1979 году, в преддверии юбилея Куликовской битвы, но опять ничего не получилось, поскольку производственные мощности были намного важнее памяти русских героев. И только в 80-е годы удалось отвоевать у завода «Динамо» его компрессорную станцию – церковь Рождества Богородицы в Старом Симонове. В 1989 году состоялось освящение храма.

К этому времени были уже восстановлены надгробия на предполагаемом месте захоронения Пересвета и Осляби. Место это не точное, потому что есть вариант, что могилы их вместе с прахом были разорены и уничтожены полностью.

В память о тех тяжелых временах, когда храм стоял в запустении, а могилы были осквернены, был создан «Памятник погибшим колоколам», как называют его здешние прихожане. Это осколки колоколов, которые в 20-30-ых годах сбрасывались с колоколен и отправлялись на нужды индустриализации, попросту говоря, переплавлялись.

Эти остатки колоколов были найдены уже в 80-ые годы прошлого века в литейном цехе завода «Динамо».

Как гласит предание, в 1370 году в двухстах метрах южнее церкви сам Сергий Радонежский вырыл незасыхающее глубокое озерцо Святое. Позднее оно расширилось и превратилось в Лисьин пруд, который в конце XVIII века москвичи назвали Лизиным. Эти места вывел Н.М.Карамзин в своей повести «Бедная Лиза».

После того, как Б.М. Федоров переделал сентиментальную повесть Карамзина «Бедная Лиза» в пьесу, влюбленные москвичи толпами стали гулять по берегу пруда, названного Лизиным, и вырезали на деревьях свои имена. Появилась даже язвительная эпиграмма на это паломничество:
«Здесь Лиза утонула, Эрастова невеста,
Топитесь, барышни, для всех найдется место».

Немного сегодня осталось от некогда богатого монастыря. На месте Святого (Лизиного) пруда высится ныне административное здание завода «Динамо».

Ну а то, что было здесь в прежние времена, мы можем только представить себе из записок, которые оставил Николай Михайлович Карамзин:

«… всего приятнее для меня то место, на котором возвышаются мрачные, готические башни Симонова монастыря. Стоя на сей горе, видишь на правой стороне почти всю Москву, сию ужасную громаду домов и церквей, которая представляется глазам в образе величественного амфитеатра: великолепная картина, особливо когда светит на нее солнце, когда вечерние лучи его пылают на бесчисленных златых куполах, на бесчисленных крестах, к небу возносящихся! Внизу расстилаются тучные, густозеленые цветущие луга, а за ними, по желтым пескам, течет светлая река, волнуемая легкими веслами рыбачьих лодок или шумящая под рулем грузных стругов, которые плывут от плодоноснейших стран Российской империи и наделяют алчную Москву хлебом.

…На другой стороне реки видна дубовая роща, подле которой пасутся многочисленные стада; там молодые пастухи, сидя под тению дерев, поют простые, унылые песни и сокращают тем летние дни, столь для них единообразные. Подалее, в густой зелени древних вязов, блистает златоглавый Данилов монастырь; еще далее, почти на краю горизонта, синеются Воробьевы горы. На левой же стороне видны обширные, хлебом покрытые поля, лесочки, три или четыре деревеньки и вдали село Коломенское с высоким дворцом своим».

Читая эти строки, невольно пытаешься увидеть окрестности монастыря конца XVIII века. Увидеть и сравнить их с теперешними, например, как на фотографии выше…
Лучшее, на мой взгляд, изображение Пересвета и Осляби я взял с горельефа со стены Донского монастыря.

Fais se que dois adviegne que peut.

Тайна Симонова монастыря


Этот монастырь когда-то был одним из самых мощных и почитаемых не только в Москве, но и во всей России. Он был основан племянником и учеником Сергия Радонежского свт. Феодором, из его стен вышли св. Кирилл Белозерский, митрополит Иона, патриарх Иосиф и многие, очень многие другие. Неоднократно бывал здесь и сам Сергий Радонежский, и не только бывал, но и выкопал своими руками на территории монастыря пруд. Казалось бы, с такой-то историей монастырю должна была предстоять долгая и славная история: но меньше , чем через 10 лет после основания стали с ним происходить странности, и чем дальше — тем больше.
Первая странная история приключилась примерно через 10 лет после основания: в 1379 году, без каких-либо на то причин, монастырь был перенесён на новое место. При этом, новое место находилось совсем рядом, в нескольких сотнях метров от старого, а на старом сохранилась и действующая церковь, и постройки, и пруд. Спрашивается — зачем? История молчит об этом, но местные знают причину. Дело в том, что в 1380 году вся старая территория монастыря превратилась в огромное кладбище, и вести на ней хозяйство стало невозможно. Именно здесь похоронили погибших в Куликовской битве русских воинов, сотни и тысячи людей. Тут сразу и вторая странность обнаруживается: простите, а почему здесь? Куликово поле ведь в Тульской губернии расположено, по тем временам — за тридевять земель! Но факт остаётся фактом: на Куликовом поле никаких захоронений не обнаружено, зато они есть здесь, в Старо-Симонове монастыре. Вокруг старинного храма Рождества Богородицы плотность захоронений настолько велика, что при попытке лет 15 назад выкопать погреб из земли достали несколько кубометров человеческих костей, причём все скелеты принадлежали молодым мужчинам с отличными зубами. Извлечённые кости позднее собрали в большой ящик и похоронили за алтарём церкви, а на месте нового захоронения поставили большой деревянный крест. Вы спросите, почему я думаю, что в Старо-Симонове похоронены именно погибшие в Куликовской битве? Да потому, что в старинной церкви Рождества Богородицы тоже есть захоронение.

Это — могила героев Куликовской битвы Пересвета и Осляби.

И здесь всплывает и третья странность: нет единого мнения о том, как они здесь оказались. По одним источникам получается, что могила эта почиталась ещё с тех самых времён. По другим — захоронение обнаружили то ли 15м веке, то ли в 18м. По третьим — под этой сенью вообще никто не похоронен, а настоящее захоронение находится в крипте Ново-Симонова монастыря, и только одного никто не отрицает: того, что Пересвет и Ослябя действительно лежат на территории Симонова монастыря, старой или новой.
Рядом с церковью Рождества Богородицы есть и ещё один интересный артефакт:

А на ограде — другой:

Думаю, что комментарии тут излишни. Всё, абсолютно всё здесь говорит о связи этого места с Куликовской битвой.
А теперь давайте отправимся на территорию Ново-Симонова монастыря.
Ново-Симонов монастырь нынче выглядит, как после бомбёжки. Внутренняя территория:

Трапезная:

Монастырское сушило:

По этой линии у монастыря в советское время отобрали большую часть территории и построили на ней ДК ЗиЛ:

Проход на практически всю территорию монастыря закрыт, можно попасть лишь в уцелевший трапезный храм. Там, разумеется, нельзя фотографировать — но поскольку на видном месте запрета не висит, а сказали мне об этом поздно, то немного снять на мобильник я успел.
Как и на старой территории, здесь тоже одна большая могила. Некрополь начинается прямо от входа и уходит глубоко вниз. Вот так выглядит второй этаж:

Можно выйти из этого помещения, пройти через другое (там такие же безымянные надгробия) и пойти по лестнице (тут тоже надо быть аккуратным, и здесь могилы) вниз. Там — крипта, явно очень уважаемая и ухоженная. Тоже неподписанная. В общем, представляете себе масштабы: если здесь сохранилось такое, то что же было на отчуждённой под ДК территории, а уж про старую я вообще молчу! На стене есть список похороненных в местном некрополе: миряне, иноки, монахи — все лежат вместе, и кто где лежит — никто уже не знает. Встаёт вопрос — на каких источниках основан список? И тут тоже тишина. Известно лишь, что лежат здесь представители таких знаменитых и древних фамилий, как Муравьёвы, Нарышкины, Татищевы, Шаховские и многие, очень многие другие.
Вот ещё внутренняя территория:

Башня и фрагмент стены:

Что-то непонятное возле стены:

И ещё башня:

Вид со стороны сохранившейся крепостной стены:

Монастырь был мощнейшей московской крепостью, и вряд ли кто-то из здравомыслящих людей того времени этого не осознавал. Но в 1771 году — очередная, ни в какие ворота не лезущая странность: Екатерина Вторая, одна из умнейших женщин за всю историю, этот монастырь упразднила, а вместо монастыря устроила… чумной изолятор. Зачем?! Какие были причины разгромить процветающий монастырь с невероятной историей? История и об этом умалчивает, но есть тут нюанс: изоляторы такого рода по окончании действия нередко выжигали, уничтожали всё, что могло на себе нести заразу. Может быть, причина в этом?
Монастырь возродился лишь в 1795 году благодаря ходатайству Алексея Мусина-Пушкина. Того самого, с лёгкой руки которого в обиход было введено «Слово о полку Игореве».
Во время французского нашествия монастырь был в очередной раз разорён, но быстро возродился и снова начал процветать. В 1839 году здесь была сооружена колокольня, на 9 метров превосходившая по высоте колокольню Ивана Великого, что ясно поясняет статус монастыря в то время. Но потом к власти пришли коммунисты и сделали то, чего до этого не удавалось никому: физически уничтожили большую часть монастыря, и на этом историю крепости можно считать завершённой. Но с чем всё это время так боролись цари, коммунисты и историки? Что там находилось такого, что даже сейчас богатейшая Русская Православная Церковь не рискует его восстанавливать?
Я не думаю, что мы об этом когда-нибудь узнаем. Можно, конечно, предположить, что дело в захоронениях на старой территории — мало ли, кто-нибудь заметит странную схожесть названий Куликова поля и московских Кулишек, или задумается, зачем бы это десятки тысяч трупов вдруг не похоронили на месте битвы, а везли за сотни километров по жаре в Симонов монастырь?
Но сейчас я вам покажу последнюю странность — и она, думается, самая необъяснимая во всей этой истории. Ворота монастыря нынче выглядят так:

Это то, что никогда не встречается на воротах православных монастырей — символ Розы, древний тамплиерский знак.

Симонов монастырь

Основан Симонов монастырь был в 1370 году под Москвой на берегу Москвы-реки. Основал его племянник и ученик чудотворца всея Руси Сергея Радонежского Фёдор Симоновский (1340-1394), канонизированный впоследствии в лике святителей. Землю под монастырь передал боярин Степан Ховрин. Принял он иноческий обет с именем Симон. Отсюда и пошло название божьей обители.

Симонов монастырь (акварель)

Предполагается, что вначале монастырь находился там, где в наши дни располагается церковь Рождества Богородицы. В 1379 году обитель перенесли севернее, и указанный год считается официальной датой основания монастыря. Чем же он примечателен?

Божья обитель представляла собой настоящую крепость, которая защищала южные подступы к Москве. Она не раз отражала атаки врагов, наступающих на Первопрестольную. В годы Смутного времени её разрушили, но вновь отстроили. Но помимо военных монастырь выполнял и просветительские функции. За его стенами жил и работал богослов Максим Грек. Многие известные деятели православной церкви получили церковное образование в Симоновом монастыре.

Это патриархи Иосиф, Гермоген, Иоф, митрополиты Варлаам, Иона, Геронтий, архиепископ ростовский Иоанн, св. Кирилл Белозерский, инок Вассиан и многие другие выдающиеся люди. В монастыре имелся некрополь. В нём были захоронены останки выдающихся людей России. Здесь можно назвать Константина – сына Дмитрия Донского, фамильное захоронение Аксаковых, а также писателей Дмитрия Веневитинова, Михаила Хераскова. Покоились здесь останки Фёдора Головина, видных деятелей культуры, искусства, представителей древних дворянских фамилий.

До правления Екатерины II Симонов монастырь считался самым популярным местом у православных людей. Народ шёл в него огромными толпами, и нескончаемым потоком текли пожертвования. В этой божьей обители имел свою личную келью Фёдор Алексеевич (соправитель Петра I).

В 1771 году в Москве вспыхнула эпидемия чумы. По повелению Екатерины II божью обитель упразднили и сделали из неё изолятор для больных. Только в 1795 год уникальным строениям вновь вернули их религиозный статус. Настоятелем возвращённого под лоно церкви монастыря стал Игнатий Ушаков.

Главной достопримечательностью обители являлась соборная церковь Успения Пресвятой Богородицы. Её строительство закончилось в 1405 году. В ней находилась уникальная Тихвинская икона Божьей Матери. Этой иконой Сергей Радонежский благословил Дмитрия Донского перед Куликовской битвой. Крепостные стены монастыря были значительно укреплены при Борисе Годунове. Их высота достигла 7 метров, и они успешно отражали набеги крымских татар.

Здание трапезной (архитектор Осип Старцев)

В 1680 году закончилось строительство трапезной. Построили её на деньги царя Фёдора Алексеевича. Строительными работами руководил Парфён Петров. Но внешний вид здания не понравился служителям церкви. Трапезную перестроили по проекту архитектора Осипа Старцева. Это здание всегда считалось самым примечательным архитектурным строением на монастырской территории. В 1700 году к нему пристроили церковь Сошествия Святого Духа.

В 1832 году началось строительство новой колокольни. Деньги на неё пожертвовал купец Иван Игнатьев. Архитектором стал Константин Тон. Колокольню построили пятиярусной. Её высота достигала 90 метров. Внутри установили колокола, а на 4-м ярусе смонтировали часы. Закончилось строительство в 1839 году.

В самом начале XX века С. В. Булгаков писал: «Вблизи Симоновской обители имеется пруд, вырытый преподобным Сергием. Обсажен он берёзами и обнесён валом. В день Преполовения совершается сюда крёстный ход от Симонова монастыря. Пользуется это место чрезвычайной популярностью у прихожан».

В 1812 году божью обитель разграбили войска Наполеона Бонапарта. Но многие ценности монахи спрятали и сохранили в целости. В 1917 году произошёл октябрьский переворот. Он оказался страшнее нашествия войск Наполеона. Закрома божьей обители варварски разворовали, а в 1920 году Симонов монастырь был упразднён.

В 1923 году в нём открылся музей, проработавший до 1930 года. Директором всё это время был Василий Троцкий. В 20-е годы провели частичную реконструкцию под руководством архитектора Сергея Родионова. В 1930 году правительственная комиссия приняла решение о сносе монастыря. Оставить решили только несколько построек в качестве памятников.

Сохранившаяся до наших дней южная стена с тремя башнями

Божью обитель взрывали ночью. Разрушили 5 из 6 церквей, уникальную колокольню, надвратные храмы. Крепостную стену разобрали на субботниках. Оставили только её южную часть. Уничтожили и некрополь. Часть погребений перенесли на Новодевичье кладбище, но большая часть останков была осквернена. Кладбище превратили в свалку. Позднее на этом месте построили производственный цех. А на месте взорванных храмов возвели Дворец культуры.

В 90-е годы XX века Симонов монастырь вернули православной церкви. В XXI веке имеются южная стена с 3-мя башнями (Дуло, Кузнечная, Солевая), новая трапезная с церковью Святого Духа, братский корпус, старая трапезная палата, мастеровая палата, хозяйственная постройка (сушило). На территории божьей обители ведутся реставрационные работы.

Алексей Стариков

Leave a Comment