Спратли Острова На Карте

Китай, вероятно, планирует построить военный аэродром на расширяемой им искусственной части одного из рифов архипелага Спратли в Южно-Китайском море, где сохраняются споры о размежевании между КНР и ее соседями, говорится в докладе консалтинговой компании IHS Jane’s. История давняя.

Архипелаг Спратли, Парасельские острова и Тонкинский залив имеют важное стратегическое значение. Если одно государство приобретает контроль над регионом, оно может контролировать общее экономическое развитие и торговлю в регионе и получить военно-стратегические преимущества в проведении войны против других. Архипелаги Парасельский и Спратли "играют все более важное значение, поскольку лежат на путях, соединяющих Тихий и Индийский океаны; представляют собой критически важный восточный фланг для остальной Азии, для Европы и Африки. Контролировать эти архипелаги — значит контролировать морские и воздушные пути Бьендонга (прим.- вьетнамское название Южно-Китайского моря)". Парасельские острова и архипелаг Спратли могут использоваться в качестве пунктов наблюдения за действиями подводных лодок, для строительства баз в целях охраны морских коммуникаций и в качестве исходных пунктов для выброски десантов и наземных атак. Если война возникает на азиатском континенте, военное присутствие на островах Спратли может эффективно использоваться, чтобы остановить все морские проходы в Южно-китайском море. Учитывая выгодное стратегическое положение архипелагов Южно-Китайского моря, в период второй мировой войны японцы оккупировали Парасельские острова и создали базу подводных лодок на архипелаге Спратли, прежде чем отправиться на завоевание стран Юго-Восточной Азии и перерезать морские коммуникации вооруженных сил союзных стран.

Острова Спратли расположены между Вьетнамом, Филипинами и Малайзией. Это маленькие коралловые островки, некоторые из них даже не возвышаются над водой. Расстояние от Спратли до КНР примерно в два раза больше, чем до Вьетнама. Острова были захвачены Вьетнамом после падения Сайгона.

В настоящее время на архипелаг помимо Китая и Вьетнама претендуют Филиппины, Малайзия, Индонезия, Бруней, а также Тайвань. Китай имеет свои военные гарнизоны на восьми или девяти коралловых островах Спратли, Вьетнам – на 21, Филиппины – на 8, Малайзия – на 3, Тайвань контролирует один, зато самый крупный остров – Тайпиндао, где построил взлетно-посадочную полосу.

***

Парасельские острова находятся примерно на одинаковом расстоянии Вьетнама и от острова Хайнань. Парасельские острова после ухода Франции из Индокитая в 1954 г. были заняты Вьетнамом, но в настоящее время находятся под контролем КНР. Это произошло во время вьетнамской войны. 19 января 1974 года крупные силы ВМС и ВВС Китая нанесли удар по островам Парасельского архипелага, где были дислоцированы сайгонские войска, и установили контроль над ними.

В 1978 г. Китай захватил 6 из этих островов.

В 1988 г. между Китаем и Вьетнамом в зоне архипелага произошел вооруженный конфликт.

Пороховая бочка Юго-Восточной Азии

14 марта 1988 года произошло вооруженное столкновение с участием китайских и вьетнамских кораблей и военнослужащих у рифа Джонсон (Синь Коу). В результате этих событий КНР захватила 7 рифов и атоллов архипелага Спратли, получив опорный плацдарм для дальнейших действий по установлению контроля над другими островами. В ходе боёв были потоплены 3 вьетнамских военный корабля, погибло около с 70 моряков.

Данные остова являются зоной международной напряженности и поводом для бесконечных претензий государств региона друг к другу, военных захватов, водружений флагов и т.п. и могут стать поводом для большой войны.

Глава четвертая

ПОЛЕТ

Второй поворот направо, а дальше прямо до самого утра. Питер сказал, что это и есть то место, где находится остров Нетинебудет. Но даже птицы, на что умеют находить страны и острова по своим птичьим картам, — даже птицы не смогли бы ничего отыскать по такому адресу. Строго говоря, никакой это и не был адрес. Просто Питер сболтнул, что ему в тот момент пришло в голову. Он частенько проделывал такие вещи.

Но поначалу Венди и мальчики верили каждому его слову.

Сейчас они кружили в свободном полете, не жалели времени даже на то, чтобы облетать колокольни и острые шпили зданий, и смеялись над собой, что еще совсем недавно радовались полету всего лишь под потолком своей детской. А когда было это «недавно», они и сами не знали. Они все летели и летели. Временами становилось темно, потом опять светло, было то холодно, то снова теплело.

Джону казалось, что они пролетели уже сквозь три ночи и пронеслись над двумя морями.

Иногда они чувствовали голод. Тогда Питер очень смешно их кормил. Он гнался за какой-нибудь птицей, которая несла в клюве что-нибудь съедобное, и отнимал еду. Птица гналась за ним, догоняла его, отбирала пищу, а Питер снова ее нагонял, и так они радостно летали друг за другом, а потом, веселые и довольные, расставались. Венди немножко пугал такой способ добывать еду, тем более что ей показалось, что Питер другого и не знает.

Иногда они засыпали на лету, что было очень опасно, потому что при этом они начинали падать с головокружительной высоты, а самое страшное было то, что Питеру это казалось забавным.

— Эй, глядите, опять он полетел вниз! — вопил он в восторге, когда задремавший Майкл камнем устремился вниз.

— Сейчас же спаси его! — кричала Венди, с ужасом глядя на холодное, злое море под ними.

В конце концов Питер «нырял» за ним вслед и подхватывал его в последнюю минуту, когда он уже вот-вот должен был стукнуться о поверхность воды. Надо сказать, делал он это очень изящно и ловко. Но Венди сердилась на него, потому что он уж очень при этом любовался собой, и покрасоваться ему было важнее, чем спасти человеку жизнь.

Питер-то мог сколько угодно спать в воздухе не падая. Он просто ложился на спину и как будто плыл. Происходило это частично оттого, что сам он был легонький, как пушинка.

— Венди, вели, чтобы он перестал воображать, — сказал Джон.

— Тихо, — шепнула Венди. — Не ссорься с ним. Представь себе, если он нас здесь бросит!

— Тогда мы вернемся назад.

— Как же мы без него найдем дорогу?

— Ну, тогда мы полетим дальше.

— В том-то и ужас, что нам придется лететь все дальше и дальше. Мы же не знаем, как нам остановиться.

И это было в самом деле так. Питер позабыл показать, как надо останавливать полет.

— Уж на самый худой конец, — сказал Джон, — мы будем лететь, и лететь, и облетим Землю — она же круглая, — и вернемся домой с другой стороны.

— А кто будет нас кормить?

— Мы сами. Видала, как я ловко отнял добычу у орла?

— Да-а. С двадцатой попытки. И если даже мы сами научимся добывать еду, гляди, как мы неуклюже летаем — вечно натыкаемся на облака, если Питера нет рядом и никто не ведет нас за руки.

И действительно, они все время налетали на облака, и царапались о них, и наставляли себе синяки и шишки.

Питер иногда улетал от них, потому что умел летать гораздо быстрее. Иногда он вдруг раз — и скроется из виду. Какие-то у него там происходили свои приключения, о которых он им не находил нужным рассказывать. А случалось и так, что, возвратившись, он как-то странно смотрел на них, точно успевал забыть, кто они такие. У него делались какие-то чужие, неузнающие глаза. Венди даже однажды перепугалась и крикнула ему:

— Я — Венди, разве ты забыл?

Питер очень смутился и попросил прощения:

— Пожалуйста, Венди, когда тебе покажется, что я тебя забыл, ты крикни: «Я

— Венди». И я сразу же вспомню.

Все это было как-то тревожно.

Так они летели и летели и уже стали приближаться к острову Нетинебудет. И не столько потому, что Питер и Динь хорошо знали дорогу, сколько оттого, что остров сам отправился им навстречу. Он сам искал их в пространстве.

Надо сказать, что только в этом случае и можно достичь его волшебных берегов.

— Вон он виднеется, — сказал Питер будничным голосом.

— Где? Где?

— Там, куда показывают все стрелки. И действительно, миллион золотых стрелочек указывал детям в сторону острова. Это их друг солнышко направило стрелки, чтобы помочь им найти дорогу, прежде чем самому лечь спать.

Вам может показаться странным, но они сразу узнали остров, точно они на нем когда-то побывали и теперь возвратились обратно.

— Джон, смотри, вон твоя перевернутая лодка!

— Майкл, гляди, вон твой вигвам!

— Посмотри, Венди, из твоего шалаша выходит ручной волк!

— Ой, Джон, я вижу поселение индейцев.

— Где, где? Дай я посмотрю. Я тебе сразу скажу по форме дыма, вышли ли они на военную тропу.

— Вон там, за Волшебной рекой.

— Вижу. Ого! Краснокожие — на военной тропе!

Питеру было слегка досадно, что они так много знают про его остров. Он хотел было с ними поссо’-риться, но все трое ребят вдруг как-то странно притихли.

Солнечные стрелки погасли, солнце скрылось, стало темнеть.

На них вдруг напала тоска. Конечно, они давно были знакомы с островом Нетинебудет. Но там, дома, в детской, он был какбудтошний и нестрашный, и рядом была Нэна, и горели ночники.

Питер тоже как-то посерьезнел. Ничто вроде бы не мешало им продвигаться, но полет вдруг замедлился, точно в воздухе какие-то недобрые силы противились им.

— Они не хотят, чтобы мы приземлились.

— Кто они? — спросила Венди.

Спратли острова (Spratly islands)

Питер промолчал. Он пристально смотрел на землю и не терял присутствия духа.

— Что бы ты хотел сначала, — спросил он Джона спокойным голосом, — чтобы с нами приключилось приключение или лучше сперва попить чаю?

— Попить чаю, — ответила за него Венди.

— А какое приключение? — спросил Джон осторожно.

— Там внизу, в пампасах, спит пират. Если хочешь, спустимся и убьем его.

— Я его не вижу, — сказал Джон, помолчав немного.

— Я вижу.

— А если он проснется?

— Ты что же думаешь, — возмутился Питер, — я стану убивать человека, когда он спит? Я сначала сам его разбужу!

— А тут много пиратов? — спросил Джон опасливо.

— Куча.

— А кто их предводитель?

— Капитан Крюк.

— Джез Крюк?! Знаменитый пират из книжки?

— Так точно.

Майкл, тот просто сразу заревел, а Джон мог говорить только с остановками, переводя дыхание, потому что им прекрасно была известна репутация пирата Джеза Крюка.

— Это тот, кто служил боцманом у самого капитана Черная Борода? — прошептал Джон. — Он же страшнее всех! Его боялся даже бесстрашный Жареный Бык!

— Тот самый и есть, — подтвердил Питер.

— А как он выглядит? Он большой?

— Стал чуточку поменьше.

— Как это?

— Я откромсал от него кусочек.

— Ты?

— Я! — ответил Питер резко.

— Я не хотел тебя обидеть.

— Ладно уж.

— А что же ты у него отрезал?

— Правую руку.

— И теперь он не может сражаться?

— Как бы не так!

— Он что, левша?

— У него теперь вместо руки — железный крюк, он как коготь.

— Коготь!

— Послушай, Джон!

— Да?

— Ты мне теперь должен говорить: «Есть, сэр!»

— Есть, сэр!

— Вот что. Всякий, кто служит под моей командой, дал мне обещание. И ты тоже должен дать. Джон побледнел.

— Оно заключается в следующем. Если мы встретимся с Джезом Крюком в открытом бою, ты не должен его убивать. Это сделаю я.

— Есть, сэр! — быстренько согласился Джон. Сейчас им было не так жутко, потому что Динь летела рядом, и в ее свете они ясно различали друг друга. Она слетала на остров и теперь что-то сообщала Питеру своим колокольчиковым голосом.

— Она говорит, — переводил Питер, — что пираты засекли наше приближение, и теперь они выкатывают Большого Тома.

— Пиратскую пушку?

— Ага. Им с земли виден огонек Динь. И если они сообразят, что мы летим рядом с ней, они дадут залп.

— Вели ей улететь отсюда, Питер! — закричали Майкл, Джон и Венди разом. Но он отказался.

— Она сама напугана. Не думаете ли вы, что я могу отослать ее одну, неведомо куда, когда ей и так страшно?

В этот момент свет заколебался в воздухе и кто-то ласково легонечко ущипнул Питера.

— Тогда скажи ей, — умоляла Венди, — чтобы она погасила свет.

— Она не может. Это почти единственная вещь, которую феи не могут сделать сами. Он гаснет сам по себе, когда они засыпают.

— Тогда вели, ей заснуть, — почти что скомандовал Джон.

— Не может она спать, пока ей не захочется. Это, пожалуй, вторая вещь, которую феи не могут сделать. Если б у кого-нибудь из нас был карман, ее можно было бы туда засунуть.

Но вы помните — они вылетели в такой спешке, что переодеваться было некогда. Так что на всех четырех не нашлось ни одного кармана.

Вдруг Питера осенило.

Шляпа!

Динь согласилась туда залезть. Правда, шляпа так и осталась в руках у Джона, а она-то надеялась, что ее понесет Питер. Но вот Джон обо что-то стукнулся коленкой, и Венди взяла у него шляпу из рук.

Ах, не надо было этого делать! Потому что из-за этого случилась беда.

Благодаря шляпе огонька не было видно, и они летели в полной темноте. К тому же было удручающе тихо. Только один раз они услыхали странные звуки. Внизу что-то хлюпало. Питер сказал, что это дикие звери лакают воду у брода. Да еще показалось, что сухие деревья скрипят сучьями, но Питер объяснил, что это краснокожие точат ножи.

Потом опять наступила мертвая тишина.

— Хоть бы раздался какой-нибудь звук, — сказал Майкл.

И словно в ответ воздух содрогнулся от страшного взрыва. Пираты выстрелили по ним из Большого Тома.

Гул пронесся по горам, казалось, что эхо без конца повторяет грозным голосом: «Где они, где они, где они?» Венди, Джон и Майкл, перепуганные насмерть, ясно ощутили разницу между островом понарошку и тем, когда он, придуманный ими самими, вдруг становится существующим на самом деле.

Когда небеса понемножку успокоились, Джон и Майкл оказались одни в полной темноте.

— Майкл, нас застрелили? — спросил Джон дрожащим шепотом.

— Я еще не понял, — таким же шепотом ответил Майкл.

Сейчас-то мы уже знаем, что никто тогда не был ранен, только Питера взрывной волной понесло в сторону открытого моря, а Венди подкинуло вверх, и она оказалась наедине с Динь-Динь.

Хорошо, если бы Венди в этот момент выронила шляпу из рук.

Никому не известно, обдумала ли Динь свой коварный план заранее, но она выпорхнула из шляпы и полетела, указывая Венди дорогу и стараясь заманить ее туда, где ее ждала гибель.

Нельзя сказать, чтобы Динь была такая уж плохая. Вернее сказать так: в этот момент Динь была вся насквозь плохая. Все дело в том, что феи такие маленькие, что в них помещается только одно чувство — либо злое, либо доброе. Они могут изменяться. Но только изменяться им приходится целиком.

Сейчас Динь была вся заполнена ревностью. Какие слова она говорила на своем колокольчиковом языке, Венди понять не могла. Но ей казалось, что огонек феи ей подмигивает и сообщает: «Лети за мной вслед, и все будет хорошо».

А что было делать бедной Венди?

Она позвала Питера, потом окликнула Майкла и Джона. Но только эхо ее передразнило, и никто не отозвался. Она пока еще не понимала, как ее ненавидит фея Починка, сокращенно Динь-Динь. Испуганная и потерянная, она летела вслед за ее огоньком навстречу своей судьбе.

Общие сведения

Официальное название — Острова Спра́тли. Архипелаг в юго-западной части Южно-Китайского моря, состоящий из более чем 100 мелких островов, рифов и атоллов, суммарная площадь которых составляет менее 5 км2.

Территория островов оспаривается сразу шестью государствами: Вьетнамом, Китаем, Тайванем, Малайзией, Филиппинами и Брунеем. Несмотря на свой крошечный размер, острова архипелага имеют важное значение с точки зрения присутствия в регионе. Кроме того, исследования говорят о наличии значительного количества нефти и газа. На островах нет постоянного населения.

Климат на островах тропический, нередки тайфуны.

История

В соответствии с Сарагосским договором 1529 года острова Спратли становятся испанской территорией.

В 1898 году острова перешли к США по Парижскому договору, а затем к Филиппинам.

В 1927 году французский корабль De Lanessan провёл научное исследование островов Спратли.

В 1930 году Франция организовала вторую экспедицию на корабле La Malicieuse, которая подняла флаг Франции над островом, который был назван Ile de la Tempete. На острове присутствовали китайские рыбаки, но французы не стали их прогонять.

В 1932 году Китайская Республика отправила французскому правительству меморандум, в котором провозглашался суверенитет островов Спратли на базе китайской интерпретации соглашения 1887 года, заключённого после Франко-китайской войны.

В 1933 году три французских корабля взяли под контроль 9 крупнейших островов, и архипелаг был объявлен территорией Франции. Франция управляла регионом как частью Кохинхины. Японская империя поставила под вопрос суверенитет островов, указывая на свидетельства существования японской шахты фосфатов.

В 1939 году Япония выразила намерение взять архипелаг под свою юрисдикцию. Франция и Великобритания выразили протест и утвердили французские претензии.

В 1941 году Япония силой оккупировала острова и сохраняла над ними контроль до окончания Второй мировой войны, на острове Иту-Аба была создана база подводных лодок.

После капитуляции Японии, в 1954 году Франция и Китайская Республика повторно выдвинули территориальные претензии. Китай отправил на остров военный контингент.

В 1946 году Франция несколько раз отправляла военные корабли к архипелагу, но попыток выдворения китайских войск предпринято не было.

В 1947 году Франция потребовала вывода китайских войск.

В 1948 году Франция прекратила морское патрулирование вод архипелага, Китай отозвал большую часть войск.

На встрече в Сан-Франциско в 1951 году представители Вьетнама (который всё ещё находился под управлением Франции) предъявляют требования на острова Спратли и Парасельские острова.

В 1956 году Томал Клома, глава Морского института на Филиппинах заявил о претензиях на большую часть островов Спратли, назвав их «Kalaya’an» (Земля свободы), после чего все заинтересованные государства выдвинули протест. Китайская республика и Южный Вьетнам отправили на архипелаг морские отряды. Южный Вьетнам не оставил постоянного гарнизона, но в конце года объявил об аннексии островов Спратли и присоединении их к провинции Биньдинь.

В 1958 году Китай определил свои территориальные воды, в которые также попал архипелаг Спратли.

С 1961 по 1963 года Южный Вьетнам установил знаки принадлежности на нескольких островах архипелага.

В 1968 году филиппинские войска высадились на трёх островах под предлогом защиты жителей провинции Калаяан и объявили об аннексии островной группы Калаяан.

В 1971 году Малайзия выдвинула требования на часть архипелага.

В 1972 году филиппинцы объединили острова Калаяан с провинцией Палаван.

В 1975 году Объединённый Вьетнам выдвинул требования на архипелаг.

В 1978 году президентский указ на Филиппинах определил их территориальные претензии.

В 1979 году Малайзия опубликовала карту претензий на континентальный шельф, куда вошли 12 островов архипелага. Вьетнам также опубликовал свои требования на острова.

В 1982 году Вьетнам опубликовал ещё один документ, оккупировал несколько островов и установил военные объекты. Территориально архипелаг присоединили к провинции Фукхань (с 1989 г.

Острова Спратли на карте

— провинция Кханьхоа). Филиппины также захватили ещё несколько островов и построили ВПП.

В 1983 году Малайзия оккупировала остров Лаянг-Лаянг и построила на нём военно-морскую базу и курорт.

В 1984 году Бруней определил свой район рыбного промысла, в который вошёл Луизиана-риф на юге архипелага, но формально требований не выдвинул.

В 1987 году Китай начал морское патрулирование архипелага и основал постоянную базу.

В 1988 году китайские и вьетнамские корабли вступили в морской бой у Джонсон-риф. Китай одержал победу и сохранил контроль над районом.

В 1995 году достигнута договорённость между КНР и Вьетнамом о начале широкомасштабных переговоров на тему совместного освоения ресурсов архипелага.

В 2004 году самолёты ВВС Филиппин обстреляны над акваторией архипелага. Вьетнам расширил туристическое присутствие, построив аэропорт.

В 2005 году Вьетнам вновь объявил о суверенитете над островами Спратли.

В 2008 году Филиппины заявили, что будут «сражаться до последнего моряка и морского пехотинца» за острова Спратли.

В мае-июне 2011 г. между Вьетнамом и Китаем произошло несколько инцидентов, таких как повреждения кабелей вьетнамских исследовательских судов, протесты возле китайских диппредставительств во Вьетнаме, обмены заявлениями политиков и дипломатов, морские учения Вьетнама, хакерские войны.

Спратли острова на карте

Leave a Comment