Тюрьма в париже

Мрачный парижский замок Консьержери

В эпоху короля Филиппа Красивого Консьержери был королевской резиденцией, которую расширил и перестроил из замка-укрепления архитектор и друг короля — Ангерран де Мариньи. В конце 14 века после восстания парижан король Карл V покинул дворец, доверив его управление «консьержу» (что означает «королевский сановник»), от этой должности и появилось название — Консьержери.

Тюрьма Консьержери в наши дни
Тюрьма Шатле была переполнена, и вскоре покинутый королевский дворец стал новой тюрьмой. Консьержери — одно из самых мрачных мест Парижа, за стенами которой появляются неупокоенные души узников. Стены, впитавшие стоны осужденных и умерших в страданиях.
Комфорт в тюрьме зависел от социального статуса и состояния узника. Свое проживание в тюрьме оплачивали сами заключенные или их родственники. Богатые могли позволить себе просторные камеры с добротной мебелью, знатным заключенным позволяли читать книги и писать письма. Узник среднего благосостояния мог оплатить узкие комнатушки с жесткой кроватью. Такие «малые» камеры называли «пистолями» — от денежной единицы «пистоль». А узников-бедняков ждало заключение в сыром темном подвале с соломенной подстилкой вместо кровати и крысами. Долго в таких условиях люди не выживали.

Консьержери-дворец в средние века
Тюрьма подразделялась на женскую и мужскую часть. Женщины могли гулять во внутреннем дворе у фонтана, где им разрешались свидания с близкими. Небогатые заключенные дамы, которые не могли оплатить услуги прачек, сами стирали свою одежду в фонтане во время прогулки.

Круглая башня справа называлась Серебряной башней, по легенде там были спрятаны королевские сокровища
В эпоху французской революции Консьержери стала тюрьмой для «подозрительных», выход из которой был только на гильотину. Узники содержались по нескольку человек в камере — время их пребывания в тюрьме обычно было недолгим. После вынесения приговора смертники устраивали прощальный ужин, утром их ждала повозка на гильотину.
«Заутра казнь, привычный пир народу…» — как писал Пушкин об узниках Консьержери.
В сентябре 1792 года около сотни арестантов погибли от самосуда, когда разъяренная нетрезвая толпа санкюлотов ворвалась в тюрьму, чтобы «повесить на фонарях» ненавистных «врагов народа».

Самосуд над «врагами народа» в сентябре 1792 года
Революционер Марат одобрил действия «истинных патриотов», себя он именовал «Друг народа» и издавал одноименную газету. Вскоре он сам стал жертвой самосуда. Его убила девушка — Шарлотта Корде.

Картина «Смерть Марата» — художник Жак-Луи Давид, который пережил короля, революцию, директорию и потом рисовал портреты Наполеона. Современники называли его «Один из самых бесчестных людей эпохи»
На картине в руке Марата приказ — будто он собирался дать денег бедной девушке, а она его убила. На самом деле — Марат приготовился записать имена «врагов народа», которые Шарлотта обещала ему назвать. Поэтому он согласился на аудиенцию с незнакомкой.
Марат страдал кожными заболеваниями и был вынужден находиться в ванне, поэтому и посетителей принимал в таком виде.

Картина «Смерть Марата» середины 19 века. Образ Шарлотты уже героический
Художник — Поль Жак Эме Бодри
О смерти Марата наш А.С. Пушкин писал
Исчадье мятежей подъемлет злобный крик:
Презренный, мрачный и кровавый,
Над трупом вольности безглавой
Палач уродливый возник.
Апостол гибели, усталому Аиду
Перстом он жертвы назначал,
Но вышний суд ему послал
Тебя и деву Эвмениду*.
*Эвменида — античная богиня мести.
Убитый Марат почитался как мученик революции, ему посвящали песни и оды.
В защиту Шарлотты Корде в годы террора осмелился выступить поэт Андре Шенье, не скрывавший восхищения ее смелым поступком:
«Тогда, как в эти дни, отравленные скверной,
Стенают подлецы, кто впрямь, кто лицемерно,
Среди бессмертных чтя Марата своего,
А идола сего заносчивый служитель,
Парнасский подлый гад, парнасской грязи житель
Вопит свой жалкий гимн у алтарей его.
Ты, Истина, молчишь. Слова оцепенели.
Страх спеленал язык, и губы не посмели
Пропеть деянью славному хвалу.
Ужель нам стоит жить? И жизни смысл каков?
Когда томится мысль под тяжестью оков
И от народных глаз скрывается во мглу…»

Шарлотта перед казнью. Женщинам остригали волосы. Все личные вещи, даже одежда и обувь — забирались у приговоренного на благо революции.
«…О, как нас обманул твой, дева, облик нежный,
Когда ты в глубине свой замысел мятежный,
Месть беспощадную лелеяла, тая,
Так небо тихое в безветренной лазури
Таит в себе порой возможность дикой бури,
Метущей молнии, волнующей моря.
И приведенная на подлой казни место,
Была прекрасна ты, как юная невеста,
Спокойное лицо и чистый ясный взор,
Как презирала ты хулу толпы народной,
Себя считающей всевластной и свободной
И с воплем радостным ловящей приговор.
Но с подвигом твоим сплетен и наш позор.
Мы — Франции сыны — молчим, потупя взор.
На миг мужчиной став, ты посрамила нас,
Нас — жалких евнухов, нас — хор душонок рабьих,
Погрязших в жалобах, увязших в всхлипах бабьих
Тогда, когда зовет кинжальной мести час.»
Поэт пополнил списки «врагов народа», был арестован и приговорен к смертной казни.

«Слуга народа» зачитывает список приговоренных, фигура Андре Шенье в центре
А.С. Пушкин так описал последние минуты перед казнью поэта Андре Шенье:
…лампады тихий свет
Бледнел пред утренней зарею,
И утро веяло в темницу. И поэт
К решетке поднял важны взоры…
Вдруг шум. Пришли, зовут. Они! Надежды нет!
Звучат ключи, замки, запоры.
Зовут… Постой, постой; день только, день один:
И казней нет, и всем свобода,
И жив великий гражданин
Среди великого народа.
Не слышат. Шествие безмолвно. Ждет палач.
Но дружба смертный путь поэта очарует.
Вот плаха. Он взошел. Он славу именует…
Плачь, муза, плачь!.
Судьба казненного писателя впечатлила Пушкина:
Меж тем, как изумленный мир
На урну Байрона взирает,
И хору европейских лир
Близ Данте тень его внимает,
Зовет меня другая тень,
Давно без песен, без рыданий
С кровавой плахи в дни страданий
Сошедшая в могильну сень.
Певцу любви, дубрав и мира
Несу надгробные цветы.
Звучит незнаемая лира.
Пою. Мне внемлет он и ты…

Первые часы в Париже были установлены на башне Консьержери (тогда еще дворца) в 14 веке, первоначальные часы утрачены. Нынешний вариант часов — работа мастера 16 века.
Нижняя надпись — «Этот механизм, разделяющий Время на двенадцать равных и справедливых частей, учит охранять Правосудие и защищать Законы».
В годы революции фраза об «Охране правосудия» звучала зловеще. Они будто отсчитывали последние минуты жизни осужденных.

«Мост Менял», ведущий к тюрьме Консьержери. По нему приговоренные следовали на казнь. Мост перестроен в 1860 году

«Мост менял» в 19 веке

А таким Мост менял был со средних веков до конца 18 века. Плотно застроен домами и лавками ростовщиков. В конце 18 века дома на мосту снесли.


Тюрьма Консьержери стала музеем в начале 20 века — в 1914 году
Знаменитые узники Консьержери
Ангерран де Мариньи
По воле злого рока. Первым казненным узником Консьержери стал архитектор дворца Консьержери — Мариньи, который занимался расширением этого здания. Он впал в немилость после смерти короля Филиппа Красивого и был казнен.

Казнь Ангеррана де Мариньи

Франсуа Равальяк
Арестован за убийство Генриха IV. Равальяк был фанатиком-протестантом, которому было видение — что он должен убить короля. Приговорен к смертной казни — четвертованию, но толпа не дала палачу выполнить свою работу и растерзала убийцу короля. Потомки Равальяка были отправлены в изгнание и сменили фамилию.

Франсуа Равальяк
Граф де Монтгомери
Многим известен по роману Александра Дюма — «Две Дианы». На турнире в поединке смертельно ранил короля Генриха II. Тогда графу удалось избежать наказания — турнир был честным, осудить победителя не могли. Габриэль де Монтгомери был арестован позднее по обвинению в государственной измене и казнен.

Граф Габриэль де Монтгомери в жизни

Габриэль в романе Дюма «Две Дианы»
Маркиза де Бренвилье
Прославилась как отравительница. Вместе с сообщником-любовником она также отравила мужа и детей. Любовник тоже сознался в злодеяниях, но потом внезапно умер. (Об этой мадам подробнее будет позже)
Маркиза упоминается и в романе Булгакова — «Мастер и Маргарита».

Маркиза де Бренвилье в заключении
Графиня де Ламотт
Авантюристка, выдававшая себя за особу королевской крови, обманом заполучила знаменитое «Ожерелье королевы» (об этом подробнее отдельно).

Авантюристка графиня де Ламотт

«Гражданская казнь» авантюристки. Ее публично выпороли розгами, а на плече выжгли клеймо с буквой «V», которое означало «воровка». Она была приговорена к пожизненному заключению, но сбежала из тюрьмы и перебралась в Лондон. Графиня отомстила Марии-Антуанетте, издав в Англии скандальную книгу о «личной жизни королевы», сплетни из которой якобинцы потом использовали для обвинения Марии-Антуанетты.
Королева Мария-Антуанетта
Королева оказалась узницей в той же тюрьме, что и авантюристка графиня де Ламотт. Королеве, в годы власти потратившей состояние на наряды и украшения, в тюрьму было разрешено взять два платья — белое и черное. Казнена на гильотине.

Мария-Антуанетта в тюрьме Консьержери, портрет написан после смерти королевы




Консьержери в 19 веке

Очередь в музей Консьержери летом. Дворец юстиции — часть комплекса Консьержери

Суровые стражи порядка

Рядом уютные кофе, где можно отдохнуть от долгой прогулки и снова двинуться в путь, продолжая поиски местных легенд
Другие легенды Франции
Лион. Нотр-Дам и чума
Придворные маги черной королевы
Страсти Маркиза де Сада
Венсенский ров. Место казни
Замок проклятых королей
Лионский палач
Валентина Миланская. Ведьма-герцогиня
Правила Франк-масонов
Месть Тамплиеров. Лион и Париж
Лионский собор. Мистика и перекрестки истории
Гаргульи и химеры Нотр-Дама
Собор Парижской Богоматери и мистика Египта
Белая Дама
Призраки Лувра
Призрак дворца Тюильри
Предметы средневековой Франции
Ницца. И над кладбищем мерный звон…
Ницца. Морская история
Ницца. Блеск Английской набережной
Далида. Три смерти
Байки Монмартра
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
Моя группа в Одноклассниках
И еще рекомендую ознакомиться — Мои мистико-приключенческие детективы

История королевского замка

В VI веке (вероятно, в 508 году) король франков Хлодвиг выбрал остров Сите для возведения дворца, и впервые Париж стал официальной резиденцией короля. Он прожил в нём до своей смерти в 511 г. В эпоху династии Каролингов центр империи переместился на восток; монархи забросили свой дворец, и город опустел.

В конце Х в. Гуго Капет (первый король династии Капетингов) разместил во дворце совет и администрацию. Таким образом, замок стал резиденцией французских королей, а столицей короля Франции снова сделался Париж, тогда как при последних Каролингах ею был Лан. В течение четырёх веков Капетинги трудились над преобразованием своей крепости.

Сын Гуго Капета Роберт II Благочестивый (972—1031), женившись на Констанции Арльской (третья жена), женщине амбициозной, родившей королю девять детей, решил увеличить королевский замок. Он пристроил к стенам потерны. На северо-востоке замка построил Королевский Зал, где заседала Курия (Большой королевский совет (Curia regis)), на западе — Королевскую палату. На том же месте, где Людовик IX воздвигнет Сент-Шапель, Роберт велел поставить часовню Сен-Никола, поскольку старинную королевскую часовню его отец пожаловал монахам ордена Св. Маглуара.

Людовик VI Толстый (1081/1078 − 1137) и его друг аббат Сугерий из монастыря Сен-Дени делали всё, чтобы могущество церкви поставить на служение монархии и усмирить вассалов. Осаждаемый сеньорами, король укрепил стены с западной стороны крепости, снес старинный донжон и построил мощную башню 11,70 м в диаметре со стенами 3-метровой толщины, которая получила в XVI в. имя «Монтгомери» и простояла до XVIII века.

Людовик VII Молодой (или Младший) (1120—1180) увеличил королевские покои и пристроил к ним молельню, нижняя часовня которой впоследствии станет часовней Консьержери.

Филипп II Август (1165—1223) — воинственный король — стал новатором в области военной архитектуры; при помощи целой когорты инженеров, лично наблюдая за ходом работ, он застроил весь королевский домен крепостями, защитив их башнями и донжонами. Дворец в Сите становился центром власти. В 1187 г. Филипп II Август принимает в замке Ричарда Львиное Сердце, в 1193 справляет свадьбу с Ингеборгой Датской, и в королевских грамотах впервые упоминается о «консьерже», получающем жалование за выполнение «малого и среднего правосудия» на дворцовой территории. Кроме того, по свидетельству летописца и врача Ригора (Rigord), Филипп II приказал замостить зловонные топи вокруг дворца, запах которых ему докучал.

Людовик IX Святой (1214—1270) будучи добродетельным, не был лишен честолюбия. Он задался целью стать светочем Западно-христианского мира и в 1239 г. приобрёл святые реликвии Страстей Господних, выставил их во дворце, специально построив для них в рекордные сроки (1242—1248) роскошный реликварий — часовню Сент-Шапель. Для них же возведена Сокровищница Хартий; галерея де Мерсье, соединившая верхнюю часовню дворца с королевскими покоями; «Зала на Водах», служившая для проведения церемоний. Постепенно замки-крепости утрачивают оборонительную роль и становятся местом обитания. Отныне королевская обитель должна соответствовать требованиям комфорта и роскоши.

В XIV в., при Филиппе IV Красивом (1268—1314), крепость превратилась в самый роскошный дворец в Европе. Филипп поручил коадъютору королевства Французского (главный правитель) Ангеррану де Мариньи (будущему узнику Консьержери) строительство дворца, новый вид которого стал бы отражением королевского величия. Кроме того, перед коадъютором стояла задача сделать замок как можно более просторным, чтобы в нём поместились административные службы. Для этого экспроприировали много домов, стоявших близко к дворцу. Были построены: Следственная Палата, башня Цезаря, Серебряная башня, галерея для перехода в башню Бонбек, новая крепостная стена на юге, Счётная Палата напротив Сент-Шапель… На месте Королевского Зала возведён Большой Зал, много просторнее первого. В нём поставили огромный стол из чёрного мрамора, привезённого из Германии, стены обшили деревянными панелями, а на каждой из опорных колонн стояли созданные Эврардом Орлеанским полихромные статуи королей Франции.

Иоанн II Добрый (1319—1364) последним приложил руку к средневековому дворцу: надстроил этажи над галереей де Мерсье для дворцовой челяди, выстроил здание для кухонь, квадратную башню (Часовая башня), на которой его сын Карл V Мудрый в 1370 году поместил первые городские часы.

В конце XIV века завершилась история королевского дворца. В 1358 г. произошло народное восстание под руководством парижского прево Этьена Марселя. Воспользовавшись отсутствием короля Иоанна II, пленённого англичанами, он организовал убийство двух его советников, причём на глазах у будущего короля Карла V. Став королём, Карл V покинул замок и остров Сите, устроив резиденцию в особняке Сен-Поль, а затем в Лувре.

История Дворца Правосудия

Адриен Доза. Дворец правосудия, Консьержери и Часовая башня. После 1858 г.

Утратив роль резиденции короля, дворец в Сите превращается во Дворец Правосудия.

Название «Консьержери» обозначало то частный особняк консьержа, то тюрьму при судебных органах. Покидая дворец, король доверял его охрану консьержу. Столь важную должность могли занимать только очень влиятельные особы высокого ранга, в числе которых была королева Изабелла Баварская. При Консьержери внутри дворцовых стен во все времена имелось тюремное помещение. В конце XIV века, когда соседняя тюрьма в Шатле оказалась переполненной, некоторых узников перевели в камеры дворца. В 1391 году здание стало официальной тюрьмой. В ней содержались и политические заключённые, и мошенники, и убийцы.

После вынесения приговора осуждённых вывозили на место казни, на Гревскую площадь (ныне площадь Отель де Вилль), завернув по пути к Нотр-Даму, где на паперти должно было прозвучать публичное покаяние.

Условия, в которых жили преступники, целиком и полностью зависели от их благосостояния, статуса и связей. Состоятельные и важные сидели в одиночной камере с кроватью и столом, им разрешалось читать и писать. Менее обеспеченные могли оплатить камеру с очень простой мебелью: жёсткая койка и может быть даже стол. Такие камеры назывались пистолями (пистоль — любая старинная золотая европейская монета). Самые бедные спали на сене в сырости, темноте, а на стенах и полу кишели паразиты. Такие конуры назывались «oubliettes» (фр. Богом забытое место). В этих условиях люди долго не жили, умирали сами от болезней.

Три башни Консьержери сохранились со средневековых времен: Цезарь, названная в честь римского императора; Серебряная башня, в которой хранились королевские сокровища; и Бонбек (фр. Bonbec — «хороший клюв»), которая получила это имя из-за того, что в ней находились камеры пыток и оттуда доносилось «пение» жертв.

Многочисленные пожары обрушивались на дворец. Самым разрушительным оказался пожар 1618 года, когда за одну ночь в огне погибли огромные помещения, была уничтожена вся лепнина, все скульптуры, роспись плафонов Зала потерянных шагов, многие документы. В 1630 году пламя объяло Сент-Шапель, и её чудом удалось спасти. Королевские покои, галерею де Мерсье, Большой подъезд на Мощную башню, галерею торговцев, бывшую когда-то самым оживлённым местом Парижа, разрушил пожар 1776 года. Реконструкцию поручили архитекторам Жаку Дени Антуану, Гийому Мартину Кутюру и Демезону. Они снесли Сокровищницу Хартий, восточную стену дворца, башню Монтгомери и построили современный фасад Дворца Правосудия, галерею Сент-Шапель, новые тюремные камеры, часовню при Консьержери на месте молельни XII в.

Накануне Революции борьба за власть между парламентом и королём Людовиком XVI стала походить на театральное действие. 5 мая 1788 г. парламентарии заперлись во дворце, отказавшись выдать двух человек, за которыми послал Людовик XVI. В 1789 г. Конституанта (Учредительное собрание) приняла решение о роспуске парламента на неопределённый срок. В 1790 Жан Сильвен Байи, мэр Парижа, опечатал двери дворца. В 1792 монархия пала. Революционный трибунал, учреждённый в марте 1793 года, расположился в Больших королевских покоях. В июле Робеспьер вступил в комитет Общественного Спасения с программой, основанной на добродетели и терроре. «Закон о подозрительных» приказывал арестовывать всех врагов Революции, признавших свою вину или только подозреваемых в антиреволюционных взглядах.

С 1793 по 1794 годы более 2700 человек предстали перед Фукье-Тенвилем, государственным обвинителем Трибунала, среди которых были королева Мария-Антуанетта и Робеспьер. В 1794 году свидетели и защитники были отменены, каждый день несколько десятков узников отправлялись на гильотину. Трибунал был распущен в мае 1795 года после падения Робеспьера.

Узники

По злой иронии судьбы одним из первых узников Консьержери оказался Ангерран де Мариньи (тот самый, которому Филипп Красивый поручил строительство нового дворца). При наследнике Людовике Х Сварливом он впал в немилость и был казнён в 1314 г.

Граф Габриэль де Монтгомери, смертельно ранивший Генриха II, через несколько лет оказался в Консьержери за то, что примкнул к движению Реформации и противостоял Карлу IX. Казнён в 1574 г.

Религиозный фанатик Франсуа Равальяк (François Ravaillac) попал в тюрьму через два дня после убийства Генриха IV, его пытали «сапогами»-колодками. После суда его подвергли публичным пыткам, а затем четвертовали с помощью четырёх лошадей.

Знаменитая отравительница Мари-Мадлен д’Обре, маркиза де Бренвилье в 1676 подвергнута пытке водой, обезглавлена на Гревской площади.

Отчаянный разбойник Картуш сидел в башне Монтгомери, выдержал пытки сапогами, но перед колесованием выдал своих сообщников, в том числе и из дворянской знати. Был обезглавлен в 1721 году.

Страшные пытки вынес при четвертовании Роберт Франсуа Дамьен за покушение на убийство Людовика XV.

Графине де Ламотт за мошенничество и историю с «Ожерельем королевы» после суда калёным железом выжгли «V» (фр. voleur — вор), публично наказали розгами и отправили в тюрьму Сальпетриер, откуда она сбежала.

Именно здесь находилась в заточении перед казнью Мария-Антуанетта.

Консьержери имела репутацию самой суровой тюрьмы. Во времена революционного Террора камеры вмещали несколько сотен заключённых, которые содержались в ужасных условиях. До 1794 года «подозрительные» заключались в одних камерах с осуждёнными за обычные уголовные преступления. После объявления вердикта приговорённые к смертной казни могли устроить последнее пиршество.

В 1868 году было построено современное здание Дворца Правосудия, где до сих пор и располагаются французские судебные учреждения.

Судебные процессы

Судебные процессы во Франции публичны и нередко привлекают многочисленную публику. Самые громкие процессы во Дворце правосудия:

  • 1880 год — процесс над Сарой Бернар за то, что она разорвала пожизненный контракт с Комеди Франсез;
  • 1893 год — Панамский скандал;
  • 1898 год — политический процесс над Эмилем Золя за его прославленный памфлет «Я обвиняю»;
  • 1906 год — осуждение Дрейфуса;
  • 1917 год — обвинена в шпионаже и приговорена к смертной казни танцовщица и шпионка Мата Хари;
  • 1932 год — за убийство французского президента Поля Думера осуждён на смерть русский эмигрант Павел Горгулов;
  • 1945 год — суд над маршалом Петеном за коллаборационизм.

> Примечания

  1. 1 2 base Mérimée — ministère de la Culture.

Дворец

В далеком уже 508 году король франков Хлодвиг решает, что было бы неплохо возвести на острове Сите замок с перспективой стать королевской резиденцией. Замок построили, король остался им доволен и жил там до самой своей смерти в 511 году. После чего центр политических разборок подвинулся на Восток и здание оставалось невостребованным до конца 10 века, когда Гуго Капет разместил в нем Совет и администрацию. Следующие несколько веков происходил постоянный апгрейд замка.

  • Так Роберт «Благочестивый» существенно расширил площадь замка. При нем появляется королевский зал и возводится часовня Сен-Никола.
  • Людовик «Толстый» сделал акцент на укреплении стен и строительстве башни «Монтгомери», которая была ликвидирована в 18 веке.
  • Людовик «Молодой» прокачал королевские покои и добавил к ним специальную молельню.
  • Филипп Второй продолжил дело Людовика «Толстого» и пристроил несколько башен.
  • Людовик «Святой» возвел знаменитую Сент-Шапель, Сокровищницу хартий, галерею, связующую верхнюю часовню дворца и королевские покои. Во время его правления замок окончательно утратил всякий военный смысл и стал непревзойденным дворцом.
  • Филипп «Красивый», который прославился тем, что казнил тамплиеров, вывел дворец Консьержери на уровень самого роскошного особняка Европы.

Реконструкция продолжалась довольно долго, но в середине 14 века дворец Консьержери перестал быть местом королевских тусовок и туда на радостях въезжает Парламент, королевский совет, счетная палата и тюрьма.

Планируете поездку? Вам сюда!
Мы припасли для вас несколько полезных подарков. Они помогут сэкономить деньги на этапе подготовки к путешествию.
Загляните на эту страницу.

Тюрьма

Какой же замок без тюрьмы, окруженной мрачными легендами. Одним из первых узников становится Ангерран де Мариньи — человек, которому Филипп «Красивый» приказал построить новый дворец взамен Консьержери. Дело в том, что при наследнике Людовике «Сварливом» он впал в немилость и был предсказуемо казнен. Через эти же тюремные подвалы прошел граф Габриэль де Монтгомери, смертельно ранивший Генриха Второго, а также религиозный деятель Франсуа Равальяк.

После падения монархии в 1793 году бывшая королевская резиденция становится главной тюрьмой революционного трибунала. За два года через нее на гильотину прошло более 2780 человек.

Самой известной узницей тюрьмы была королева Мария-Антуанетта, именно отсюда ее отправили на казнь. В камерах Консьержери прошли последние дни поэта Андрэ Шенье, великого химика Антуана Лавуазье и Шарлотты де Корде, совершившей успешное покушение на Марата.

Стоит подчеркнуть, что история распорядилась весьма причудливым образом. Вскоре в Консьержери стали поступать сами деятели революции, одобрившие террор. Сперва был казнен Дантон — один из отцов-основателей первой французской республики, а также министр юстиции. Вот цитата из воспоминаний его палача Шарля Анри Сансона:

«Сначала на эшафот взошёл Эро де Сешель, а с ним и Дантон, не ожидая, чтобы его позвали. Помощники уже схватили Эро и надели ему на голову мешок, когда Дантон подошёл, чтобы обнять его, так как Эро уже не смог проститься с ним. Тогда Дантон воскликнул: „Глупцы! Разве вы помешаете головам поцеловаться в мешке?..“ Ещё нож гильотины не был очищен, как Дантон уже приблизился; я удержал его, приглашая отвернуться, пока уберут труп, но он лишь презрительно пожал плечами: „Немного больше или меньше крови на твоей машине, что за важность; не забудь только показать мою голову народу; такие головы не всякий день удается видеть“. Это были его последние слова».

Через некоторое время был казнен и сам легендарный Робеспьер. Что интересно, перед казнью его посадили в камеру, где годом ранее ждала своей участи свергнутая королева Мария-Антуанетта. Ходит легенда, что, когда Робеспьер выходил из камеры, он ударился лбом о притолоку двери, которую сам приказал сделать низкой, дабы заставить гордую королеву кланяться при выходе и выходе.

Музей

Посетить этот любопытный объект стоит по нескольким причинам. Во-первых, тут расположен старейший в Европе средневековый зал, созданный в 1310 году. Именно в этом зале в 1793-95 годах заседал революционный трибунал. Во-вторых, именно здесь появились первые во Франции часы. Их установили около 1350 года. Те часы, к сожалению, не сохранились. В 1585 году они были заменены на шедевр Жермена Пилона, которые мы видим и по сей день.

Циферблат украшают аллегорические изображения Закона и Правосудия. В-третьих, именно во дворце Консьержери вы можете почувствовать на себе атмосферу средневекового замка и кровавый дух французской революции.

Попасть во дворец Консьержери можно с марта по октябрь 9.30-18.00, с ноября по февраль 9.00-17.00.
Стоимость посещения: 8,50 €, льготный билет — 5,50 € (дети, молодежь до 25 лет, пенсионеры и т.д.).
Совмещенный билет для посещения Консьержери́ и Сен-Шапе́ль: 12,50 €, льготный билет — 8,50 €.
Ближайшие станции метро: Cite, RER: St.-Michel, Chatelet

P.S.
Ах, да! Как же связаны консьержи и Консьержери? Все дело в том, что однажды король Карл Пятый ввел особую должность — консьерж. Этот чиновник должен был управлять зданием дворца и поддерживать порядок. Этот человек, как правило, имел обширные привилегии и обладал весомой властью. Его главной рабочей обязанностью было жить во дворце. Свой доход он получал от сдачи в аренду помещений различным торговцам и оказывая немногочисленные услуги тюремным заключенным. Именно от звучания этой должности и произошло такое название у дворца.

Советую почитать

  • Что скрывают парижские катакомбы
  • Чем Люксембургский сад напоминает Флоренцию
  • В какие музеи Парижа можно попасть бесплатно

Автор
Михаил Роскин

Интересуют горящие туры?

Посмотрите, какие варианты есть на ваши даты. Сайт мониторит предложения от 120 фирм. Есть удобная система для поиска и фильтрации предложений. Все цены окончательные. Перелет и проживание уже включены. Цены начинаются от 6 000 рублей с человека.

Для читателей сайта LHTravel есть полезные советы.

Боитесь остаться без связи в дороге? Рекомендую попробовать симку для путешествий. Стоит 10 евро. Разом снимает все проблемы: можно звонить и пользоваться интернетом в разных странах. Тарифы нормальные. Проверено лично. Вот тут можно .
На краю земли: 7 городов над обрывом Расскажем про самые необычные города, которые построены на скалах. Смотришь на фотографии и дух захватывает. А ведь кто-то там живет! Посмотреть Как провести отпуск в Мексике Подробно расскажем о том, как провести отпуск в Мексике. Как добраться до этой страны, куда обязательно стоит сходить и что Посмотреть Три дворянские усадьбы под Москвой Рассказываем про три интересных усадьбы под Москвой: Мураново, Абрамцево и Большие Вязёмы. Немного дворянской романтики вам в ленту. Интересуют горящие Посмотреть Овербукинг: как не растеряться и улететь вовремя Расскажем, что такое овербукинг, как он может помешать улететь вовремя и что сделать, чтобы избежать неприятностей. Почитайте, будет интересно. Посмотреть Японское чудо: самый длинный висячий мост Расскажем про самый длинный висячий мост в мире: когда построили, чем знаменит, как подняться на смотровую площадку. Обязательно почитайте. Посмотреть По следам Гарри Поттера: Утёсы Мохер Расскажем, как найти место, где спрятан один из крестражей знаменитого лорда Волан-де-Морта. Лететь придется в Ирландию. Прямо на побережье. Посмотреть

Дворец Консьержери

Conciergerie — бывшая тюрьма Парижа

История замка Консьержери начинается одновременно с историей возвышения Парижа. Париж стал столицей франкского государства в 508 году, когда король Хлодвиг I из династии Меровингов решил основать на западной оконечности острова Сите неприступный замок, свою личную резиденцию. Этот первоначальный дворец и был предшественником современного Консьержери.

Смена династий привела к смене географических приоритетов, и при Каролингах центр государства сместился из Парижа на восток, в город Лан, в следствие чего королевский замок на острове Сите стал постепенно приходить в упадок и ветшать, как и весь Париж. Снова вступить в фазу расцвета городу было суждено в X веке, когда Гуго Капет, основатель династии Капетингов, снова перенес королевскую резиденцию в Париж, а замку был возвращен статус королевской крепости.

Следующие 4 столетия стали временем больших архитектурных преобразований. Каждый монарх из потомков Гуго Капета стремился перестроить замок согласно своим нуждам и эстетическим представлениям. К стенам пристраивались подземные галереи, соединяющие фортификационные укрепления, к архитектурному ансамблю добавились Королевский зал заседаний и Королевская палата. На территории крепости появляются новые церкви и часовни, а к XIII веку она становится поистине непреступным военным укреплением, к ее облику добавляются башни и донжоны. Тогда же, при Филиппе II, впервые в исторических документах упоминается должность консьержа – блюстителя мелких судебных дел на территории дворца. Людовик Святой обратил замок из грозного неприступного форта в хранилище святых христианский реликвий. Крепость постепенно утрачивает свое военное значение. А в конце XIII века стараниями Филиппа Красивого, Париж обретает один из самых великолепных королевских дворцов Европы – максимально приближенный к его современному виду. Здесь обновляются крепостные стены, строятся Серебряная Башня и Башня Цезаря, расширяется Королевский зал, его внутренний интерьер украшается статуями франкских монархов. В середине XIV века в облик замка вносятся последние коррективы – в частности, достраивается Часовая башня.

После народного восстания 1358 года, и прихода к власти Карла V, королевская резиденция была перенесена с острова Сите в Лувр, а старый королевский замок становится Дворцом Правосудия. Покинув родовое гнездо, король доверил дворец консьержу, отсюда и название – Консьержери.

К концу XIV века, соседняя с Дворцом правосудия тюрьма стала переполняться, и часть узников была переведена в Консьержери. Постепенно дворец приобрел официальный статус тюрьмы, причем порой затмевающей славу Бастилии. Состоятельные заключенные могли здесь позволить себе одиночные меблированные камеры, в то время, как низшее сословье томилось в подвалах, на соломе, с крысами.

На протяжении XVI и XVII веков архитектурный ансамбль дворца был поврежден несколькими крупными пожарами, в следствии чего его внешний облик снова несколько изменялся в ходе реставрационных работ.

Французская революция и падение монархии еще больше усугубили мрачную славу некогда роскошного дворца. С 1793 года в королевских покоях замка расположился революционный трибунал. Политические заключенные рекой потекли через камеры Консьержери, в залы суда, а оттуда – на гильотину. Бытовал даже афоризм, что гильотина – единственный путь на свободу из Консьержери. «Закон о подозрительных» давал право арестовывать всех, кто чем-нибудь напоминал врагов Революции, порой без всяких на то оснований. Права на свидетелей и защиту у подсудимых не было. Среди самых знаменитых узников тюрьмы – Мария-Антуанетта и Робеспьер, по иронической случайности ставший жертвой вдохновленной им же самим политикой всеобщего террора.

Революционный трибунал просуществовал недолго, фактически, он был распущен после смерти Робеспьера, успев, однако, за два года приговорить к смерти более 2 500 заключенных. Других приговоров, кроме смертной казни, трибунал не выносил. После Революции, замок некоторое время оставался тюрьмой, но стал постепенно терять свою зловещую славу. В 1914 году, частично сохранив функции дворца Правосудия, замок открылся для широкой публики в качестве музея.

Достопримечательности

Стены этого Дворца навевают туристам отзвуки «тех времен». Посетившие Дворец, окунутся в мир того времени, и узнают о страшных казнях и преступлениях, которые скрывались за стенами дворца.

Часовня Сент-Шапель

Построенная Людовиком IX Святым в XIII веке, эта часовня не была первым храмовым сооружением на территории архитектурного комплекса королевского дворца. На ее месте ранее стояла часовня Сент-Никола, воздвигнутая еще в начале XI века. Людовик, начавший планомерное превращение фортификационного укрепления в хранилище святынь, добытых крестоносцами, которые он приобретал за большие деньги, начал строительство нового храма. Сент-Шапель стала уникальным реликварием, который возвеличил Людовика в глазах западного христианского мира. Ни один из монархов не мог похвастаться обладанием, к примеру, частицы Святого Креста, вывезенного из Константинополя. Коллекция святынь, хранящихся в Сент-Шапель, была поистине уникальной. Надо отметить, что строительство самой часовни обошлось Людовику втрое дешевле, чем приобретение хранящегося в ней тернового венца. При своих сравнительно небольших размерах, часовня являет собой прекрасный образец готической архитектуры. Внутренний интерьер ее богато украшен стрельчатыми витражными окнами и скульптурными композициями. На первый взгляд может показаться, что храм целиком состоит из цветных витражей, а утонченные высокие каменные конструкции являются для них оправой. Помимо хранилища реликвий, часовня Сент-Шапель была также местом молитв королевской семьи.

Часовня сильно пострадала в революционные годы. Внутреннее ее убранство и большинство экспонатов коллекции было разграблено и утеряно. Часть скульптур удалось сохранить, а терновый венец в настоящее время хранится в Нотр-Дам де Пари. В начале XIX век в часовне оборудуют архив, в результате чего была утрачена часть уникальных витражей нижнего яруса. В последние годы Сент-Шапель пережила масштабные реставрационные работы, которые воссоздали ее первозданный облик.

Зал Ратников — La salle des Gardes

Уникальный образец светской готической архитектуры, масштабный четырехнефный зал Ратников был построен в начале XIV века и служил пиршественным залом, а в обычные, непраздничные дни, здесь обедала гвардия короля. Общая площадь зала составляет 2 000 кв.м., а высокие своды его поддерживаются 70 колоннами.

Огромное пространство отапливалось четырьмя каминами. Из зала напрямую можно попасть в королевскую кухню, куда продукты доставлялись баржами по водам Сены, и подавались через специальное окно. Четыре очага этой кухни были предназначены для приготовления определенного рода продуктов – на одном из них готовилось мясо, на другом – птица, третий служил для приготовления рыбных блюд, на четвертом готовились овощи. На «мясном» очаге кухни одновременно можно было зажарить две бычьи туши. В зале Ратников представлена часть мраморного пиршественного стола, за которым могли обедать более 2 000 человек.

Кухонный флигель

На сегодняшний день от кухонного флигеля остался только первый этаж. Был построен при правлении Жана Доброго во второй половине XIV века.

Главным предназначением помещения — было хранение продуктов, которые поступали сюда с судов, идущих по Сене. Здесь же находился обслуживающий короля персонал.

Караульный (Гвардейский) зал

Большие королевские покои, в которых собирался совет и принимались судьбоносные решения, а в революционные годы выносились многочисленные смертные приговоры, к сожалению, не сохранился до наших дней. Судить о его масштабах можно по уцелевшей прихожей, которой и является Караульный зал.

Время его постройки совпадает с возведением Зала Ратников, он имеет тот же готический стиль, но по размерам сильно уступает пиршественному залу. Его площадь – 300 м.кв. Уровень пола нижних средневековых залов дворца намного ниже нынешнего уровня земли, культурный слой которого несколько поднялся за прошедшие со времен основания замка века.

Парижская улица — La rue de Paris

Одно из самых мрачных мест замка, названное так в честь палача по фамилии де Пари. Когда-то это место было частью Зала Ратников, но в XV веке, когда дворцовый комплекс окончательно был превращен в тюрьму, часть пиршественный залы отгородили.

В этой темной части замка отбывали наказание самые бедные заключенные, страдавшие здесь от антисанитарии и болезней.

Камера одиночка Марии-Антуанетты

Легендарное место, где находилась в заключении Мария Антуанетта.

Здесь воссоздан интерьер самой одиночной камеры, где можно видеть фигуры сидящей спиной королевы, и двух постоянно следивших за ней жандармов. Считается, что здесь же провел свои последние часы Робеспьер.

Часовня Марии Антуанетты

Из самых поздних достопримечательностей дворцового комплекса, связанных с революционными событиями, следует отметить часовню Марии-Антуанетты,

Коридор заключенных

Также примечателен так называемый «коридор заключенных», который был местом самостоятельных прогулок узников тюрьмы. Здесь же находилась специальная комната, где перед казнью у приговоренных отбирали все их личные вещи в фонд поддержки революции, а также обрезали волосы на затылке для удобства палача. Также из соображений удобства часть волос осужденных оставлялись в неприкосновенности, чтобы палачу было сподручнее поднимать отрубленные головы. В коридоре заключенных имеется комната надсмотрщика, который следил за перемещениями узников, составлял списки тех, кого отправляли на казнь и вновь прибывших.

Мрачные тюремные коридоры и камеры оформлены восковыми фигурами, изображающими заключенных и надсмотрщиков, которые дополняют и без того реалистично воссозданную атмосферу революционного террора.

Часовня Жирондистов

Можно осмотреть зал, построенный на месте королевской молельной, где в 1793 году перед казнью пировали представители партии Жирондистов.

По традиции революционного времени, осужденные на смерть заключенные имели право устроить перед казнью пир. В память об этом, зал носит название «Часовня Жирондистов».

Женский двор

Сохранился «Женский двор» тюрьмы с фонтаном в центре. Выпущенные на прогулку узницы стирали в нем свою одежду. Здесь же заключенные, после приговора, ожидали телег, которые группами по 12 человек отвозили их к месту казни.

В тюремных коридорах можно ознакомится со списком заключенных Консьержери, а также здесь имеется экспозиция исторических документов и прочих экспонатов, посвященная пяти векам истории замка после того, как он превратился из королевской резиденции в тюрьму.

Башни замка

Дворец насчитывает четыре башни, каждая из которых имеет свою историю и хранит свои тайны.

Башня Бонбек

Старейшая из дошедших до нашего времени башен замка – Бонбек – была построена на северной стороне дворцовой стены в правление Людовика Святого, в XIII веке. Она представляет собой характерный пример классической средневековой зубчатой башни и имеет круглую форму. В XV веке, когда дворец уже стал тюрьмой, зубчатое навершие башни было дополнено остроконечной крышей.

Бонбек стала одним из самых мрачных и зловещих мест в Консьержери – здесь находились пыточные камеры, где с целью получения признания, к узникам применялись разнообразные страшные инструменты. Крики несчастных, подвергавшихся пыткам, разносились по всему замку. Вероятно, отсюда и произошло название башни, которое в переводе со старо-французского означает «Хороший клюв». Считается, что заключенных пытали до тех пор, пока из их «клювов» не начинали литься нужные правосудию песни. Также известен перевод названия Бонбек как «Башня болтунов».

Пережив чудесным образом все последующие перестройки, архитектурные преобразования в правление Филиппа Красивого, а также стихийные бедствия последующих веков, сильно изменившие внешний облик Консьержери, башня Бонбек сохранила свой исторический вид практически без изменений.

Башня Цезаря и Серебрянная башня

Башня Цезаря была построена в ходе реконструкции и расширения замковых сооружений при Филиппе IV Красивом, в конце XIII века, под руководством Ангеррана де Мариньи. Массивная круглая башня с остроконечной крышей получила свое название в честь прославленного римского императора, в память о римском периоде в истории Парижа, когда Галлия была частью Империи. По неподтвержденной версии, башня построена на месте древнеримской резиденции.

Поскольку реконструкция замка при Филиппе IV имела целью не только сделать его одним из самых роскошных дворцов Европы, но и сконцентрировать всех должностных лиц Франции вокруг королевской резиденции, новые постройки должны были вместить в себя административные службы. В башне Цезаря разместился архив уголовных дел, и здесь же проходили заседания советников, которые выносили вердикты и приговоры по уголовным делам. Позже архив по уголовным делам был перемещен в другое место, ближе к Следственной палате.

В настоящее время у башни Цезаря ( слева на фото) находится вход на территорию музея архитектурного ансамбля Консьержери. В средневековье вход в замок располагался между двумя башнями-близнецами – башней Цезаря и Серебряной башней.

Серебряная башня, построенная также во времена правления Филиппа IV, располагается правее башни Цезаря, практически вплотную к ней. Она также имеет круглую форму, почти что повторяя архитектуру своей соседки. Некогда северный фасад замка, включая его башни, омывался водами Сены, что делало замок еще более непреступным. Набережная была построена только в XVI веке.

В башне, по преданию, хранилась королевская казна – отсюда и произошло название «серебряная». Однако, у нее было и другое, менее романтичное предназначение. Будучи по соседству с башней Цезаря, куда был помещен архив по уголовным делам, Серебряная башня вместила в себя главный по значимости и объему гражданский архив. Другие названия башни: «Башня Парламента», или «Башня Большой Палаты». Сотрудники обоих архивов (по гражданским и уголовным делам), считая свое ведомство важнее соседнего, называли вверенное им учреждения просто «Башня», как-бы игнорируя наличие друг друга.

В настоящее время, три круглые башни Консьержери, с крышами конической формы, придают внешнему облику замка образ непреступной военной твердыни, а всей набережной — вид декорации для средневекового рыцарского романа.

Часовая башня

Самая поздняя и самая высокая из замковых башен – Часовая – была возведена во второй половине XIV века. Ее высота – чуть меньше 50 м. Это единственная башня Консьержери, которая имеет не круглую, а прямоугольную форму. Изначально ее венчал фонарь, а позднее – серебряный колокол. Служила башня наблюдательным пунктом для замковой охраны.

Часы на ней появились при Карле V, в 1370 году. Для их создания был приглашен немецкий мастер часовых дел, Генрих Вик. Это были первые общественные часы Парижа, которые стали символом важности соблюдения дисциплинарных норм службы, поскольку именно в это время замок перестал быть королевской резиденцией, полностью превратился в административное учреждение и перешел в ведение консьержа.

В конце XVI века Генрих III заменил циферблат часов на новый, который был выполнен знаменитым мастером Жерменом Пилоном. Часы были украшены статуями, изображающими Закон и Правосудие. В годы революции фигуры сильно пострадали, но затем были отреставрированы. Интерьер башни менялся несколько раз за время ее существования.

Надпись на циферблате гласит: «Этот механизм, разделяющий время на 12 равных и справедливых частей, учит охранять Правосудие и защищать Закон».

Билеты:

Взрослый: 8,50 евро

Детский: 5,50 евро

Беслатно проходят дети до 18 при семейном визите, молодежь — члены ЕС, но не граждане Франции, до 26 лет, пенсионеры, инвалиды.

Как добраться

Один день во французской тюрьме

Страсбург у жителей России ассоциируется, в первую очередь, с Европейским судом по правам человека. В перечень городов, которые необходимо обязательно посетить, будучи во Франции, у российских туристов он почему-то не входит. А зря. Город древний и очень красивый. Чего стоит только собор Нотр-Дам – один из самых величественных во всей Западной Европе. Да и вообще, тщательно и с любовью сохраняемые средневековые здания, улочки с разнообразной архитектурой – и чисто французской, и немецкой – производят очень приятное впечатление. Гулять здесь можно часами, любуясь тщательно ухоженными парками и скверами, множеством монументов, разнообразием и смешением стилей, красивой рекой, по которой ходят почти игрушечные кораблики и выпрашивают корм лебеди.
Но есть в Страсбурге и следственный изолятор, называемый по-французски «мэзон д’аррэ» («maison d’arrêt» дословно переводится как «арестный дом»). Страсбургский СИЗО – один из крупнейших во Франции, хотя по российским меркам он не так уж и велик: в нем содержится около 700 заключенных.
Побывать в Страсбургском СИЗО хотелось давно, тем более что один из его руководителей – Франсуа Пфальцграф – давний знакомый. Воспользовавшись его приглашением, я и отправился на небольшую экскурсию туда, куда туристов никогда не водят.
Франсуа Пфальцграф, несмотря на немецкую фамилию, – чистокровный француз, хотя, наверное, говорит он, когда-то, давным-давно, среди его предков были и немцы: недаром же фамилия такая. Впрочем, здесь, в Страсбурге, это неудивительно: столица Эльзаса, как и весь Эльзас, в разные эпохи относились то к Германии, то к Франции. По возрасту с ним мы примерно одинаковы, поэтому обращаемся друг к другу просто – по имени, без всяких там «месье». Должность у него ответственная – Франсуа является начальником административно-хозяйственного отдела. Это что-то вроде нашего российского заместителя начальника по тылу. Поэтому первое, что он мне показывает – кухня.
Питание, «отоварка», магазин
Кухня занимает огромное помещение. Почти стерильная чистота. Нигде ни соринки, ни пылинки. Огромные плиты, огромные кастрюли. По большому счету, все как в наших СИЗО. Шеф-повар не из зеков, а вольнонаемный. В помощь ему – 18 человек хозобслуги из числа осужденных. За свою работу они получают деньги. По нашим меркам приличные, по их – очень небольшие: около 300 евро в месяц.
Хотя, если честно, я так и не понял, зачем вообще нужна кухня со всеми этими плитами и кастрюлями. Ведь здесь уже несколько лет ничего не готовится. Вся пища доставляется из фирмы, выигравшей конкурс на поставку питания: все в коробочках – остается только разогреть. Вилки, ложки и ножи – пластик. Хотя меню составляется в СИЗО, а фирма лишь выполняет заказ.
Кормят заключенных, как и в России, 3 раза в день. Правда, первых блюд здесь нет. Но это компенсируется фруктами и соками. Ассортимент довольно разнообразный. Учитываются медицинские показания и вероисповедание: мусульманам свинину не дают. На завтрак – салат, пирожное, фрукты и чай или кофе. Обед состоит опять же из салата, горячего второго и десерта. Ужин практически ничем не отличается от обеда. Как минимум, на день выдается один «baguettedepain» – то, что у нас называется «французский багет».
– В принципе, – говорит Франсуа Пфальцграф, – питание вполне достаточное. Бывают случаи, что даже после освобождения бывшие заключенные пишут нашему повару и благодарят его за вкусные блюда. Шеф-повар – Жан-Поль Тевенен очень гордится этими письмами и обязательно показывает всем, кто заглядывает к нему на кухню.
Большое значение уделяется качеству продуктов. На каждом лоточке с блюдом крупным шрифтом напечатан срок годности, поэтому представить, что заключенным дадут просроченный продукт, невозможно.
– С этим строго, – рассказывает Франсуа. – Ну, вы сами знаете, что может подняться, если вдруг заключенные обнаружат, что их кормят просроченными продуктами!
Как уж там все эти блюда на вкус, не знаю, не пробовал, но выглядят аппетитно. Питание в Страсбургском СИЗО, по словам заключенных, вполне себе ничего, гораздо лучше, чем в других регионах, особенно на юге Франции.
Ну а те, кому хочется побаловать себя чем-то еще, кроме «gamelle» (на местном тюремном сленге это означает «положняковое питание»), могут прикупить продукты в тюремном же магазине. Покупать в магазине здесь называется «cantiner» – примерно то же, что у нас «отовариваться». В тюремной лавке можно купить практически все, что и на воле. Перечень товаров состоит из 600 наименований. Здесь не только продукты питания, но и предметы первой необходимости: мыло, шампунь, конверты, ручки, трусы, майки и т.д.
– Конечно, – говорит Франсуа, – установлена некоторая наценка, но она минимальна. На продукты питания она не может превышать 5% от закупочной цены, а на средства гигиены – 6%. Мы заключаем договора с теми поставщиками, которые предлагают самые низкие цены. Поэтому в нашем магазине многие продукты питания стоят дешевле, чем в супермаркете.
Всего, конечно, в магазин не завезешь. Поэтому какие-то вещи, книги, DVD- илиCD-диски заключенные могут заказать, если у них, конечно, есть деньги. Сотрудники СИЗО сходят в ближайший магазин, купят, представят заключенному чек, он на нем распишется, а затем деньги будут сняты с его лицевого счета.
А как быть тому, у кого нет денег и кто не может себе ничего заказать в магазине? Таких в Страсбургском СИЗО около 150 человек. Родители им ничего не присылают, и работы у них нет.
– Если заключенный располагает средствами менее 50 евро, – рассказывает Франсуа, – ему предоставляется помощь в размере 20 евро каждый месяц. На эти деньги он может купить себе что-то поесть – фрукты, растворимый кофе, чай и т.д. Средства для бритья, зубную пасту, туалетную бумагу и т.д. ему выдадут бесплатно. Такому человеку по линии Красного Креста выдают несколько пачек сигарет, а в жаркие летние месяцы и несколько бутылок питьевой воды.
Камеры, зоотерапия, карцер
Вообще-то во Франции принят закон, по которому содержание в СИЗО и тюрьмах должно быть одноместным. Но действие этого закона приостановлено, поскольку мест в тюрьмах не хватает. Вот и в Страсбургском СИЗО размещение, в основном, двухместное.
В камере – большое окно, двухэтажная кровать. Туалет и умывальник отделены. Индивидуальный душ здесь не предусмотрен, но душевые есть на каждом этаже, и мыться можно ежедневно.
Видеонаблюдение в камерах не ведется. Считается, что это будет вмешательство в личную жизнь. А вот в коридорах, прогулочных дворах, на спортплощадке и в спортивном зале видеокамер достаточно много. На каждом этаже установлены телефоны-автоматы, звонить можно сколько хочешь, если есть деньги. Разговоры записываются и какое-то время хранятся.
В камерах имеются телевизоры и холодильники, но только в тех, обитатели которых способны заплатить за их использование. В прошлом году во Франции разразился по этому поводу скандал: оказалось, что стоимость проката телевизора (без холодильника) в разных тюрьмах резко различается – от 20 до 50 евро в месяц. В результате министром юстиции было принято решение установить единый для всех пенитенциарных учреждений тариф – 8 евро в месяц. Но в действие этот приказ министра вступил с 1 января 2012г.
В Страсбурге в 2011г. стоимость проката «холодильник + телевизор» составляла 24 евро в месяц. К услугам заключенных более 50 телевизионных каналов, в том числе на иностранных языках. Учитывая, что Страсбург находится недалеко от границы, в местном СИЗО полно иностранцев, в том числе выходцев из России и других стран СНГ.
Куда идут деньги от проката? На ремонт камер, на помощь заключенным, у которых нет денег, на различные проекты.
– Мы тратим деньги, например, на обеспечение программы зоотерапии, – рассказывает Франсуа. – Необходимо покупать корм для животных, клетки, различные средства для ухода за ними. Как теперь будем выкручиваться – не знаю. Все это стоит денег, из бюджета на этот проект ничего не выделяется. А ведь эта программа очень нужна!
В чем суть этой программы? Заключенным, которые хорошо себя зарекомендовали, предоставляется возможность ухаживать за хомячками, кроликами или морскими свинками. Они их кормят, заботятся о них, убирают клетки и т.д. Некоторые, освобождаясь, чуть не плачут, так не хотят расставаться со своими питомцами. А несовершеннолетним в порядке исключения вообще разрешено клетки держать в камерах. Зоотерапия, по свидетельству психологов, весьма благоприятно воздействует на заключенных: они становятся спокойнее, более ответственными, у них появляется некая цель. Теперь же эта программа под вопросом, хотя пока еще действует.
Но вернемся в камеру. Прошу познакомить меня с кем-нибудь из русских арестантов. Заключенного М., гражданина России, в камере нет, он на встрече с адвокатом. В камере он, кстати, проживает один. «Повезло», – говорит Франсуа. Сказать, что этот самый М. любитель чистоты и порядка, затруднительно. В камере, откровенно говоря, царит бардак. Вещи разбросаны как попало, какие-то банки, окурки, на столе, правда, – книги на русском языке.
Заходим в другую камеру, где, по уверению охранников, тоже содержится русский. Заключенный С. оказывается не русским, но русскоговорящим: он из Южной Осетии. В камере с ним вместе араб. Здесь гораздо чище: все прибрано, на столе чайник.
– Кофе хотите? – спрашивает С.
Интересуюсь, за что он сидит.
– А сам не знаю, – отвечает С., а глаза честные-честные. – Вот уж 3 месяца здесь, никуда не вызывают, ничего не говорят.
Чуть позже выясняется, что в тюрьме он уже в третий раз. За что сидел первые 2 раза, понятное дело, он тоже не в курсе.
– Наверное, – говорит С., – потому что нелегал.
Жалоб у него никаких, кормят, с его слов, прилично. Вот только с соседом трудно общаться. Тот, понятное дело, не говорит ни по-русски, ни по-осетински, а у этого, в свою очередь, проблемы с французским. Хотя, успехи есть, признает С. Он записался на курсы французского языка, добросовестно их посещает, да и сосед-араб помогает. А он, в свою очередь, обучает его русскому.
– Карашё, привьет, – демонстрирует свои знания араб, улыбаясь.
Заключенный, как говорится, и во Франции заключенный: старается использовать любую возможность, чтобы извлечь для себя какую-то выгоду. Вот и наш С. просит меня поговорить с начальством, чтобы его перевели в другую камеру.
– А эта чем не нравится?
– Да не, все нормально, но в той сидит грузин, хоть общаться можно будет по-человечески.
Я, понятное дело, напоминаю, что Грузия с Южной Осетией, мягко говоря, не дружат.
– Да, это там не дружат, – улыбается С., – а мы ж во Франции. Так попросите? Я уж и заявление написал, – показывает вполне грамотно по-французски написанный текст, видимо, сосед-араб постарался, помог.
Многие камеры нуждаются в ремонте, но денег, как рассказывает Франсуа, не хватает.
– Заключенные часто что-то ломают, что-то портят, царапают стены, – жалуется он, – а потом они же говорят, что вот, мол, плохие условия.
Ну, это нам тоже знакомо.
В женском отделении тюрьмы не так шумно, как в мужском. Да и порядка в камерах больше. Это тоже понятно. Женщины, в большинстве своем, даже в заключении стараются создать какой-то уют, украсить камеры, повесить на стену рисунки, присланные детьми. В женском штрафном изоляторе (пустая камера с матрасом на полу, умывальником и туалетом) пусто.
– Здесь уже месяца 3 никого не было, – поясняет молодая и симпатичная афро-француженка в форме.
Кстати, в карцер можно загреметь на срок до 30 суток. Вообще-то карцер здесь называется политкорректно: дисциплинарное отделение. Но суть от этого не меняется. При каждом учреждении, в том числе и в Страсбурге, имеется специальная комиссия, которая рассматривает материалы, представленные администрацией. На основе ее решения директор определяет срок, на который заключенный помещается в карцер. В состав комиссии входят представители учреждения и префектуры, местные депутаты и адвокат заключенного. В общем, что-то вроде укороченного судебного заседания.
Интересуюсь, кто помимо официальных органов и лиц (суд, прокуратура, генеральный инспектор тюрем, омбудсмен, депутаты), имеет право контролировать тюрьмы.
– А этих разве мало? – удивляется другая женщина-надзиратель с нашивками лейтенанта.
– А правозащитные организации вас посещают? – не унимаюсь я.
Франсуа думает, а потом говорит:
– Нас регулярно посещают «Красный Крест» и «Каритас» (католическая благотворительная организация, основной целью которойявляется практическая реализация христианами-католиками социального служения, гуманитарной помощи и человеческого развития – Прим. авт.). Они оказывают благотворительную помощь. В частности, «Красный Крест» помог нам оборудовать салон красоты для женщин-заключенных. Больше никто и не приходит, – добавил Франсуа, а мне показалось, что он про себя перекрестился.
Французские тюрьмы, и Страсбургский СИЗО в том числе, – зона, свободная от табака. Хочешь покурить, надо выйти за пределы учреждения. В этом плане заключенные находятся в привилегированном положении: в камерах курить можно. Считается, что камера – это на какой-то период времени частная территория, личное жизненное пространство конкретного заключенного. Следовательно, он курить у себя имеет полное право. Но на спортплощадке, в прогулочных дворах, в любых других помещениях заключенные, также как и сотрудники, курить не могут. И даже для меня, для гостя, исключение не делается: приходится вместе с Франсуа, благо он тоже курящий, выходить за пределы СИЗО, чтобы зажечь сигарету.
«Ажаны» и вольнонаемные
Во французских тюрьмах, как и в российских, персонал тоже делится на 2 группы: аттестованный – они называются «ажаны» (agent), и вольнонаемный. Правда, разницы в оплате труда, как я понял, нет. Все зависит от должности и стажа работы. Льгот тоже особых нет, кроме выхода на пенсию: пенитенциарные сотрудники становятся пенсионерами на 3 года раньше, чем остальные работающие французы.
«Ажаны» – это надзорсостав, охрана и директор. Все остальные – вольнонаемные. Врачи, а их здесь несколько, вообще зарплату получают в ближайшей больнице, соответственно, они не входят в число персонала СИЗО. В медчасти заключенные могут работать только как уборщики и санитары. К документам и медикаментам они доступа не имеют. Впрочем, и сотрудники СИЗО тоже. Диагноз – это абсолютная тайна, и за его разглашение вполне возможно перейти в категорию заключенных, так сказать, не отходя от рабочего места. Правда, совершенно что-то скрыть в тюрьме, конечно же, нельзя. Либо сам заключенный расскажет, либо сокамерник подсмотрит, какие он медикаменты употребляет и сделает вывод, либо кто-то услышит обрывок разговора…
Говорить, что персонал французских тюрем получает какие-то баснословные деньги, не приходится. Скорее, наоборот. Охранник по первому году службы получает чуть больше 1 тыс. евро «грязными». Учитывая, что уровень цен в Западной Европе довольно высок (особенно дорог проезд), говорить о том, что французские пенитенциарные работники «купаются в деньгах», не приходится. Правда, у Франсуа, даром, что он по нашим понятиям «вольнонаемный», зарплата под 3 тыс. евро, но у него высокий пост и приличнаявыслуга. 11 лет он был офицером в армии, это, как и у нас, тоже засчитывается в стаж.
В то же время дефицита кадров нет, особенно в последнее время. Весь мир пока еще не оправился от кризиса, а тут уже и другой на подходе. Так что из-за довольно высокой безработицы кандидаты на работу в тюрьме имеются.
Сотрудникам тюрем на приобретение жилья, если у кого-то его нет, предоставляется кредит. Вообще, во Франции кредит на покупку жилья для любого гражданина довольно щадящий: от 2,7 до 3,5 % годовых – выше нельзя по закону. У пенитенциарных работников еще ниже. Ну, а кому повезет, как тому же Франсуа, могут предоставить жилье.
Рядом со Страсбургским изолятором стоит десяток весьма неплохих коттеджей. В одном из таких коттеджей живет и Франсуа со своими двумя сыновьями и дочерью. Выйдя из СИЗО, заходим к нему в гости, попить кофе. Коттедж, с моей точки зрения, весьма и весьма неплох: 2 этажа, огромная кухня, веранда, небольшой садик. И огромное количество книг! «Люблю книги», – признается Франсуа. Но этот коттедж останется за ним, только если он выйдет на пенсию с должности тюремного работника. Если же он вздумает поменять работу сейчас, то коттедж у него отберут и не посмотрят на троих детей.
***
За кофе и по дороге на вокзал мы с Франсуа обсуждаем, в чем же разница между нашими пенитенциарными системами. Он знает, что в уголовно-исполнительной системе России идет реформа, и считает это очень положительным моментом.
– Я много читал о российских тюрьмах, – говорит Франсуа, – да и по телевидению иногда показывают. Знаю, что сейчас условия у вас кардинально поменялись, уже нет той жуткой переполненности, что была лет 5 назад, кормить заключенных стали гораздо лучше, и туберкулез пошел на спад. Хотелось бы, конечно, приехать и посмотреть самому, недаром же говорят, «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».
– Ну, так приезжайте, – беру на себя смелость и приглашаю его в Москву.
– Дорого, – вздыхает Франсуа, – но может быть когда-нибудь…
… Объявляют посадку на мой TGV (высокоскоростной поезд). Мы прощаемся.
– Вам понравилось? – спрашивает он.
Ну, еще бы. Конечно, понравилось. Интересно, ведь, сравнить: как у них и как у нас. А, сравнив и увидев собственными глазами, понимаешь: а проблемы-то и у них, и у нас – общие.
Автор : Александр ПАРХОМЕНКО
Фото автора

Leave a Comment