Вокзал ориенте в лиссабоне

Вокзал Ориенте в Лиссабоне (Gare do Oriente) — крупный городской транспортный узел. Вокзал был построен к международной выставке Экспо ’98 по проекту испанского архитектора Сантьяго Калатравы с целью обеспечить новый район удобным транспортным сообщением и справиться с большим потоком посетителей.

◎ Вокзал Ориенте вмещает под одной крышей железнодорожную станцию с поездами ближнего и дальнего следования, одноименную станцию метро и большой автобусный терминал, а также небольшую торговую зону с магазинами и кафе. По задумке архитектора Калатравы, который в своей работе всегда вдохновляется природой, здание в целом должно напоминать скелет рыбы, а крыша над путями — лес. Архитектура и дизайн станции действительно впечатляет.

◎ Вокзал Ориенте в Лиссабоне считается одним из самых красивых вокзалов в мире и часто попадает на вершину в рейтингах различных ресурсов и изданий. В 2014 году был назван самым впечатляющим вокзалом в мире (Daily Mai).

◎ С вокзала Ориенте отправляются междугородние и международные поезда.

◎ Напротив вокзала расположен торговый центр Васко да Гама (Vasco da Gama) а сам вокзал Ориенте относится к району Парк Наций в которм проходила выставка Экспо ’98.

Вокзал Ориенте в Лиссабоне — как добраться

Станция метро Oriente линии Vermelha (красная) имеет выход прямо в здании вокзала. До вокзала также можно добраться наземным транспортом или на такси.

Этот испанский мастер обладает неиссякаемой творческой энергией, не перестает удивлять своей фантазией, невероятной активностью, поражающими воображение динамичными архитектурными образами. За 30 лет плодотворной работы ему удалось реализовать более 40 крупных масштабных проектов по всему свету. В наши дни это считается уникальным результатом. Творения Калатравы — мосты и вокзалы, небоскребы и театры, стадионы и музеи — можно увидеть во многих городах и странах. Изящные и странные архитектурные объемы, напоминающие фантастические цветы, животных, музыкальные инструменты, часто производят впечатление слишком иррациональных, неустойчивых. Но первое ощущение обманчиво: все они построены по законам математической логики и точных инженерных расчетов. Согласно знаменитой формуле великого античного теоретика архитектуры Витрувия творения Калатравы обладают тремя необходимыми базовыми качествами классического зодчества: «пользой, прочностью, красотой». Калатрава — поэт архитектуры, он сочетает в своих проектах эмоциональность и свободу художника со строгой дисциплиной и рациональностью практика-строителя. По его утверждению, «здание — это скульптура, в которую можно зайти». Калатрава больше полагается на художественное чутье, чем на холодный расчет. От природы чрезвычайно одаренный как живописец, скульптор и рисовальщик, он гармонично совмещает в своем архитектурном творчестве данное ему чувство цвета и формы, соединяет вместе, казалось бы, несоединимые двигающиеся, меняющиеся формы и объемы. Мастер не боится отойти от жестких правил и импровизирует, думая о цельности впечатления и красоте образа.
Калатрава — архитектор-аналитик, всецело доверяющий интуиции. Именно интуиция помогает ему в выборе единственного решения из десятка возможных. Блестящий инженер, он, пожалуй, единственный из современных архитекторов, не использующий компьютерные программы на стадии подготовки проекта. Подобно мастеру классической эпохи, он делает множество подготовительных рисунков, эскизов, набросков, прежде чем находит соответствующий его идее образ будущего сооружения. На этом первоначальном этапе Калатрава работает как скульптор, фантазирует, опираясь на свои знания анатомии человеческого тела, которое для него, как для многих мастеров классической эпохи, — образец гармонии, созданной природой. В публичных лекциях он часто вспоминает о своем увлечении Микеланджело и художниками эпохи Возрождения: «В молодости я много занимался старыми мастерами. Рассматривая их гениальные наброски человеческих фигур, я вдруг понял: архитектура каким-то таинственным образом связана с элементами человеческого тела. Я даже изготовил небольшую скульптуру из меди — схематическое изображение глаза. Острая надбровная дуга и „катышек“ глаза под ней выглядели как самый настоящий архитектурный проект. Я это тоже взял себе на заметку».
Все проекты и постройки Сантьяго Калатравы обладают рядом отличительных качеств, свойственных именно его творчеству. У него есть несколько излюбленных приемов, которые в каждом новом произведении варьируются. Калатрава, с одной стороны, — характерный представитель мирового сообщества современных архитекторов-новаторов, но в то же время он очень национален. В его работах чувствуется продолжение традиций изысканной и оригинальной испанской архитектурной школы конца XIX—XX вв.ека. Сам мастер относит себя к последователям культовых фигур испанской школы инженерного искусства и архитектуры — Антонио Гауди и Феликса Канделы. Калатраву также часто называют наследником традиций знаменитого итальянского инженера и архитектора ХХ века Паоло Нерви, прозванного «поэтом железобетона». Творчество знаменитого мастера начала прошлого столетия Гауди стало основой для романтических архитектурных фантазий Калатравы, а сооружения Нерви и Канделы научили его соединять смелые художественные идеи с математическим расчетом, искать новые материалы, необходимые для воплощения самых на первый взгляд нереальных замыслов. Нерви начал использовать армированный бетон для придания легкости большим объемам, Кандела был замечательным математиком, сумевшим в 1950-х годах создать ранее не применявшиеся в строительной практике выразительные изогнутые, криволинейные сложные геометрические конструкции. Из великих европейских мастеров ХХ века Калатрава выделял прежде всего Ле Корбюзье, который, как и он, был не только архитектором, но и художником. Из-за стремления выразить себя в каждом проекте творчески, как художник, Калатрава нередко рискует выйти за рамки возможностей архитектуры, однако именно благодаря готовности рисковать у него часто возникают принципиально новые решения, обогащающие образный язык его сооружений.
Таким образом, индивидуальный стиль испанского зодчего, в котором эмоциональные, напоминающие экспрессивную футуристическую скульптуру динамичные формы выстроены на основе строгих инженерных расчетов, легко узнаваем. Мастер считается одним из самых ярких современных представителей так называемого биотека, или неоорганической архитектуры. В биотеке многие выразительные элементы напоминают природные формы: структуру тела человека или животного, строение камней, гор, деревьев. Многие элементы теории и практики идут от бионики — прикладной науки, в которой для решения сложных технических задач используются законы природы. Известно, что еще в XVI веке Леонардо да Винчи, создавая модель летательного аппарата, наблюдал за полетом птиц и изучал строение их мышц. Задача соединения естественных природных форм, в которых преобладают динамичные криволинейные формы, и строго организованных, математически выверенных, утилитарно надежных деталей — одна из самых сложных в современной архитектуре. В этом стиле работают многие знаменитые мастера, но часто их смелые и перспективные проекты так и остаются на бумаге в силу дороговизны и сложности исполнения. Лишь немногим удалось реализовать полностью свои идеи, среди них самыми известными являются кроме Сантьяго Калатравы англичане Николас Гримшоу и Норман Фостер.
Сантьяго Калатрава Вальс родился 28 июля 1951 года в Валенсии. Первым его увлечением стала живопись, которой он начал заниматься с восьми лет в художественной школе. В 1969 году Сантьяго поступил на архитектурный факультет Политехнического университета Валенсии, который окончил в 1974 году. Его дипломная работа была посвящена застройке города. Вскоре юноша отправился в Цюрих, где до 1979 года учился в Федеральном технологическом институте; там он получил диплом гражданского инженера и защитил докторскую диссертацию. В швейцарской столице молодой человек открыл первую архитектурную студию. При этом Калатрава никогда не оставлял серьезных занятий живописью, скульптурой и рисунком, постоянно совершенствуя свое мастерство. С середины 1980-х он получает несколько заказов на проектирование железнодорожных станций и мостов. На этот период приходится и первый значительный успех молодого архитектора: Калатрава выиграл престижный конкурс на реконструкцию цюрихского железнодорожного вокзала Штадельхофен. Обновленный вокзал привлек внимание профессионального архитектурного сообщества. Малоизвестному автору проекта удалось создать очень органичное и элегантное по подбору материалов и высокому художественному качеству деталей сооружение, в котором плавные изогнутые очертания бетонных интерьеров выразительно контрастировали с темными прямолинейными металлическими конструкциями навесов платформ. Именно с тех пор железнодорожные вокзалы стали одной из любимых тем архитектора и его визитной карточкой. По его проектам вскоре было построено еще несколько железнодорожных станций. К сожалению, прекрасный, высокохудожественный проект станции в Шпандау (Берлин), занявший первое место на конкурсе, из-за разногласий с муниципалитетом не был реализован. Подобные ситуации нередко случались и случаются в практике Калатравы и других, не менее известных современных зодчих. Впоследствии изысканный мотив ажурных перекрытий для вокзала Шпандау, напоминающий кроны деревьев, архитектор использовал в других, осуществленных проектах.
В 1990-е годы к Калатраве приходит успех, он становится признанным архитектором международного уровня. Очень яркий и необычный проект реконструкции Рейхстага в Берлине, к сожалению, остался неосуществленным. Он занял на конкурсе 1993 года третье место, но, тем не менее, является одной из значимых работ мастера. Основный акцент проекта — высокий, прозрачный, раздвигающийся купол — выглядит невесомым, будто парит над тяжеловесными артитектурными формами Рейхстага, подчеркивая их мощь. Идея создания подобного купола была настолько хороша, что победившая в конкурсе команда Нормана Фостера изменила первоначальный, более жесткий и радикальный вариант и вставила в него эту романтическую деталь.
Калатрава, будучи чрезвычайно одаренным инженером, придумывает свои «ребристые» конструкции, исходя из особенностей их тектонических возможностей, поэтому в завершенном виде его работы выглядят такими гармоничными и привлекательными. Сугубо функциональные решения появляются у архитектора под воздействием реальных ассоциаций. Когда он работал над своим первым серьезным проектом — вокзалом в Цюрихе, основой для образного решения послужил подаренный ему знакомым студентом-ветеринаром скелет собаки. Система позвоночника как главной опоры, к которой прикрепляются ряды ребер, стала отправной точкой для создания многих архитектурных сооружений мастера: от зданий различного назначения до мостов. С 1989 по 1994 год продолжалось строительство одного из самых известных проектов Калатравы — железнодорожной станции аэропорта Сент-Экзюпери в Лионе (Франция). Здесь впервые зодчий создал несущую конструкцию, напоминающую птичий скелет: крыша главного вестибюля словно составлена из двух крыльев, их соединение приходится на центральную ось, напоминающую изогнутый хребет. Это очень простое, но новое и эффектное решение стало отличительной особенностью стиля Калатравы и получило развитие в других его постройках.
Естественно, родина архитектора, Испания, не могла не заказать несколько знаковых проектов своему знаменитому сыну. Перед открытием летних Олимпийских игр 1992 года в Барселоне и Всемирной выставки Экспо-92 в Севилье были сооружены телекоммуникационная башня Монжуик в Барселоне и мост Аламильо в Севилье. Монжуик стала одним из символов олимпийской Барселоны, а также важным этапом в карьере зодчего. Калатрава проявил себя не только как крупный архитектор и инженер, но и как скульптор. Башня на холме Монжуик, ослепительно белая, динамичная, балансирующая на грани устойчивости, выглядит прекрасным экзотическим цветком, украсившим город. Наклон основной вертикали придает ей дополнительный заряд движения. Как и величественный собор Гауди (Саграда Фамилия), ее можно увидеть из любой части Барселоны. В полуциркульной короне в верхней части башни находятся круглые залы для приемов и собраний, отсюда открывается замечательный вид на город. Сооружение и по сей день является одним из наиболее ярких, эмоциональных и поэтичных монументов современной городской архитектуры. В нем проявились лучшие качества Калатравы-художника, для которого образная сторона объекта значит не меньше, чем техническое совершенство.
По этому принципу для Экспо-92 в Севилье был возведен проект павильона Кувейта. Павильон напоминает шатер, созданный из деревянных ребер, которые благодаря встроенному в основание хитроумному механизму могут то смыкаться, то размыкаться, как двигающиеся пальцы рук. В зависимости от положения сводов павильон превращался в закрытую раковину, шатер бедуинов или аравийскую традиционную лодку.
Белоснежный мост Аламильо через реку Гвадалквивир в Севилье стал новой удачей Калатравы, прославившей имя архитектора. Это сооружение, завораживающее инженерной виртуозностью, тонкой прорисовкой ритмических линий-тросов и совершенными пропорциями, отдаленно напоминает исполинский и соразмерный в пропорциях музыкальный инструмент. За красоту линий и общую гармонию идеи его часто сравнивали с музыкой Моцарта.
Мост Аламильо состоит из единственной опоры, уравновешивающей переход длиной 200 метров с помощью 13 «струн». Он был сооружен для сообщения с островом Ла-Картуха, на котором располагались павильоны Экспо-92. Интересно, что изначально планировалось построить два симметричных моста с обеих сторон острова.
Мосты — любимая область в архитектуре для Калатравы. Все лучшие качества его таланта воплотились в этих прекрасных динамичных, будто заряженных энергией формах. Они похожи на диковинные цветы или другие природные формы. Мосты Калатравы часто производят впечатление монументальных музыкальных инструментов или абстрактных скульптур. Сам мастер считает, что зодчество — это высшая форма искусства, но подчеркивает, что для него архитектура, скульптура и живопись неразделимы: «У меня есть больше, чем система взглядов и понятий архитектора; у меня есть представления художника и скульптора… Я — инженер, архитектор, который стремится работать как скульптор. Так, часть дня я провожу, изучая среди прочего работы Константина Бранкузи, Ричарда Серры, Франка Стеллы, Пауля Клее…»
Уже раннее его произведение — мост Филиппа II (Бачде-Рода) длиной в 140 метров в Барселоне, законченный в 1987 году, стало своего рода символом высокого инженерного искусства автора. По проекту Калатравы возводятся также изысканные мосты в Мериде (Испания) и Бордо (Франция). В последующие годы было построено еще более десятка пешеходных и автомобильных мостов в Израиле, Ирландии, Испании, Италии, США.
В столице Ирландии Дублине находятся два моста Калатравы: в 2003 году появился маленький дугообразный пешеходный мост, названный в честь писателя Джеймса Джойса; другой мост, носящий имя драматурга Сэмюэля Беккета, был открыт в 2009 году. Он находится на реке Лиффи, рядом со старой гаванью. Для того чтобы сохранить возможность навигации по каналу, Калатрава придумал специальный поворотный механизм, позволяющий разворачивать пролет моста на 90 градусов.
Не потерялось творение испанского архитектора и среди бесчисленных мостов и каналов прекрасной и романтичной Венеции. Мост Конституции, открытый в 2008 году, — четвертый по счету на канале Гранде и первое абсолютно современное строение подобного типа в Cтаром городе. Его архитектура предельно лаконична и сдержанна. В отделке использовались традиционный для Венеции белый камень и закаленное зеленоватое стекло. Внутренняя ребристая сторона моста подсвечена красным светом, что создает необычайно красивый и тонкий цветовой аккорд в общей симфонии красок города.
Очень органично вписаны в плоский ландшафт три моста через канал Хофдварт в Голландии, построенных в 2004 году по заказу муниципалитета североголландского округа Харлеммермера. Они расположены на месте осушенного в XIX веке залива. «Лира», «Арфа» и «Лютня» — так назвали местные жители части этого гармоничного ансамбля. Все три проекта основаны на вариациях одного приема: струны, поддерживающие конструкцию тросов, закреплены на «мачте» поставленных под разными углами опор-пилонов. Мосты идеально подчеркивают плоскую равнинную среду, становясь художественными объектами, организующими пространство.
Первый пешеходный струнный подвесной мост «Арфа Давида» в Иерусалиме был построен по проекту Калатравы в 2006 году. Для того чтобы обеспечить жителям максимальное удобство в переходе на узкие, извилистые улицы города, он имеет несколько выходов, напоминая по форме английскую букву Y. Наклонная опорная мачта, установленная у сопряжения «рогов», и полотно моста уравновешивают друг друга с помощью 31 стальной струны, натянутой между мачтой и сегментами моста. Сооружение выполнено из стали и стекла, в ночное время оно подсвечивается меняющими цвет лучами прожекторов.
Строительство многих объектов Калатравы из-за большой сложности проектов и дороговизны используемых материалов затягивается на долгие годы. Однако, несмотря на ряд проблем с эксплуатацией, все архитектурные произведения мастера производят столь сильное эмоциональное и эстетическое впечатление, что становятся центром и художественным «знаком» места, привлекающим множество людей. Знания инженера помогают зодчему возводить причудливые, динамичные постройки, детали которых напоминают о природных формах: они похожи на птиц, цветы, деревья. В этом Калатрава похож на своего знаменитого предшественника Антонио Гауди. Говоря о своем отношении к процессу создания архитектурного образа, он подчеркивает главное: «Мой подход к определенным формальным аспектам может напоминать такие иконы архитектуры, как Гауди. Я проектирую себя, свои мечты, свои знания, свой личный исследовательский труд».
Одним из символов творчества Калатравы в начале 2000-х годов стал Олимпийский стадион в Афинах.
Пожалуй, самым грандиозным и амбициозным из осуществленных проектов Калатравы является архитектурный ансамбль «Город искусств и наук», расположенный в парке на берегу осушенного русла реки Турия в Валенсии. Благодаря тому что проект финансировался правительством провинции, он был реализован за предельно короткий срок (1991−2000) и считается самым завершенным и продуманным ансамблем в современной архитектуре. Создавая его, Калатрава наконец получил возможность быть свободным и творить как художник. «Город искусств и наук» — своеобразный подарок архитектора родной стране, ее природе, в которой он постоянно черпает вдохновение.
После громкого успеха в начале 1990-х в Европе Калатрава был приглашен в США и Канаду, где выполнил несколько значительных проектов. К сожалению, не все они были реализованы. В частности, необычайно стильный и изящный проект реконструкции собора Святого Иоанна Богослова в Нью-Йорке, созданный в 1991 году, так и остался красивым макетом. Возведение церкви, которая должна была стать самым большим англиканским собором в мире, началось в конце XIX века, но еще и в 1970-х годах продолжались попытки ее реконструировать и достроить. Калатрава предложил сделать крышу и шпиль прозрачными: тонкие остекленные металлические и бетонные конструкции очень бы украсили и облагородили тяжеловесный фасад. Кроме того, архитектор планировал устроить зимний сад и оранжереи на крыше, собственную систему климат-контроля, вращающиеся элементы перекрытия и другие интересные и новаторские инженерные системы.
Многие необычные идеи Калатраве удалось реализовать при работе над павильоном Квадраччи, части художественного музея в Милуоки (штат Висконсин, США) в 2001 году. Этот проект стал первой постройкой Калатравы в США. Музей искусств в Милуоки известен ценным собранием западноевропейской и американской живописи, скульптуры и прикладного искусства. Главное здание музея было построено по проекту известного архитектора Ээро Сааринена в 1957 году. Павильон Калатравы — это новая входная зона музея. Являясь высокотехнологичной современной структурой, он прекрасно вписывается в природу, напоминая исполинскую птицу. Отличительная особенность здания — «крылья», размахом в 66 метров, которые складываются в неблагоприятную погоду и раскрываются в солнечные дни, тем самым регулируя температуру в помещении. Крылья «Солнечный бриз» («brise-soleil» — «солнцерезы» — архитектурный термин, появившийся для определения изобретенных Ле Корбюзье солнцезащитных навесных конструкций на остекленных фасадах) стали символом штата Висконсин. Зрелище этих двигающихся конструкций завораживает, рождая ассоциации с фантастическими фильмами. За павильон Квадраччи Калатрава был удостоен множества престижных архитектурных и инженерных премий.
Павильон назван в честь меценатов Бетти и Гарри Квадраччи, пожертвовавших музею $ 10 млн. Каждое крыло павильона состоит из 136 ребер длиной от 8 до 32 метров. Общий вес конструкции составляет 115 тонн.
Почти все выдающиеся постройки Калатравы конца XX — первого десятилетия XXI века вызывают споры: ими восхищаются, их ругают, их отрицают, но они попрежнему остаются достопримечательностями, центрами нового городского пространства, местами притяжения туристов и любителей архитектуры. Калатрава отлично умеет использовать возможности новых технологий: этот художник-мечтатель всегда точно знает, что из достижений техники поможет ему в реализации новых проектов. Поэтому заказы на его проекты не прекращаются.
Построенный в 1998 году вокзал Ориенте в Лиссабоне до сих пор является образцом для более поздних разработок и вариаций. Его архитектурное решение восхищает, будит фантазию, привлекает множеством интересных творческих находок. Недавно построенные вокзал в Льеже и вокзал в Монсе (Бельгия) поражают и удивляют современников новыми приемами и необычными фантазиями автора. Калатрава находится в постоянном поиске новых решений, которые будут осуществлены в будущем. В Рио-де-Жанейро он уже строит Музей зав трашнего дня, его открытие планируется к началу Олимпиады 2016 года. На очереди еще несколько проектов. Будущее для Калатравы связано с возможностью работать, что для него равносильно слову «творить». Как сказал сам мастер: «Есть такое греческое слово „тектон“, что означает „рабочий“. И есть слово „текнэ“ — искусство. То есть искусство у греков приравнено к работе, ремеслу. И это очень глубокая параллель. Греки считали, что если человек (любой!) хорошо выполняет свою работу, то получается искусство. Кроме того, все эти слова — однокоренные слову „техника“. А значит, техника (инженерия) глубоко родственна и работе, и искусству. „Тектонис“ может делать „текнэ“. То есть, Бог внутри человека, внутри нас, и эта мысль порой заставляет меня плакать».

>Железнодорожный вокзал в Льеже

Проекты, так или иначе связанные с движением, Сантьяго Калатраве всегда удавались. Не стал исключением и результат первого для Бельгии опыта строительства железнодорожного вокзала через международный архитектурный конкурс.

МЕСТО

Вообще говоря, станция Льеж-Гийемен была построена еще в 1842 году — и почти сразу же стала международной, связав Льеж с немецкими Ахеном и Кельном. С тех пор вокзал модернизировали трижды: в 1882-м, в 1905-м по случаю Всемирной выставки в Льеже и в 1958-м, когда вместо здания в стиле ар деко воздвигли нечто универсально-утилитарное, без признаков стиля и национальности.

В конце 1990-х, когда стало понятно, что предстоит неизбежное приспособление вокзала под новые стандарты высокоскоростных железнодорожных линий, было принято решение превратить Льеж-Гийемен не просто в многофункциональный транспортный узел, но в архитектурную доминанту города. Проект Калатравы, победивший в конкурсе 1996 года, реализовали только в 2009-м — но 13 лет ожидания того стоили.

АРХИТЕКТУРА

Как всегда, знаменитый испанец использовал базовые средства материального языка — металл, стекло и бетон. И как всегда, высказался с их помощью скорее скульптурно, нежели архитектурно. Динамичная пластика гигантского навеса — сразу над девятью путями и с двумя «козырьками» по бокам — столь же текуча, сколь совершенно выверена и точна. С одной стороны, как истинный скульптор, с бетоном Калатрава работает непосредственно на площадке, отливая из него сложнейшие формы опор и колонн. А с другой стороны, будучи инженером, для основного «скульптурного» элемента — арки 160×32 м, возвышающейся над землей на 475 м и совмещающей в себе и крышу, и фасад, — создает идеально просчитанный металлический каркас, заполненный многослойным стеклом Stratobel от AGC Glass. Оно защищает от шума и воздействия ультрафиолета и настолько ударопрочное, что, в зависимости от структуры стеклопакета, может противостоять ударам, пулям и взрывам. И даже если такое стекло вдруг разобьется, то все осколки останутся на пленке, соединяющей стеклянные слои. Тем самым риск ранений и порезов сведен на нет.

А самое удивительное в этом стеклянном навесе с точки зрения архитектуры — тот факт, что человеку, находящемуся внутри, кажется, что он под сводами католического собора: так много здесь воздуха, света и ощущения свободы. Итак гармоничны пропорции, оказывающиеся сродни викторианской архитектуре.

ПЛАНИРОВКА

Благолепная пропорциональность классики — не единственное, что унаследовал новый вокзал от своего «прародителя». Перекрыв весь участок строительства единой конструкцией, внутри Калатрава восстановил деление на платформы в том виде, в котором оно было в XIXвеке, впрочем, связав все зоны между собой пешеходными эскалаторами, мостами и галереями. В том числе оказались связанными городские районы, до этого долгие годы разделенные рельсами.

Серьезной реконструкции подверглись и сами пути, в том числе были построены две новые линии специально для высокоскоростных поездов типа Thalys (до 300 км/ч), Intercity и Inter Regio (до 200 км/ч). Дорога до Брюсселя теперь занимает 39 минут, до Кельна — час, до Парижа и Франкфурта — два, до Лондона — три.

Вообще новый вокзал — прекрасный образец современного ТПУ: рядом с Льежем проходят еще и скоростные автомобильные трассы, и для тех, кто решит сменить автобан на железную дорогу, предназначена стоянка на 800 мест.

А еще здесь налицо удивительный эффект современной архитектуры, когда сооружение — пусть и грандиозное и ультрафункциональное само по себе, но, на первый взгляд, не коррелирующее с окружающей средневековой застройкой, — дает толчок для развития прилагающих кварталов и улиц, устанавливает между ними новые связи и задает новую логику перемещения пешеходов (не только пассажиров!). А значит — в целом улучшает качество городской среды.

Вокзал Ориенте в Лиссабоне

Вокзал Ориенте — новый транспортный узел Лиссабона, построенный в 1998 году, чтобы разгрузить другие вокзалы португальской столицы, а так же соединить новые районы города с историческими.

Основой для будущего вокзала выбрали старую железнодорожную станцию на востоке города. Поводом для запуска строительства стала приближающаяся ЭКСПО’98, которая обещала стать транспортным коллапсом от наплыва планирующих посетить выставку гостей.

Автором проекта выступил известный Сантьяго Калатрава. Идеи для своего творчества архитектор черпает у природы. Ему хотелось, чтобы объединенные под одной крышей железнодорожный вокзал, станция метро, автовокзал, автомобильный паркинг, торговая зона и кафе выглядели гармоничным единым целым. Комплекс получился очень эффектным, особенно в вечерней подсветке. Общий абрис напоминает скелет огромного кита, а замысловатая крыша похожа на необычный лес.

Вокзал расположен на четырех уровнях. Железнодорожные пути находятся на самом верхнем, четвертом уровне, непосредственно под стеклянной крышей.

Крышу поддерживают колонны, напоминающие стволы мощных фантастических деревьев. Сама по себе крыша имеет весьма впечатляющие размеры — 238 на 78 метров. Все пространство вокзала очень светлое и открытое, здесь легко и удобно перемещаться, даже при большом потоке пассажиров. Нижние уровни комплекса включают в себя кассовые залы, торговые павильоны, вход в метро.

Вокзал нередко попадает в рейтинги самых красивых и впечатляющих железнодорожных станций мира.

© Husond

Купить билет со станции Ориенте в Лиссабоне

Для тех, кто предпочитает подстраховаться и купить билеты заранее, такую услугу предоставляют официальный сайт португальских железных дорог, а так же сервис Rail Europe. Последний ресурс особенно ценен тем, что у него есть русскоязычная версия сайта и покупка билета будет совершенно элементарной.

Билеты на поезд легко купить прямо перед посадкой на вокзале, особенно если планируете просто небольшую поездку из Лиссабона в ближайшие города Португалии, например, Порту.

На вокзале предусмотрены, как классические кассы, так и билетные терминалы, где вы можете оформить и оплатить билет самостоятельно. Многие путешественники предпочитают покупку именно в автоматах: у них удобный интерфейс с выбором языка, хорошая скорость работы, разнообразие форм оплаты (вы можете заплатить банкнотами или монетами, а так же банковской картой).

Alfa Pendular, Intercidades и Regional — основные компании-перевозчики, осуществляющие поездки от вокзала Ориенте. На вокзале есть офисы всех трех компаний: здесь вы можете уточнить любые интересующие вас вопросы.

Офисы открыты в следующие часы:

  • в будние дни с 6 утра до 21.55.
  • в выходные — с 6.15 до 21.55.

Кассы пригородных направлений работают ежедневно с 6.45 до 21.55. Кассы, обслуживающие международные рейсы, открыты ежедневно с 6.15 до 21.35. Для предварительной покупки билетов предусмотрены отдельные кассы, которые доступны с 6.15 до 20.30 ежедневно.

В билетных кассах так же принимают к оплате не только наличные, но и карты.

Видеопрогулка по ж/д станции Ориенте в Лиссабоне

Основные направления

Вокзал Ориенте обслуживает междугородные, международные и пригородные рейсы. Железнодорожный транспорт в Португалии высокого уровня: чистые вагоны, мягкие сиденья и приличная публика во время поездки вам обеспечены.

В стране принято следующее разделение поездов:

  • региональные (существуют только 2-го класса);
  • междугородные (Интерсити) — здесь разная классность вагонов;
  • международные (Alfa Pendular, аналог поездов типа Евростар).

Разница в цене на билеты может быть весьма существенной, хотя опытные путешественники замечают, что это не означает существенной разницы в скорости прибытия в точку назначения.

  • Лиссабон — Порту

Маршрут Лиссабон-Порту — один из самых популярных.

По масштабам Порту меньше столицы, однако по красоте и исторической ценности нисколько не уступает Лиссабону. Город находится недалеко от Атлантики и богат интереснейшими достопримечательностями.

Рейсы от Ориенте в Порту отправляются в течение всего дня. Дорога занимает около 3 часов.

  • Лиссабон — Мадрид

Испанская столица в центре Пиренеев манит путешественников элегантными бульварами, ухоженными парками, музеями и галереями высокого искусства.

Сюда от Ориенте отправляются два рейса в день, оба ночью. И это удобно — дорога занимает 10–12 часов, утром пассажиры оказываются уже в Мадриде.

© Oleg N.

  • Лиссабон — Сан-Себастьян

Испанский Сан-Себастьян (местные называет его коротко Сансе) считают маленьким Парижем на юге и одним из красивейших мест Испании — архитектура города вдохновлена именно парижскими улицами.

Поезд из Ориенте отправляется каждый вечер. Дорога до Сан-Себастьяна занимает около 13 часов.

  • Лиссабон — Барселона

Ради того, чтобы вживую увидеть творчество великого Гауди, можно отправиться на несколько дней из Лиссабона в Барселону. Прямого сообщения между этими городами пока не предусмотрено. Сначала вам нужно будет доехать поездом напрямую до Мадрида и только оттуда сесть на рейс до Барселоны. Не считая времени на пересадку, такой путь займет от 13–15 часов.

  • Лиссабон — Андай

Сообщение между Португалией и Францией удобно налажено через небольшой французский курорт Андай (Hendaye), куда ходят прямые рейсы от вокзала Ориенте. Отсюда буквально через 5 часов можно оказаться в Париже.

Расстояние между Лиссабоном и Андаем поезд проходит за 13 часов.

Среди внутренних рейсов по Португалии самыми популярными можно назвать поезда на Синтру и Фару.

Синтра — небольшой город неподалеку от Лиссабона, куда легко можно съездить одним днем. Город соединяет в себе прекрасные исторические достопримечательности и живописный ландшафт.

Поезда до Синтры отправляются несколько раз в течение каждого часа. Время в пути около 50 минут.

Фару — отличная точка для старта, если вам интересно посмотреть южные регионы Португалии. Здесь сохранились аутентичная архитектура, традиционная керамическая плитка азулежу и даже ретромобили. Отдельным украшением города служит порт с десятками рыбных ресторанчиков в округе.

Поезда от Ориенте до Фару отправляются 5 раз в день, дорога займет около 3–3,5 часов.

Как добраться до станции Ориенте в Лиссабоне

Вокзал Ориенте расположен около одноименной станции метро и автобусного терминала, поэтому добраться сюда не составит никакой сложности.

Станция метро Oriente относится к «красной» линии метро, выход из метро расположен прямо внутри вокзала.

До Ориенте можно добраться на автобусе (остановка на Google Maps) или такси. На территории Лиссабона действует мобильное приложение по заказ такси Uber.

Добираясь на автомобиле, вы также не пропустите вокзал. Перед вами будет транспортный комплекс, который выглядит даже несколько футуристическим. В нем предусмотрена круглосуточная автомобильная парковка.

Транспорт от аэропорта Лиссабона

Международный аэропорт Портела расложен в 2,5 км от ж/д станции Ориенте. Автобусы из аэропорта (Aeroshuttle) Лиссабона останавливаются около вокзала. Второй вариант добраться в аэропорт — на метро до станции Aeroporto, которая расположена на той же «красной» ветке в двух станциях от Oriente.

Как добраться от станции Ориенте до других транспортных узлов.

Наиболее удобный способ спустится в метро:

  • от Ориенте можно добраться до станции метро Cais do Sodré, где расположена одноименная ж/д станция (отсюда уходят электропоезда на Кашкайш и Эшторил, около метро можно сесть на трамвай до Белема или паром до статуи Христа);
  • сев в метро около вокзала Ориенте, легко доехать до станции метро Rossio (здесь находится железнодорожная станция Rossio);
  • около метро Jardim Zoológico находится автостанция Sete Rios, откуда можно сесть на междугородные автобусы;
  • около метро Santa Apolónia находится одноименный железнодорожный вокзал Santa Apolónia.

Если у вас появилось свободное время в ожидании своего поезда, можно оставить вещи в камере хранения вокзала и отправиться гулять по округе. Неподалеку от вокзала Ориенте вы найдете выставочный зал ЭКСПО, бизнес-центр Васко да Гамы, океанариум, симпатичную набережную, кафе и рестораны.

Платформы на железнодорожной станции Ориенте — панорама Google Maps

Трансфер

Если вам нужно гарантировано и спокойно попасть от вокзала Ориенте до нужного адреса, а это требует пересадок, знания города, стыковки расписаний и многого другого — оптимальным решением будет предварительный заказ трансфера. Найти и забронировать машину можно на сайте kiwitaxi.ru.

Поиск трансферов из Железнодорожная станция Ориенте

Показать трансферы в Железнодорожная станция Ориенте

Откуда Куда Стоимость
Железнодорожная станция Ориенте Аэропорт Лиссабона от 1538 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Лиссабон от 1611 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Алькантара Лиссабон от 1830 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Кашкайш от 2563 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Эшторил от 2563 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Шарнека-де-Капарика от 2782 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Каркавелуш от 2855 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Синтра от 3221 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Алкошети от 3221 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Алмада от 3221 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Прайя-даc-Макас от 4173 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Колареш от 4613 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Эрисейра от 6004 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Сетубал от 6004 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Лоуринья от 9152 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Калдаш-да-Раинья от 11422 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Монтемор-у-Нову от 12813 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Понти-ди-Сор от 14643 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Сантиагу-ду-Касен от 15595 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Масейра от 16181 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Албуфейра от 21891 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Faro от 22916 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Портиман от 22916 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Аэропорт Порту «Франциско Карнейро» от 23356 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Эштой от 23722 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Порту жд вокзал от 23722 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Каштелу-Бранку от 23795 p. показать
Железнодорожная станция Ориенте Алмансил от 25186 p. показать

Ещё 13 предложений

Откуда Куда Стоимость
Аэропорт Лиссабона Железнодорожная станция Ориенте от 1538 p. показать
Лиссабон Железнодорожная станция Ориенте от 1611 p. показать
Алькантара Лиссабон Железнодорожная станция Ориенте от 1830 p. показать
Эшторил Железнодорожная станция Ориенте от 2563 p. показать
Кашкайш Железнодорожная станция Ориенте от 2563 p. показать
Шарнека-де-Капарика Железнодорожная станция Ориенте от 2782 p. показать
Каркавелуш Железнодорожная станция Ориенте от 2855 p. показать
Алкошети Железнодорожная станция Ориенте от 3221 p. показать
Алмада Железнодорожная станция Ориенте от 3221 p. показать
Синтра Железнодорожная станция Ориенте от 3221 p. показать
Прайя-даc-Макас Железнодорожная станция Ориенте от 4173 p. показать
Колареш Железнодорожная станция Ориенте от 4613 p. показать
Сетубал Железнодорожная станция Ориенте от 6004 p. показать
Эрисейра Железнодорожная станция Ориенте от 6004 p. показать
Лоуринья Железнодорожная станция Ориенте от 9152 p. показать
Калдаш-да-Раинья Железнодорожная станция Ориенте от 11422 p. показать
Монтемор-у-Нову Железнодорожная станция Ориенте от 12813 p. показать
Понти-ди-Сор Железнодорожная станция Ориенте от 14643 p. показать
Сантиагу-ду-Касен Железнодорожная станция Ориенте от 15595 p. показать
Масейра Железнодорожная станция Ориенте от 16181 p. показать
Албуфейра Железнодорожная станция Ориенте от 21891 p. показать
Faro Железнодорожная станция Ориенте от 22916 p. показать
Портиман Железнодорожная станция Ориенте от 22916 p. показать
Аэропорт Порту «Франциско Карнейро» Железнодорожная станция Ориенте от 23356 p. показать
Эштой Железнодорожная станция Ориенте от 23722 p. показать
Порту жд вокзал Железнодорожная станция Ориенте от 23722 p. показать
Каштелу-Бранку Железнодорожная станция Ориенте от 23795 p. показать
Алмансил Железнодорожная станция Ориенте от 25186 p. показать

Ещё 13 предложений

Восточный вокзал в Лиссабоне или вокзал Ориенте Калатравы

Восточный вокзал в Лиссабоне, или вокзал Ориенте, — одно из самых важных и знаковых сооружений Калатравы. В сущности, это не просто вокзал, а целый гигантский комплекс, где с железнодорожной станцией соединяются линии метро, терминалы аэропорта, автовокзал. Калатраве надо было спроектировать современный мультимодульный транспортный центр со специальными платформами для скоростных поездов, магазинами, ресторанами, парковкой.

В результате вокзал Ориенте стал крупнейшим транспортным узлом пропускающим в год до 75 000 000 пассажиров. Он быт построен к открытию Экспо-98 и является центром, организующим пространство целого городского района, выросшего вокруг павильонов выставки. Престижная международная выставка способствовала радикальному обновлению португальской столицы. Строительство новых современных дорог и транспортных развязок, реконструкция кварталов и возведение многофункциональных культурных комплексов началось в начале 1990-х. Вокзал Ориенте соединяет Лиссабон с остальной, более развитой технически Европой не только физически, но и посредством радикального и предельно выразительного архитектурного образа, новых технологий. Расположенный в Парке наций, где находились выставочные пространства Экспо, он, по замыслу Калатравы, должен был стать символом достижений новых технологий в архитектурной оболочке, напоминающей природные формы.

Железнодорожные платформы расположены на верхнем уровне, попасть на них можно по пандусам или на лифтах. На нижних уровнях находятся кассы, а также торговый центр

Уже при первом взгляде на вокзал безошибочно угадывается индивидуальный стиль Калатравы — в ребристо-шатерных формах и кружевных переплетах кровель. Внутри вокзал максимально освещен благодаря отказу )т тяжелых бетонных несущих конструкций, поддерживающих крышу. Внешне здание напоминает скелет рыбы. Гладкие бетонные белые стены, большие застекленные поверхности между легкими опорами открывают залитое светом, свободное и хорошо продуманное разноуровневое пространство.

По контрасту невероятно разнообразные ритмы опор и крыши, окон и перекрытий кажутся лишком динамичными, почти избыточными, но их беспокойный ритм уравновешивается сдержанными цветовыми сочетаниями основных материалов — бетона, тали и стекла. Очень трудно определить, какой подход в разработке проекта — технический или органический — является у архитектора доминирующим. Скорее всего, на разных этапах работы они чередуются.

Как обычно, Калатрава начал процесс подготовки проекта с рисунков, акварельных эскизов, набросков с натуры, которые впоследствии дали ему материал для анализа форм и поиска модулей для архитектурного решения.

Главный вход

На вопрос, почему его здания всегда белого цвета, Калатрава отвечал:»Я очень ему симпатизирую, хотя и строил здания, используя и другие цвета… Но белый цвет — как свет солнца»

Уже в первых набросках появились очертания молодых, недавно посаженных деревьев с расходящимися в разные стороны ветками. Ровный ряд деревьев с тонкими стволами и ажурной кроной постепенно трансформировался в рисунках в геометризованную форму тонких вертикалей с завершающими треугольниками. На следующем этапе поисков равнобедренные треугольники с несколько изогнутым внутрь завершением превратились в ритмично повторяющиеся ромбы. Эти асимметричные динамичные структуры близки природным прототипам, но они уже выглядят как архитектурные структуры, не копирующие, а перерабатывающие природу. Калатраву-зодчего отличает подобный способ решения задач: он начинает с создания общего художественного образа будущего сооружения, продумывает некий набор знаковых объектов, чтобы потом они стали основой его архитектуры. Можно сказать, на первом этапе он мыслит как скульптор, как Микеланджело, которому принадлежит знаменитая фраза о том, как он создает свои произведения в мраморе: «Беру камень и отсекаю все лишнее». Сам Калатрава так говорит о своем методе: «Простое наблюдение вело мою работу. Метаморфозы форм оптимально решены в животных и растениях с их способностью расти и двигаться. Движение было источником вдохновения и для меня… “Складываемость” и мобильность — вот аспекты, которые интересуют меня все больше с каждым днем. Я посвятил себя изучению живых форм».

Кажется, что Калатраву просто невозможно превзойти в создании новых визуальных динамичных форм, которые он использует в своих постройках. Они появляются на основе десятков и сотен вариаций основного биоморфного образа, будь то дерево, скелет животного, крыло птицы или человеческое тело. В этой динамичности есть основа для выражения гармонии и порядка, а не хаоса и разрушения. Вот почему 60 тонких, напоминающих лес, 25-метровых металлических конструкций с крышей в виде застекленных крон-ромбов, которые архитектор использовал в качестве опор для навесов над железнодорожными платформами вокзала Ориенте, превращают перроны в прекрасные фантастические сады.

Именно проекты железнодорожных станций стали первыми серьезными профессиональным заказами, сделанными начинающему архитектору в 1983 году. Уже тогда в основе его замыслов лежали интерпретации био— и антропоморфных мотивов. Например, проект железнодорожного вокзала в Люцерне создан на основе рисунков лежащей изогнувшейся в сложном движении женской фигуры. Опоры в виде стилизованных деревьев в более упрощенном варианте уже появились в неосуществленном проекте железнодорожной станции в Шпандау (Берлин) в 1991 году.

Профессиональное умение рисовать всегда помогало Калатраве создавать сооружения, обладающие высокими художественными достоинствами истинных произведений искусства. В одном из интервью архитектор сказал: «В детстве я собирался стать художником, но во время подготовки к вступительным экзаменам в художетвенную школу наткнулся на маленькую книжку с прекрасными фотографиями сооружений Ле Корбюзье. Она и определила мое будущее. В 1970-х годах нельзя было и заикнуться о том, что архитектура — это искусство. Тебя тут же провозгласили бы petit bourgeois (мелким буржуа). В курсе истории искусства мы изучали величайшие архитектурные сооружения, но нам упорно продолжали указывать, что архитектор сегодня не более чем ремесленник. Меня всегда смущало это противоречие…»

В 1989 году Калатрава вновь получил важный заказ на проект железнодорожного вокзала, на этот раз во Франции. Здание вокзала для скоростных поездов в лионском эропорту Сент-Экзюпери стало образцом узнаваемого индивидуального стиля мастера. Здесь он впервые использовал в поисках конструктивного архитектурного решения строение птичьего скелета. Этот прием стал инновационным, а архитектор — признанным мастером международного уровня. Крыша главного зала состоит из двух «крыльев», смыкающихся на центральной оси — «хребте». Силуэт крыши напоминает взлетающую птицу, что символично, учитывая, что в нескольких сотнях метров от вокзала находится аэропорт. «Крылья», вес которых достигает 1300 тонн, закрывают основное здание вокзала, имеющее размеры 120 х 100 метров. Помимо «птичьих аналогий» архитектор использовал и опоры в виде стилизованных «силуэтов» людей с широко расставленными ногами и руками. Они поддерживают навес над подходящими к вокзалу железнодорожными путями. И силуэты птиц, и человеческие фигуры были первыми набросками в блокноте Калатравы, прямо связанными с обликом вокзала.

С конца 1980-х Калатрава регулярно получает престижные испанские и международные архитектурные премии. В 1989 году он открывает свою студию в Париже, а еще через два года появляется его мастерская в родной Валенсии. Из плеяды архитекторов его поколения Калатрава имеет сравнительно большое число реализованных масштабных проектов, которые становятся знаковыми постройками городов. Вокзал в Лиссабоне — это высший уровень мастерства зодчего в области создания подобных проектов. В 1990-х годах он получает заказы на создание аэропорта Барахас в Мадриде (Испания!, вокзала в Сарагосе (Испания), вокзала в Лёвене (Бельгия), Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке (США), железнодорожной станции в Афинах (Греция), станции в Реджо-Эмилия (Италия), вокзала Льеж-Гийемен (Бельгия). К сожалению, многие проекты по разным причинам, в основном финансового характера, остались макетами, находящимися в мастерской Калатравы.

Leave a Comment