Воспитательный дом в Москве

Императорский Воспитательный дом

31 августа 2017 года состоялся пресс-тур по комплексу зданий на Москворецкой набережной (Москва, Китайгородский проезд, д. 9/5). В разное время в здании размещались приют, больница, гостиница, Николаевский институт для офицерских сирот, Институт педиатрии, Военная академия, Академия РВСН. Территория была закрытой в течение 80 лет.

Комплекс зданий на Москворецкой набережной выставлен на аукцион. Он включает 33 строения, девять из которых являются объектами культурного наследия, еще пять представляют ценные градоформирующие объекты. Среди них – Воспитательный дом, построенный по проекту Карла Бланка во второй половине XVIII века.
После продажи его территория (11 га) станет открытой для посетителей. Инвестор должен сохранить исторический облик всех объектов. Торги пройдут на электронной площадке Сбербанк-АСТ. Начальная цена лота – 8,6 млрд. рублей.
Историк-москвовед Филипп Смирнов познакомил журналистов с любопытными фактами истории Воспитательного дома, учреждённого Екатериной II 1 сентября 1763 года.
Воспитательные дома — инициатива, появившаяся в России в годы правления Екатерины Великой. Такие дома были построены в Москве и Санкт-Петербурге и предназначались для проживания детей-сирот, подкидышей и прочих «неблагополучных» младенцев. Изначально предполагалось, что эти дома станут спасением для таких малышей: здесь их выкормят, обеспечат им содержание, а также обучат грамоте.


В Воспитательный дом детей приносили анонимно, малышей охотно принимали без документов. Московский Воспитательный дом начал свою работу в 1764 году.
Императорский воспитательный дом в Москве — памятник архитектуры XVIII—XX веков. Крупнейшее здание Москвы дореволюционного периода (длина фасада по набережной 379 м).
Из трёх корпусов-каре в XVIII веке были выстроены только два (арх. Карл Бланк); в XIX веке расширением Воспитательного дома заведовали архитекторы Джованни и Доменико Жилярди, А. Г. Григорьев, М. Д. Быковский. Восточный корпус завершен в XX веке (арх. И. И. Ловейко).
Воспитательный дом учреждён на основании «Генерального плана», составленного И. И. Бецким и утверждённым Екатериной II 1 сентября 1763. Под строительство был отдан так называемый Васильевский луг — обширный участок между Солянкой и рекой Москвой, ограниченный с запада Китайгородской стеной, а с востока стеной Белого города, упразднённого в 1760 году. На нём располагались Гранатный двор, Устьинские бани и мелкие постройки.
Для строительства была организована открытая подписка; императрица передала в фонд 100 тысяч рублей единовременно и подписалась на ежегодные отчисления в 50 тысяч.
Крупнейший частный жертвователь, П. А. Демидов, передал на учреждение Родильного института при Воспитательном доме 200 тысяч рублей. Бецкой лично внёс 162 995 рублей.
По проекту, составленному Карлом Бланком при участии Ю. М. Фельтена, вдоль берега реки Москвы должны были быть выстроены три замкнутых корпуса-каре с обширными внутренними дворами: западный для мальчиков, восточный для девочек, и соединяющий их центральный (корделож, фр. corps de logis). Торжественная закладка состоялась 21 апреля 1764.


Западное каре было завершено в 1767, главный корпус — в 1771-1781. В 1795-1797 был замощён проезд по Москворецкой набережной, в 1801-1806 устроена её пологая гранитная облицовка. Помимо основного здания, Воспитательный дом прирастал административными зданиями по Солянке. Пост главного архитектора в конце XVIII века перешёл к династии Жилярди — вначале к Джованни (Ивану Дементьевичу) Жилярди, а с 1817 — к его более известному сыну, Доменико (Дементию Ивановичу), который совместно с А. Г. Григорьевым выстроил украшение Солянки — здание Опекунского совета. В комплекс Воспитательного дома также входит бывшее Николаевское сиротское училище и въездные ворота с Солянки со скульптурами И. П. Витали.
При пожаре 1812 года Воспитательный дом оказался практически в центре огня — к западу и северу полностью выгорел Китай-город, к востоку — Яузская часть города. Сам же главный корпус отстояли от пожара служители, оставшиеся в оккупированной Москве под руководством И. А. Тутолмина (1752-1815) для ухода за сиротами (их оставалось около 600 человек, общая численность находящихся в доме людей с учётом персонала составляла 1 125 человек ) и оставленными в здании ранеными. По французским источникам, И.А. Тутолмину также помогали 13 французских жандармов; уходя из города, Наполеон передал на попечение И.А. Тутолмина французских раненых и больных в количестве около 3 000 человек, из которых около 2 000 умерли.
В октябре 1826 года Николай I передал Московскому Воспитательному Дому каменные корпуса, оставшиеся после пожара 1812 года от бывшего Слободского дворца на Яузе. Здания эти к 1830 году были перестроены известным московским архитектором Д. И. Жилярди, с прикупкой части смежной земли у соседних владельцев, для Ремесленного учебного заведения Императорского Московского Воспитательного Дома — в будущем Императорского Московского технического училища.
После революции 1917 года приют был ликвидирован, а здания Воспитательного дома заняты профсоюзными учреждениями. В 1920-е гг. были перепланированы помещения главного здания. Тогда же по проекту архитектора И. А. Иванова-Шица вокруг владения была возведена новая ограда.


В начале 1950-х годов над зданием Воспитательного дома нависла угроза уничтожения, на этом месте планировал построить ещё одно высотное здание. Предположительно, архитектор И. И. Ловейко добился того, чтобы вместо новой высотки был построен второй корпус каре по первоначальному проекту. В 1960-х годах И.И. Ловейко завершил этот проект. Возведенный второй «квадрат» в целом повторяет основные формы оригинала.
31 мая 2017 года Архитектурный совет Москвы рассмотрел предварительную концепцию развития территории на Москворецкой набережной, инвестор на которую в дальнейшем определится на торгах. Согласно концепции, исторические здания комплекса будут сохранены и приспособлены под гостиничную функцию, а сама территория станет проницаемой и многофункциональной.

Сергей Козлов

Подробности Категория: Новости Опубликовано 31.08.2017 20:07 Просмотров: 611

Воспитательный дом в Москве

У этого термина существуют и другие значения, см. Воспитательный дом (значения).

Достопримечательность

Императорский Воспитательный дом


Главный корпус, фото 2018

55°44′59″ с. ш. 37°38′12″ в. д.HGЯOL

Страна

Россия Россия

Город

Москва, Москворецкая набережная

Архитектурный стиль

неоклассицизм

Автор проекта

Карл Бланк

Строительство

1764 — 1960-е

Статус

Объект культурного наследия № 7710446000№ 7710446000

Воспитательный дом в Москве на Викискладе

Импера́торский Воспита́тельный дом в Москве — памятник архитектуры XVIII—XX веков. Заложен в 1764 по инициативе просветителя И. И. Бецкого как благотворительное закрытое учебно-воспитательное учреждение для сирот, подкидышей и беспризорников. Крупнейшее здание Москвы дореволюционного периода (длина фасада по набережной 379 м). Из трёх корпусов-каре в XVIII веке были выстроены только два (арх. Карл Бланк); восточный корпус завершен в XX веке (арх. И. И. Ловейко). В XIX веке расширением Воспитательного дома заведовали архитекторы И. Д. Жилярди и Доменико Жилярди, А. Г. Григорьев, М. Д. Быковский. До 2013 года в зданиях Воспитательного дома базировались Военная академия РВСН и Российская академия медицинских наук.

История строительства

Воспитательный дом. Рис. Федора Алексеева, 1800-е гг.

Воспитательный дом учреждён на основании «Генерального плана», составленного И. И. Бецким и утверждённым Екатериной II 1 сентября 1763. Под строительство был отдан т. н. Васильевский луг — обширный участок между Солянкой и рекой Москвой, ограниченный с запада Китайгородской стеной, а с востока стеной Белого города, упразднённого в 1760. На нём располагались Гранатный двор, Устьинские бани и мелкие постройки.

Для строительства была организована открытая подписка; императрица передала в фонд 100 тысяч рублей единовременно и подписалась на ежегодные отчисления в 50 тысяч. Крупнейший частный жертвователь, П. А. Демидов, передал на учреждение Родильного института при Воспитательном доме 200 тысяч рублей. Бецкой лично внёс 162995 рублей.

Демидов здесь живёт, Кой милосердия пример даёт, Свидетель в том — Несчастный дом. — Московские ведомости, 1772, «Вывеска к жилищу Прокофия Акинфиевича Демидова»

План XVIII века, с не реализованным тогда восточным корпусом

По проекту, составленному Карлом Бланком при участии Ю. М. Фельтена, вдоль берега реки Москвы должны были быть выстроены три замкнутых корпуса-каре с обширными внутренними дворами: западный для мальчиков, восточный для девочек, и соединяющий их центральный (корделож, фр. corps de logis). Торжественная закладка состоялась 21 апреля 1764.

Екатерина II, императрица и самодержица всероссийская, для сохранения жизни и воспитания в пользу общества в бедности рожденных младенцев, а притом и в прибежище сирых и неимущих родильниц, повелела соорудить сие здание, которое заложено 1764 г. апреля 21-го дня — Закладная доска Воспитательного дома

Опекунский Совет на Солянке

Западное каре было завершено в 1767, главный корпус — в 1771—1781. В 1795—1797 был замощён проезд по Москворецкой набережной, в 1801—1806 устроена её пологая гранитная облицовка. Помимо основного здания, Воспитательный дом прирастал административными зданиями по Солянке. Пост главного архитектора в конце XVIII века перешёл к династии Жилярди — вначале к И. Д. Жилярди, а с 1817 года — к его более известному сыну, Доменико (Дементию Ивановичу), который совместно с А. Г. Григорьевым выстроил украшение Солянки — здание Опекунского совета. В комплекс Воспитательного дома также входит бывшее Николаевское сиротское училище и въездные ворота с Солянки со скульптурами И. П. Витали.

При пожаре 1812 года Воспитательный дом оказался практически в центре огня — к западу и северу полностью выгорел Китай-город, к востоку — Яузская часть города. Сам же главный корпус отстояли от пожара служители, оставшиеся в оккупированной Москве под руководством И. А. Тутолмина (1752—1815) для ухода за сиротами (их оставалось около 600 человек, общая численность находящихся в доме людей с учётом персонала составляла 1125 человек) и оставленными в здании ранеными. По французским источникам, Тутолмину также помогали 13 французских жандармов; уходя из города, Наполеон передал на попечение Тутолмина французских раненых и больных в количестве около 3000 человек, из которых около 2000 умерли. Трупы хоронили у Китайгородской стены, кидали в колодцы.

Сей памятник воздвигнули ему супруга, его благодарные подчинённые и те из посторонних лиц, которые в 1812 году пользовались его попечением и спасены от гладной и насильственной смерти. Во время неприятельского вторжения 1812 года, среди пожаров, грабежей и убийств, сохранил он человеколюбивое заведение воспитательный дом с питомцами и служащими; при оном давал в нём пристанище несчастным жителям столицы и с ними разделял последнюю свою пищу — Надгробие И. А. Тутолмина, 1815

В октябре 1826 года Николай I передал Московскому Воспитательному Дому каменные корпуса, оставшиеся после пожара 1812 года от бывшего Слободского дворца на Яузе. Здания эти к 1830 году были перестроены известным московским архитектором Д. И. Жилярди, с прикупкой части смежной земли у соседних владельцев, для Ремесленного учебного заведения Императорского Московского Воспитательного Дома — в будущем Императорского Московского технического училища.

После революции 1917 года приют был ликвидирован, а здания Воспитательного дома заняты профсоюзными учреждениями. В 1920-е гг. были перепланированы помещения главного здания. Тогда же по проекту архитектора И. А. Иванова-Шица вокруг владения была возведена новая ограда.

В начале 1950-х годов над зданием Воспитательного дома нависла угроза уничтожения. Старые архитекторы рассказывают, что Сталин планировал построить на этом месте ещё одно высотное здание. Предположительно, архитектор И. И. Ловейко добился того, чтобы вместо новой высотки был построен второй корпус каре по первоначальному проекту. В 1960-х годах Ловейко завершил этот проект. Возведенный второй «квадрат» в целом повторяет основные формы оригинала.

  • Воспитательный дом. 1820-е годы. ГНИМА.

  • Воспитательный дом. Генеральный план. Нач. XX в. РГАДА.

  • Воспитательный дом. Главный корпус. Фасад и разрез. Поэтажные планы. XVIII век. РГАДА.

  • Воспитательный дом. План местности. 1800-е годы. РГАДА.

История деятельности

Одним из первых российских высочайших правовых актов, посвященных государственной заботе о незаконнорождённых детях, был указ Петра I от 31 января 1712 года «Об учреждении во всех губерниях гошпиталей». Указ предписывал «учинить… прием незазрительной и прокормление младенцам, которые не от законных жен рождены, дабы вящего греха не делали, сиречь убивства».

4 ноября 1715 года Петром I был издан указ «О сделании в городах при церквах гошпиталей для приему и содержания незаконнорождаемых детей». Согласно указу, следовало «в Москве и других городах… сделать гошпитали», «изобрать искусных жен для сохранения зазорных младенцов, которых жены и девки рождают беззаконно». В обоих указах содержалась ссылка на опыт новгородского архиерея Иова (основавшего в 1706 году первый в России воспитательный дом — приют для подкидышей и незаконнорождённых, созданный в упразднённом монастыре).

В самый день закладки в ещё не построенный Воспитательный дом (учреждённый 1 сентября 1763 года) принесли 19 младенцев; первые двое, нареченные в честь высочайших покровителей Екатериной и Павлом, вскоре умерли. Проблемы с поиском кормилиц для новорожденных заставили администрацию пристраивать их на время в приёмные семьи. Сократить детскую смертность это не помогло — из 40669 младенцев, принятых в 1764—1797 годах, умерли 35309 (87 %, Волкевич, гл. II), так как большинство детей, попадавших в Воспитательный дом, были тяжело больны.

С самого основания Воспитательного дома важное значение придавалось медицинским аспектам деятельности учреждения. Согласно Генеральному плану «О начальниках и служителях Воспитательного дома», в Воспитательном доме предусматривался штат медицинских работников, состоящий из докторов, лекарей и повивальных бабок. Таким образом, Императорский Московский воспитательный дом по праву можно считать колыбелью российской педиатрии.

Воспитательный дом управлялся Опекунским советом и финансировался частными пожертвованиями (в том числе от имени монархов и великих князей) и налогами — четвертью сбора с публичных позорищ и особым налогом на клеймение карт. Все игральные карты, продаваемые в России, облагались налогом в пять копеек с колоды российского производства и десять — с заграничных, принося 21 тысячу рублей в 1796 и 140 тысяч в 1803. С 1819 до 1917 Воспитательный дом обладал монополией на производство карт, которые выпускала только принадлежавшая ему Александровская мануфактура в Петербурге.

С 1772 Опекунский совет также управлял банковскими учреждениями — Ссудной, Сохранной и Вдовьей казнами, ставшими в XIX веке основным источником дохода. В том же году на средства П. А. Демидова было открыто Демидовское коммерческое училище и театральная студия антрепренёра Медокса. Дети до 11 лет обучались письменности и основам ремёсел в стенах учреждения, а с 1774 отдавались в обучение на сторонних фабриках и мастерских. Одарённые воспитанники посылались для продолжения образования в МГУ, Академию художеств, а 180 человек были отправлены для обучения в Европу. Большинство же выпускников не имело таких привилегий — им давали одежду, один рубль денег, и паспорт свободного человека, разрешающий вступать в купечество и открывать собственные предприятия.

В 1770 году опять же по инициативе Ивана Ивановича Бецкого по образцу Московского воспитательного дома был создан Петербургский Воспитательный дом.

В 1797 году император Павел I, после смерти Бецкого, передал управление благотворительными учреждениями императрице Марии Фёдоровне, которая в течение десятилетий реорганизовала всю систему общественного призрения (в её память она до 1917 называлась Ведомство учреждений императрицы Марии). В её управление удалось снизить детскую смертность — через ограничение приёма младенцев и передачу их на воспитание в приёмные семьи. Годовой оборот банковских операций ведомства к 1826 достиг 359 миллионов рублей.

По данным проф. В. Ю. Альбицкого, на основании ряда источников, в одном из зданий московского Императорского воспитательного дома в 1799 году была организована Окружная больница «для служителей и питомцев» с родильным госпиталем и отделением для больных детей; по мнению автора, «по существу, это был первый педиатрический стационар в России» (традиционно первой в России педиатрической больницей считается Инфекционная больница № 18 имени Н. Ф. Филатова, которая была открыта 31 декабря 1834 года, недалеко от Аларчина моста в Санкт-Петербурге.

Московский Воспитательный дом. Фото 1883 год

В стенах Дома обучались «..бухгалтерии, аптекарской и хирургической науке, мастерствам столярному, слесарному, каретном, кузнечному, седельному, портному, башмачному, оловянному, медному, золотому и серебряному, инструментальному, типографскому, переплётному, хлебному, токарному, часовому, гравировальному, перчаточному, галантерейному по контрактам и по разным на домашних фабриках….мужеска пола 257 человек» (Волкевич, гл. II).

От ремесленного образования Воспитательный дом постепенно перешёл к образованию общему, классическому;с 1807 года в его стенах были открыты Латинские классы, готовившие воспитанников, прежде всего, — к поступлению в Медико-хирургическую академию. Эти классы впоследствии были преобразованы в две параллельные десятилетние гимназии. Воспитанники, не имевшие способности к медицине, поступали в университет. Были открыты Повивальный институт (1800) и курсы для подготовки к поступлению на медицинский факультет Московского университета, а также Французские классы для будущих гувернанток. Те, кто не оканчивал курса в классических классах в фельдшера при Военном госпитале, в садовники — в Никитский сад, в земледельческую школу и в ремесленное учебное заведение (ныне — МГТУ им. Н. Э. Баумана).

В XIX веке на территории Воспитательного дома жили и работали до 8 тысяч человек. Посетив Москву незадолго до смерти, Мария Фёдоровна застала Воспитательный дом перенаселённым и повелела

Во-первых, хочу я учредить вне Воспитательного Дома большие мастерские для разных ремёсел, со спальнями, со столовою и прочими потребностями, и переместить туда из Воспитательного Дома всех ремесленных воспитанников, умножив их число до 300, с тем, чтобы уже впредь не отдавать питомцев в ученье к вольным мастерам, где они лишены надлежащего за их нравственностью надзора. Очистив чрез такое перемещение ремесленных воспитанников нарочитое число отделений, в Воспитательном Доме можно будет увеличить классы воспитанниц, ныне под названием французских существующих, следовательно умножить число выпускаемых наставниц. Сверх того, полагаю я учредить два особенные отделения одно воспитанниц, приуготовляемых к званию учительниц музыки и рисования и всяких женских рукоделий, а другое воспитанников, назначаемых в учители рисования, чистописания и музык, то есть игре на фортепьяно, да особенный класс для обучения некоторого числа воспитанников архитектуре и каменных дел мастерству, с потребными для сего науками, с тем, чтобы они потом упражняемы были в практике под руководством архитектора Воспитательного Дома… — распоряжение от 5 октября 1826

Московский Николаевский сиротский институт

Основная статья: Московский Николаевский сиротский институт

В 1837 году, после смерти Марии Фёдоровны, все эти «классы» были ликвидированы, а освободившиеся обширные помещения были отданы под Николаевский институт для штаб и обер-офицерских сирот, которых оказалось много после холерных эпидемий. Николаевский институт постепенно занял почти все помещения; Воспитательному дому, ставшему с 1837 года «временной станцией для грудных детей», остался лишь 5-й этаж.

После Октябрьской революции был упразднен и переименован во Дворец труда. Его здания занимали профсоюзы, одновременно тут располагались Дом охраны младенца и Институт акушерства, которые в 1922 году были объединены в Институт педиатрии, ставшим впоследствии НИИ педиатрии, находившийся здесь до 1962 года. В 1938-м здесь поселилась Военная академия, затем — Военная академия ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого (Академия РВСН), которой постепенно отошла вся территория.

Новейшая история

Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин в интервью «Российской газете» 24 августа 2009 г. предложил разместить в здании Воспитательного дома Парламентский центр для обеих палат Федерального Собрания РФ: Совета Федерации и Государственной Думы. Инициатива эта развития не получила. После вывода в 2016 году Академии РВСН ансамбль пустует. НО НАХОДИТСЯ ПОД УСИЛЕННОЙ ОХРАНОЙ! Любое незаконное проникновение на его территорию влечёт за собой ответственность по Статье 215.4. Незаконное проникновение на охраняемый объект наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок. В феврале 2017 года передан из федеральной собственности в московскую, охранное обязательство собственника или иного законного владельца ОКН утверждено приказом Департамента культурного наследия. В мае 2017 года Москомархитектура представила концепцию «приспособления» памятника под апартаменты и гостиницу для последующей продажи инвестору. Возражения градозащиты вызвал критичный пункт концепции — возможность светопрозрачного перекрытия западного (исторического) каре. В июле 2017 года ансамбль выставлен на торги. 29 сентября в главном корпусе произошел пожар, затронувший чердачные помещения. Интерьеры Воспитательного дома долгое время были недоступны для осмотра, почти такими остаются они и сегодня. В октябре 2017 г., по сообщению пресс-службы департамента Москвы по конкурентной политике, конкурс по продаже 33 зданий, в том числе Воспитательного дома, на Москворецкой набережной (11 га между Москворецкой набережной, ул. Солянка и Устьинским проездом) выиграло ООО «Горкапстрой-гарант». По некоторым данным, «Горкапстрой-гарант» действует в интересах структур владельца Volga Group Геннадия Тимченко. В марте 2018 года в Департамент культурного наследия города Москвы поступила заявка на выдачу задания на разработку проектной документации по реставрации ансамбля Воспитательного дома. Летом 2018 года новым владельцем девелоперской компании «Горкапстрой-гарант» стал бывший топ-менеджер «Главстроя» Артур Маркарян.

> См. также

  • Воспитательные дома
  • Медаль «Для воспитательного дома»

Примечания

  1. Последнюю сменило Федеральное агентство научных организаций (ФАНО России).
  2. В статье Васькин А. А. Как москвичи в 1812 году Воспитательный дом отстояли // Московский журнал. — 2012. — № 4. — С. 6—15. — ISSN 0868-7110. приводятся иные данные: «Согласно ведомости, представленной Тутолминым Наполеону, на 6 сентября в Воспитательном доме находилось грудных детей обоего пола 275 человек, от года до 12 лет здоровых — 207 и от года до 18 лет больных — 104 человека… Ознакомившись со списком детей… Наполеон с весьма двусмысленной улыбкой заметил, что всех взрослых девиц успели эвакуировать».
  3. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 24 сентября 2015. Архивировано 25 сентября 2015 года. В. Ю. Альбицкий, А. А. Баранов, С. А. Шер. ИМПЕРАТОРСКИЙ МОСКОВСКИЙ ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ДОМ (1763—1813 — первые 50 лет в истории Научного центра здоровья детей РАМН). Москва, Союз педиатров России, 2009. — 80 с.
  4. Длугач В. Л., Португалов П. А. Осмотр Москвы. Путеводитель. — 2-е. — М.: Московский рабочий, 1938. — С. 36. — 267 с.
  5. Пётр I. Об учреждении во всех губерниях гошпиталей // Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. — Т. IV. 1700—1712. № 2477. — С. 791.
  6. Незазрительной — анонимный.
  7. Пётр I. О сделании в городах при церквах гошпиталей для приему и содержания незаконнорождаемых детей // Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. — Т. V. 1713—1719. № 2953. — С. 181.
  8. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 154. Жалованные грамоты. Оп. 2. Кн. 2. С. 11-12. Копия; Полное собрание законов Российской империи. — Спб., 1830. — Т. 16, № 11908. — С. 353—354.
  9. https://web.archive.org/web/20130421100113/http://medvestnik.ru/archive/2008/31/pdf/1573.pdf
  10. Павел I. О принятии главного начальства над воспитательными домами в обеих столицах императрице Марии Федоровне // Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. — Т. XXIV, с 6 ноября 1796 по 1798, № 17952. — С. 604.
  11. А. А. Баранов, В. Ю. Альбицкий, С. Р. Долгова, С. А. Шер. От Императорского Московского воспитательного дома до Научного центра здоровья детей Российской академии медицинских наук. — М.: Союз педиатров России, 2008. — 32 с.
  12. Материалы для истории Императорского воспитательного дома. — М.: Типография Семена, 1863. — 113 с.
  13. Миллер Н. Ф. Из прошлого Московского воспитательного дома. — М.: Типография А. И. Мамонтова, 1893. — 75 с.
  14. Фабрика ангелов Архивная копия от 10 июня 2013 на Wayback Machine
  15. Первой детской клинике в России сегодня исполнилось170 лет
  16. Первая в России детская больница. Филатовская больница
  17. Формирование клинических центров.
  18. 1 2 3 Воспитательный дом Москворецкая наб., 9, стр. 1 — 8. Красная книга Архнадзора: электронный каталог объектов недвижимого культурного наследия Москвы, находящихся под угрозой.
  19. С 15 сентября 1780 года должность получила название Обер-директор. Но уже в 1798 году было возвращено прежнее наименование.
  20. С мая 1857 года вместо Главного надзирателя в штате появилась должность Директора.
  21. Умер в Калуге, в чине действительного статского советника, 19 января 1887 года. Ему принадлежит авторство пособия: Институций Юстиниановых&f=false Сокращение институций юстиниановых в вопросах и ответах, или Приуготовительное испытание в основаниях римскаго права. — Москва : В Университетской типографии, 1824.
  22. Любовь Пятилетова. Москва! Как много в этом плане!. Российская газета (24 августа 2009). Дата обращения 13 августа 2010.
  23. Минобороны передало Москве здания академии РВСН в центре города. ИА RNS (01.02.2017).
  24. Департамент культурного наследия города Москвы. Приказ Департамента культурного наследия города Москвы от 14 февраля 2017 г. № 100 «Об утверждении охранного обязательства собственника или иного законного владельца объекта культурного наследия федерального значения «Воспитательный дом, 1764-1770 гг., арх. К.И.Бланк» (Корпус западный — «Квадрат»; Флигель (лазарет); Главный корпус; Корпус въездной восточный; Корпус въездной западный; Ограда с воротами и четырьмя пилонами-сторожками; «Лабазы», XVII в.). «Дом, конец XVIII в.» («Окружное строение») по адресу: г. Москва, Китайгородский пр., д. 9, стр. 1, 2, 4,11, 12, 25, 26, 27, 28; Москворецкая наб., д. 7, стр. 1; Устьинский пр., д. 2/14, стр. 1″. официальный сайт мэра Москвы (14.02.2017).
  25. 1 2 Архсовет одобрил концепцию развития Военной Академии на Москворецкой набережной (31.05.2017).
  26. Ирина Мак. Воспитание инвестора. The Art Newspaper Russia (03.10.2017).
  27. Власти Москвы выставили на продажу 33 здания рядом с Кремлем. РБК (27.07.2017).
  28. Какие здания у Кремля может купить Геннадий Тимченко. Ведомости (03.10.2017).
  29. Пожар в здании на Москворецкой набережной в центре Москвы ликвидирован. Москва24 (29.09.2017).
  30. Александр Фролов. Воспитательный дом, которого никто не видит. официальный сайт Архнадзора (06.10.2017).
  31. 1 2 Власти Москвы официально назвали компанию, купившую квартал рядом с «Зарядьем», Ведомости (26.10.2017).
  32. Департамент культурного наследия города Москвы. Собственник готов отреставрировать Воспитательный дом, официальный сайт мэра Москвы (23.03.2018).
  33. Екатерина Геращенко, Халиль Аминов. . Коммерсант.ru (25.07.2018).

Биография Доменико Жилярди

Архитекторы из рода Жилярди в течение длительного времени жили и работали в России, состояли на государственной службе, строили по заказам частных лиц. Большой известностью пользовался в Москве архитектор Иван Дементьевич Жилярди. 4 июня 1785 года в Монтаньоле у него родился старший сын, получивший имя Доменико. В 1796 году в одиннадцатилетнем возрасте мальчик вместе с матерью впервые приехал к отцу в Россию. Здесь его стали звать Дементий Иванович.

Несмотря на окружение, в котором рос Доменико, архитектура не сразу увлекла его. Он мечтал стать художником-пейзажистом. В 1799 году, когда мальчику исполнилось четырнадцать лет, отец отправил его в Петербург к художнику Феррари учиться рисованию и живописи. Вскоре Доменико перешел в мастерскую Порто, а в 1800 году — к историческому живописцу Карло Скотти, у которого обучался в течение трех лет.

В это время он получает при содействии вдовствующей императрицы Марии Федоровны государственную стипендию, с увлечением занимается искусством, иногда посылает отцу свои рисунки. Отец продолжает следить за успехами сына. Непривычный для южанина петербургский климат юноша переносит с трудом. В одном из писем к родным в Швейцарию отец сообщает, что Доменико был при смерти, и мечтает о тепле юга для сына, скорбит о смерти младших, родившихся в Москве детей.

По-видимому, в конце 1803 года Жилярди направляют в качестве государственного стипендиата в Италию для продолжения занятий живописью в Миланской Академии искусств, куда он, после краткого пребывания в Монтаньоле, прибыл летом 1804 года. Первые месяцы Доменико усиленно занимается живописью. Но художником он все же не стал. Критический анализ своих способностей и возможностей, советы профессоров, раздумье о своей будущей деятельности в России заставили его отказаться от живописи и привели к архитектуре, которая, как и показала его творческая судьба, больше отвечала особенностям его дарования. От увлечения живописью, пейзажем осталось отличавшие все творчество Жилярди понимание значения окружающей среды, природы, усиливающее эмоциональное воздействие создаваемых зодчим произведений, тонко продуманное сочетание архитектуры с особенностями ландшафта, городской или усадебной планировки.

После окончания в 1806 году Миланской Академии Жилярди около четырех лет посвятил совершенствованию своих знаний, изучая искусство и архитектуру городов Италии — Рима, Флоренции, Венеции. В июне 1810 года он вернулся в Россию, а в январе 1811 года был определен помощником отца в ведомство Московского Воспитательного дома, с которым и был связан всю свою последующую архитектурную практику.

Здание Московского университета

В августе 1812 года, когда войска Наполеона подходили к Москве, Жилярди, вместе с другим помощником архитектора Воспитательного дома Афанасием Григорьевичем Григорьевым и вслед за населением, покидавшим город, выезжает в Казань. Но поздней осенью они возвращаются в Москву.

Первые годы после Отечественной войны были заполнены работами по приведению в порядок зданий Воспитательного дома, проектированию вместе с отцом новой аптеки и лаборатории Дома. С 1813 года Жилярди состоит в Экспедиции кремлевских строений, где принимает участие в работах по восстановлению пострадавших сооружений Кремля, в частности, звонницы и колокольни Ивана Великого.

В восстановлении здания Московского университета (1817-1819), пострадавшего от пожара, в полной мере проявилось творческое дарование Жилярди. Здесь он выступает как градостроитель, учитывавший местоположение сооружения в ансамбле центра Москвы, как художник, как конструктор и, наконец, как организатор, за два года осуществивший столь крупное строительство.

Усадьба князей Голицыных

Под руководством Жилярди были проведены большие строительные работы. Без изменений остались лишь объем здания, планировка основных залов и обработка стены дворового фасада. Учитывая градостроительную роль университета, Жилярди внес значительные изменения в решение главного фасада, он придал ему более торжественный, полный героического пафоса облик. Архитектор пошел по пути укрупнения масштаба основных членений и деталей здания. В обновленном облике сооружения зодчий стремился подчеркнуть идею торжества наук и искусств, достигнуть органического сочетания архитектуры, скульптуры и живописи.

В июле 1817 года Жилярди-старший, проработавший в России двадцать восемь лет, уволился «в чужие край впредь до выздоровления», а в марте 1818 года «за старостью и слабостью» был уволен совсем. После его отъезда должность архитектора Воспитательного дома занял его сын.

В 1818 году Жилярди поручают перестройку Вдовьего дома в Кудрине и здания Екатерининского училища на Екатерининской площади. Перестраивая здание Екатерининского училища, расположенного в глубине участка, Жилярди «прикрыл» его измельченный фасад монументальным десятиколонным портиком, поднятым на высокую аркаду нижнего этажа. При капитальной реконструкции и расширении здания, осуществленными Жилярди в 1826-1827 годах, были пристроены сильно вынесенные вперед крылья, образовавшие глубокий парадный двор.

Вдовий дом

История жизни Доменико Жилярди

Одной из значительных работ Жилярди, осуществленной им в 1814-1822 годах, была перестройка усадьбы П.М. Лунина у Никитских ворот. Жилярди создает при перестройке новую композицию усадьбы главный дом он «поворачивает» на линию улицы своим основным фасадом путем пристройки к торцу существовавшего дома нового корпуса.

Усадьба Луниных

Композицию фасада главного корпуса Жилярди построил на контрастном сопоставлении с фасадом флигеля. Пространственному решению флигеля противопоставлена подчеркнутая цельность и монолитность объема главного корпуса. Однако при всем различии фасадов оба здания объединены в единую композицию. Это достигается горизонтальным строем общей композиции фасадов, в том числе и колоннад.

Храм Большое Вознесение у Никитских ВоротМузей А.С. Пушкина

Внутренняя планировка главного корпуса характерна для жилых домов дворцового типа с анфиладой парадных помещений в бельэтаже, подсобными помещениями в первом этаже и жилыми комнатами — в верхнем. Особой красотой и парадностью отличается большой танцевальный зал, соединяющий анфилады комнат, идущие по продольной и поперечной осям дома. Его полуциркульный свод, расписанный гризайлью, и обработка торцевых стен полуциркульными арками с парными ионическими колоннами свидетельствуют о неизменном влечении Жилярди к подобной композиции залов.

Фасад главного дома Луниных с коринфской колоннадой-лоджией в 1832 году был опубликован в «Альбоме Комиссии для строений в Москве» и своей необычной для жилых домов композицией стал образцом для подражания в застройке послепожарной Москвы.

Строительство здания Опекунского совета Воспитательного дома (1823-1826) стало в творчестве Жилярди своеобразным этапом, имевшим большое значение для его творческой деятельности на ближайшие годы. Этому немало способствовало то обстоятельство, что Опекунский совет — единственное крупное общественное сооружение в практике Жилярди, где он не был связан с необходимостью использования полностью или частично старых построек и мог более полно осуществить свои идеи.

Воспитательный дом в Москве

Занявшее основное место в застройке Солянки, рассчитанное на градостроительный эффект, здание Совета воспринимается при фронтальном обозрении как традиционная классическая система кубических объемов, но это не соответствует действительным очертаниям корпусов, уходящих в глубь двора. Функциональное назначение здания вошло в противоречие с логикой построения архитектурной формы, что в силу ограниченности художественных приемов архитектуры классицизма не мог преодолеть Жилярди.

Интересным было цветовое решение интерьера здания Совета. Изысканностью колорита отличалось убранство зала Присутствия, стены которого были обтянуты шелковой тканью с золоченым багетом по краям, лопатки облицованы искусственным мрамором, на окнах белые штофные занавеси. Своды остальных залов также были расписаны, стены окрашены зеленым или желтым кроном, стены и свод парадной лестницы расписаны.

Так же как в перестройке Вдовьего дома и Екатерининского училища, в постройке здания Опекунского совета значительной была роль Афанасия Григорьева. Воспитанник Ивана Жилярди, крепостной по происхождению, лишь в возрасте двадцати двух лет получивший вольную, Григорьев был близок семье Жилярди.

Дом А.П. Хрущева — Селезневых

Одновременно со зданием Опекунского совета Жилярди строит одно из самых совершенных своих произведений — дом князя С.С. Гагарина на Поварской улице. Особенностью внешнего облика этого здания является то, что ведущим художественным приемом в решении фасада зодчий делает не традиционный колонный портик, а арочное окно с широким архивольтом и двухколонной вставкой, несущей антаблемент. Три таких окна занимают все пространство центрального выступа главного фасада. Арки заглублены в стену, что, усиливая игру светотени, способствует выявлению архитектурных и скульптурных элементов композиции.

Здание расположено с отступом от красной линии, перед небольшим парадным двором, что выделяет его в ряду застройки улицы. В организации внутреннего пространства здания Жилярди обращается к контрастным приемам из низкого вестибюля с четырьмя парными дорическими колоннами, несущими балки перекрытия, неширокая, расходящаяся по двум сторонам лестница ведет в торжественную обходную галерею, перекрытую, подобно Опекунскому совету, высокими парусными сводами со световым фонариком в центре. Великолепно разработанные арки со скульптурной группой Аполлона и муз на антаблементе занимают стены с четырех сторон галереи.

Усадьба князя С.С. Гагарина (Поварская, дом № 25)

Созданные почти одновременно интерьеры Опекунского совета и дома Гагарина — одни из лучших в творчестве Жилярди.

Одновременно Жилярди строит и в Подмосковье. Самые известные его загородные постройки — в Кузьминках, подмосковной усадьбе князей Голицыных.

Основное значение в открывающейся панораме имеет Музыкальный павильон Конного двора, созданный в 1820-1823 годах. Конный двор расположен на противоположном берегу верхнего пруда, справа от главного дома, и хорошо виден с дальних и ближних точек зрения. Комплекс построек, образующих конный двор, представляет собой в плане замкнутое каре. Главный фасад, протянувшийся вдоль пруда, состоит из двух жилых флигелей, соединенных низкой каменной оградой с Музыкальным павильоном в центре. За ним скрывается собственно конный двор с расположенными вокруг него в форме буквы «П» центральным зданием конюшни и хозяйственными постройками.

Музыкальный павильон конного двора

Музыкальный павильон был намеренно построен из дерева, что сообщало ему высокие акустические качества. Его монументальность носила декоративный характер, в чем проявилась общая тенденция развития архитектуры позднего классицизма.

В усадьбе Кузьминки Жилярди, благодаря своему тонкому пониманию особенностей русской классической архитектуры, русской природы, продолжил и поднял на новую высоту начатое архитекторами предшествующего поколения.

Дементий Иванович проработал в Кузьминках до 1832 года, когда в связи с болезнью и отъездом из России все дела были переданы работавшему вместе с ним Александру Осиповичу Жилярди.

В октябре 1826 года сразу же после окончания строительства Опекунского совета Жилярди приступил к перестройке Слободского дворца в Лефортове. Этот дворец был передан ведомству Воспитательного дома для размещения в нем ремесленных учебных мастерских и богадельни Воспитательного дома. Для перестройки сгоревшего здания дворца была создана Строительная комиссия, и Жилярди было поручено возглавить строительные работы.

Слободской дворец

Учитывая большой объем работ, в июле 1827 года Жилярди подал в Строительную комиссию рапорт «О представлении ему двух знающих помощников к производству работ». По собственному его выбору старшим помощником Жилярди был назначен Григорьев. В самый разгар строительства, в ноябре 1828 года, Жилярди в связи с плохим состоянием здоровья получает разрешение Опекунского совета об отпуске и уезжает в Италию. Все строительные работы по ведомству Воспитательного дома, в том числе и по Слободскому дворцу, Опекунский совет возложил на Григорьева. Только в сентябре 1829 года, пробыв в отпуске восемь месяцев, Жилярди возвращается в Москву и приступает к исполнению своих обязанностей.

Здание получило строгий облик, соответствующий назначению сооружения, и монументальность, отвечающую масштабу застройки дворцового района Лефортова. Жилярди, со свойственным для московской архитектурной школы объемным пониманием архитектуры, подчинил сильно вытянутое здание единому пространственному решению и вместе с тем выделил его объемы для придания большего единства всей композиции центральный и боковые корпуса одинаковой высоты в три этажа и более низкие двухэтажные галереи.

В 1829-1831 годах Жилярди строит городскую усадьбу Усачевых на Земляном валу близ Яузы. Это стало своеобразным итогом деятельности Жилярди, обобщением накопленного опыта предшествующих работ, показало высокий уровень профессионального мастерства зодчего, творившего в соответствии со стилистическими, градостроительными и социальными требованиями эпохи. «Фасадное» решение дома с улицы противопоставлено совершенно иному характеру дворового фасада, в котором выявлена конструкция здания — его этажи, лестничная клетка, плоскости стен с однообразными оконными проемами. Рационально решена внутренняя планировка здания с сохранением парадной анфилады вдоль главного фасада и отделенными от нее продольным коридором, обращенными во двор небольшими комнатами. Большое значение в ансамбле придано парку, композиция которого была построена на сочетании регулярной и пейзажной планировки, на связи с архитектурой садового фасада дома, павильонов, беседок и на раскрытии видовых панорам города. Связь дома с парком Жилярди осуществил с помощью пандуса, идущего от второго, парадного этажа.

Усадьба Усачёвых-Найдёновых

В 1832 году, в год отъезда из России на родину в Швейцарию, Жилярди создает проект своего последнего сооружения в России — мавзолея в Отраде. Для мавзолея зодчий нашел ясное и спокойное решение, то сочетание торжественности и интимности, которое отвечает назначению этого сооружения.

Жилярди передавал свои знания многочисленным ученикам и помощникам. С 1816 года учеником Жилярди был ставший позже академиком М.Д. Быковский; на его постройках обучался Е.Д. Тюрин; с четырнадцатилетнего возраста учился у него его двоюродный брат А.О. Жилярди — помощник во многих его постройках; учились братья Ольделли из Тессинского кантона Швейцарии; его учениками с малолетства становились крепостные князей Гагариных, Голицыных и др. Он передавал им свой практический опыт и теоретические познания, подготавливая профессионально грамотных строителей.

Мавзолей в Отраде

Отход Жилярди от активной деятельности обозначился довольно четко. Он совпал со временем правления Николая I, с изменением идеалов в области архитектуры. Хуже стало и со здоровьем. В одном из писем он сетовал «Был бы я совершенно здоров, то я не называл бы это жертвой, но так как я чувствую себя очень плохо, то могу только жаловаться на свою судьбу…» Угнетенное состояние, плохое здоровье, длительное вдовство, возможно, тоска по единственной дочери, воспитывавшейся в Швейцарии, побудили принять решение об отъезде, и в 1832 году он уезжает.

Творческий путь его был закончен. На родине в Монтаньоле он построил только одну часовню, придав ей, как бы в память о Москве, формы московского классицизма. Она стоит на дороге от «Золотого холма» близ Монтаньолы, где было его поместье, в монастырь Сан-Аббондио, на кладбище которого через двенадцать лет зодчий был похоронен рядом со своей дочерью Франческой.

Остаток своей жизни Жилярди проводил в своем поместье в Швейцарии, на зиму уезжая в Милан. 5 марта 1833 года его избрали членом-корреспондентом той самой Миланской Академии искусств, где тридцать лет назад он изучал ставшее для него дорогим искусство архитектуры.

Умер Жилярди 26 февраля 1845 года в Милане.

Опекунский совет

Ансамбль зданий Опекунского совета на Солянке – один из лучших образцов московского ампира — был построен в 1823-1826 годах по проекту архитекторов Доменико Жилярди и А.Г. Григорьева.

Первоначально ансамбль состоял из главного дома и двух симметрично расположенных флигелей, которые торцами выходили на красную линию улицы Солянка. Между домом и флигелями располагалась ограда с двумя парадными воротами, пилоны которых украшали фигуры львов. За домом, в глубине двора, располагались хозяйственные постройки. Во второй половине 1840-х годов архитектор М.Д. Быковский объединил встройками главный дом и боковые флигеля и частично изменил архитектуру фасадов и оформление интерьеров здания.

Главный фасад здания Опекунского совета выделен торжественным восьмиколонным портиком ионического ордера; портик, опирающийся на аркаду, высоко поднят, к нему ведет парадная лестница. Изначально лестницу украшали две большие скульптурные фигуры, утраченные, вероятно, при перестройке 1840-х гг. Здание увенчано куполом на широком барабане с полуциркульными окнами, оформленными барельефами с изображением парящих слав. На фасадной стене за колоннадой портика помещен фриз с изображением играющих детей, выполненный известным мастером И.П. Витали.

Оформление парадных интерьеров здания отличается лаконизмом, утонченностью и, вместе с тем, создает торжественный образ общественного значимого учреждения, каким был Опекунский совет. Главный парадный зал – зал заседаний Совета – перекрыт высоким цилиндрическим сводом и украшен потолочной росписью, выполненной художником П.Руджио. Все помещения центральной части здания перекрыты сводами — перекрытия были сделаны каменными, а не деревянными, что бы защитить хранящиеся здесь денежные сбережения и ценные бумаги в случае пожара.

Опекунский Совет был учрежден в 1763 году как орган управления благотворительными заведениями Российской Империи, в первую очередь Воспитательными домами в Москве и Петербурге (поэтому неслучайно здание московского Опекунского совета было построено рядом с владением Воспитательного дома). Первоначально существовало два Совета – в Петербурге и в Москве. С 1797 года оба совета были переданы под попечительство императрицы Марии Федоровны (супруги Павла I). В 1828 году оба совета были переданы в ведение IV Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, которое позже стало именоваться Ведомством учреждений Императрицы Марии. В 1873 году оба Опекунских совета, а также Главный совет женских учебных заведений были объединены в один исполнительный орган – Опекунский совет учреждений Императрицы Марии. Совет ведал не только Воспитательными домами, сиротскими институтами, больницами и другими ведомствами государственного призрения, но распоряжался и финансами – в его ведении находились Ссудная касса, Сохранная и Вдовья казна и др. После февральской революции 1917 года дела Опекунского совета были переданы в новосозданное Министерство государственного призрения, которое в свою очередь было упразднено после прихода к власти большевиков.

В раннесоветские годы в здании московского Опекунского совета размещался Дом труда, в 1944 году оно было передано Академии медицинских наук СССР. Сейчас здание принадлежит Российской академии медицинских наук.

В 2000-х годах была проведена реставрация фасадов здания, в результате которой был восстановлен лепной декор главного фасада — герб с двуглавым орлом во фронтоне, барельефы с изображением парящих слав на куполе, а также надпись «Опекунскiй совѣтъ».

Длинные 140-метровые коридоры со сводчатыми потолками, в которых можно снимать фильмы ужасов или истории про свет в конце туннеля. На огромных немытых окнах еще стоят горшки с засохшими растениями, на стенах еще висят обрывки карт со стрелочками. Туалет только мужской. В саду, как сказали по секрету, закопан бюст Дзержинского. Впервые за восемьдесят лет нога простого смертного не в зеленых штанах ступила в Хогвардс екатерининских времен.

Воспитательный дом на Москворецкой набережнойФото: Евгения ГУСЕВА

А мы-то и не знали, что между Солянкой и Москворецкой набережной есть огромный 11-гектарный кусок запретной территории, щедро заросшей деревьями. Давным-давно, 1 сентября, но только 254 года назад Екатерина Вторая открыла здесь Воспитательный дом. Императрица только вступила на престол и решила убедительно продемонстрировать, что она не Божена Рынска и ей есть дело до простых смертных.

Во дворе Воспитательного дома.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Пока в Европе жили под девизом «дорогие сироты, для вас могилы вырыты», императрица роскошно уважила сирот, подкидышей и беспризорников, отгрохав им суперсовременное жилье в Москве с видом на Кремль. У чугунных ворот имелся первый в мире прообраз бэби-бокса, в саду журчал фонтан, в самом здании имелись две церкви для мальчиков и девочек, современные классы, огромные окна, высокие потолки и толстющие стены в полтора метра. Экономная немка пустила на фундамент и первые этажи стену Белого города.

Остатки роскоши советских времён.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Но и этого мало! Незадолго до открытия заведения императрица собственноручно протолкнула пальцем в унавоженную землю желудь. Это был еще один царский подарок.

В разное время Воспитательный дом был не только Воспитательным домом, но и гостиницей. В свое время здесь бывал император Наполеон, заходил Льюис Кэролл. Но ни мы, ни наши прабабушки сюда доступ не имели. Роскошное место скрывалось за забором и использовалось для нужд военных. В последние годы здесь находилась Военная академия Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого.

Благодаря тому, что на территории обитали военные и медики, исторические здания сохранились в отличном состоянии.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Не так давно в связи с переводом оной в Балашиху территорию открыли. Пока — только для журналистов. В будущем — для всех.

— Комплекс объектов, расположенный вдоль Москворецкой набережной, будет максимально проницаемым для жителей и гостей столицы, — заявил главный архитектор города Сергей Кузнецов.

В переводе это означает, что любой пешеход сможет дойти с Солянки до Москворецкой набережной и увидеть много чудес. И чугунного пеликана, кормящего своей кровью потомство, скульптура которого расположена над входом в главное здание. И кирпичи Белой стены, которым полтысячи лет, и знаменитый дуб, высаженный самой Екатериной. Он жив-здоров и машет листьями. И это не говоря уже о дивных уголках для селфи.

Вид на будущую столичную достопримечательность — парк Зарядье.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Вредные защитники архитектуры, которым вечно все не так, на сей раз не в обиде. Благодаря тому, что на территории обитали военные и медики, исторические здания сохранились в отличном состоянии. Но и от передачи их в частные руки наследие не пострадает. Сейчас все имущество выставили на торги, но продается оно не просто так, а с обременением в виде концепции, разработанной Департаментом культурного наследия и прочими структурами правительства Москвы.

— Вы только представьте, раньше инвестор, получив здание, начинал его портить на свой лад и вкус. Теперь испортить не дадут. Это правильно, такой алгоритм позволит изменить подход в области сохранения объектов наследия, — сказал москвовед Филипп Смирнов.

Москвовед Филипп Смирнов.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Скоро-скоро это место станет не менее модным, чем Малая Бронная. Москва станет больше. Мы вздохнем на 11 гектаров свободнее. А пока — запасаемся попкорном. За такой лакомый кусочек — вангуют сотрудники департамента — битва предстоит жаркая.

Дом, который построила Екатерина II, или Прошлое и будущее зданий на Москворецкой набережной

Учебное заведение для сирот и беспризорных, Николаевский институт для офицерских сирот, Дворец труда, академия ракетных войск — комплекс зданий на Москворецкой набережной сменил много жильцов за два с половиной века. Сейчас в него входят 33 строения, девять из которых являются объектами культурного наследия, еще пять — ценными градоформирующими объектами. Его территория площадью 11 гектаров находится в самом центре города: она ограничена Москва-рекой, Солянкой, Китайгородским проездом, Большим Устьинским мостом и Устьинским проездом.

Последние 80 лет это место было закрыто для гражданских лиц. А в последнее время здания и вовсе пустуют. Сейчас весь комплекс выставлен на открытые торги. Город даже подготовил концепцию развития территории. Будущий владелец должен привести в порядок охранные объекты и приспособить их под современное использование. Так, в сердце Москвы может появиться большой комплекс, включающий гостиницу, апартаменты, развлекательные и торговые учреждения. Но главное — территорию благоустроят и откроют для горожан. Заявочная кампания продлится до 23 октября, а победителя определят 27 октября.

Проект императрицы

Императорский воспитательный дом 1 сентября 1763 года учредила Екатерина II. На тот момент она была на троне всего год, и этот масштабный благотворительный проект можно считать реверансом императрицы в сторону общества.

«В обществе наблюдалось брожение умов: на престол взошла немецкая принцесса, сместившая своего мужа. Екатерине нужно было показать обществу, что она радеет о нем и прекрасно понимает заботы и тревоги населения», — рассказывает главный редактор журнала «Московское наследие» Филипп Смирнов.

Создать воспитательный дом — закрытое учебное заведение для сирот и беспризорных — предложил секретарь императрицы Иван Бецкой. Он же придумал, как финансировать этот благотворительный проект. Конечно, основным источником средств были частные пожертвования. Но далеко не единственным.

Например, опекунский совет воспитательного дома управлял банковскими учреждениями — ссудной, сохранной и вдовьей кассами. Эти организации давали ссуды под проценты, хранили деньги и выручали путешественников. Люди всегда боялись, что их могут обокрасть во время поездки. Тем, кто ехал из Москвы в Петербург и наоборот, опекунский совет воспитательного дома помогал подстраховаться. Путешественник приходил на улицу Солянку в здание совета, сдавал свои 10 рублей (условно) и сверху платил четыре процента. А по приезде в Петербург отдавал вексель и получал назад свои 10 рублей в целости и сохранности. Четыре процента, которые он заплатил сверху, отходили воспитательному дому.

Такое заведение действительно было нужно Москве, проблема сирот и беспризорных была очень серьезной. Уже в день закладки здания в будущее благотворительное заведение принесли 19 младенцев. Нехватка кормилиц для новорожденных заставила администрацию пристраивать детей на время в приемные семьи.

С самого начала руководство придавало большое значение медицинскому аспекту деятельности учреждения. В воспитательном доме был штат медработников, состоящий из докторов, лекарей и повивальных бабок.

Воспитательные дома Екатерины II

В период царствования Екатерины II в государственном масштабе была сделана попытка воспитать «новую породу людей», утвердить систему сословного воспитания. В государственных воспитательных домах давалось «доброе воспитание» в духе «прямых и основательных правил». Таким воспитанием просвещенная императрица пыталась создать третье сословие «образованных людей, которые способны служить отечеству и владеть различными ремеслами». Обоснованием и воплощением идеи «воспитания новой породы людей» занимался Иван Иванович Бецкой (1704— 1795), влиятельный придворный, автор школьной реформы «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества», который ратовал за создание закрытых учебных заведений для детей дворян. По его проектам начали действовать Смольный институт благородных девиц и Сухопутный кадетский корпус, строго сословные учебные заведения.

Только в изолированных от развращенного общества учебных заведениях, считал Бецкой, можно воспитать новых людей, которые смогут «свободно и прилежно заниматься промышленностью, торговлей, ремеслом». Надо создать новое общество образованных дворян, которые будут справедливо управлять государством и гуманно обращаться с крестьянами. Это воспитание «новых отцов и матерей, которые детям своим те же прямые и основательные правила в сердце вселить могли, какие получили они сами, а от них передали б своим детям, и так следуя из родов в роды, в будущие веки».

В юношах следовало воспитывать высокие нравственные начала, вселив в них «страх Божий», возбудить охоту к трудолюбию и страх к праздности, научить пристойному поведению, учтивости, «соболезнованию о бедных».

Чтобы дети не подвергались влиянию общества, предполагалось детей с 2—5 лет и до 18—21 года воспитывать в закрытых учреждениях «без права вернуться к родителям до того времени, пока в их сердце не будет прочно вкроено спасительное добронравие». И задача такого воспитания — дать не узкоспециальное образование, а готовить всесторонне образованных людей. Даже из Сухопутного шляхетского кадетского корпуса должны выходить не столько «искусные офицеры», сколько «знатные граждане». Этот термин не относился к знатности происхождения, так как в корпус принимали не только дворянских детей.

Разрабатывая методы воспитания в этих учебных заведениях, Бецкой подчеркивал необходимость учитывать возраст ребенка, его задатки и способности. Учитель в этих заведениях должен «быть всегда веселу и довольну, петь; смеяться есть прямой способ к произведению людей здоровых, доброго сердца и острого ума». Кроме того, детей «во время гуляния приводить… различным предметам, дабы через то умножить их любопытство».

Вместе с А.А.Барсовым (профессором Московского университета) Бецкой в 1763 г. разрабатывает «Генеральный план Императорского Воспитательного дома». В январе того года Екатерина II утвердила «Генеральный план Императорского Воспитательного дома» в Москве, а в апреле 1764 г. в доме у Варварских ворот начался прием младенцев. Дети были распределены по отделениям, в малолетнем находились малыши до 2 лет. Их кормили и следили за ними няни. Дети от 2 до 7 лет жили отдельно, 7—11 -летние воспитанники учились. В программу обучения входили основы веры, русская грамота, начала арифметики, немного географии, ремесло. В 18—20 лет воспитанники получали вольный паспорт, один рубль и выпускались из дома.

Воспитанники Московского Воспитательного дома должны были разделяться «по их даровитости» «натри разбора»: «Первому состоять из тех, которые очевидно отличатся в науках и художествах, второму и который, конечно, величайшее число заключает из определенных быть ремесленниками и рукодельниками, а третьему, коих понятия тупы, из простых работников». Считалось, что если от природы ребенок не обладает способностями, то никакие старания воспитателей ничего с ним не сделают. Выделив три направления в воспитании (физическое, нравственное и умственное), Бецкой разрабатывает рекомендации по физическому воспитанию. Он подробно останавливается на его особенностях в каждом возрасте, расписывая, какую носить одежду, принимать какую пищу, какие гигиенические правила соблюдать. Отечеству, считал он, нужны здоровые, крепкие и бодрые люди, «способные служить отечеству художниками и ремеслом».

В основе нравственного воспитания, по мнению Бецкого, должна лежать православная вера, чтобы «вселять в юношество страх Божий». И главным в Воспитательном доме должен быть труд, он должен воспитывать ребенка. Сиротам и подкидышам нужно готовиться «служить отечеству делами рук своих», и никогда в Воспитательном доме они не должны быть праздны. С 5 лет следует выполнять «легкую работу», в 7—11 лет — вязать сети, а девочки уметь плести ленты, в 11—14 лет — ткать, стряпать, шить, стирать. В 15—16 лет воспитанники приобретали навыки в ремеслах, для этого при Воспитательном доме создавались специальные мастерские. Питомцы «с природными дарованиями» занимались науками, обучались иностранным языкам, готовились к аптекарскому делу и рисованию.

Наиболее одаренные воспитанники изучали науки и иностранные языки, поступали в Московский университет, а девочки — в мещанское отделение Смольного института благородных девиц. Подготовка ремесленников и торговцев в Воспитательном доме требовала знания географии, обучение родному языку было первостепенным.

Бецкой считал важным давать образование девочкам, так как образованная мать лучше воспитает своих детей, они будут хорошими женами и кормилицами и детей «не помрачат пустыми рассказами, странными повестями о привидениях, о превращениях… Напротив, их разговоры будут подражания достойны, страсти обузданы, обхождение приятно и человеколюбия исполнено».

Воспитательные дома (московский и петербургский) получали от императрицы значительные суммы, а также льготы и привилегии. Так, при основании московского Воспитательного дома от императрицы и наследника поступило 150 тыс. рублей, а также земельный участок для строительства с домами и огородами, мельницей, банями. Из казны на сиротские дома каждой губернии было выделено по 15 тысяч рублей. Любопытен тот факт, что императрица, узнав, что дворянство собирает деньги на сооружение ей памятника, повелела передать все эти средства Приказу общественного призрения.

Воспитательные дома при заключении контрактов освобождались от пошлин, могли покупать и продавать землю и строения, открывать фабрики, заводы, мастерские.

В царствование Екатерины II незаконнорожденные подкидыши до совершеннолетия поступали в Ведомство приказов общественных учреждений, а затем становились вольными. Ранее же, по Соборному Уложению царя Алексея Михайловича, подкидыши становились крепостными.

В 1777 г. Указом Сената Воспитательный дом был открыт в Петербурге. Повелением императрицы все «призреваемые дети… не имея пропитания, присмотра и призрения» зачислялись навсегда в ведомство Воспитательного дома.

Вскоре Воспитательные дома стали создаваться в других крупных городах России. Дети со слабым здоровьем воспитывались в домах, большинство же после кормилицы отдавались в благонадежные семьи, где оставались до 21 года. Плата за содержание и одежду определялась в зависи-мости от возраста. За этими детьми наблюдали окружной врач и надзиратель от воспитательного дома. В доме были мастерские, в которых готовили лекарей, сельских учителей, повивальных бабок, нянь, телеграфистов, объездчиков и шкиперов для торгового флота.

Leave a Comment